Какая безработица была в СССР


Первые же итоги социалистической индустриализации страны, а также перевод распыленного, мелкотоварного крестьянского хозяйства на рельсы крупного социалистического производства в годы первой пятилетки внесли коренные социально-экономические изменения в положение трудящихся города и села. В резолюции объединенного Пленума ЦК и ЦКК ВКП(б), состоявшегося в январе 1933 г., отмечалось: «Неуклонный подъем промышленности и сельского хозяйства в СССР определили два основных факта, коренным образом улучшивших материальное положение трудящихся:

1. Уничтожение безработицы и ликвидация неуверенности в завтрашнем дне среди рабочих.

2. Охват колхозным строительством почти всей бедноты, подрыв на этой основе расслоения крестьянства на имущих и неимущих и уничтожение в связи с этим обнищания и пауперизма в деревне».

Успехи социалистического обобществления всех отраслей народного хозяйства за годы первой пятилетки впервые за всю историю человечества привели к полному и окончательному освобождению трудящихся от эксплуатации. В частном секторе народного хозяйства в 1932 г. оставалось всего лишь 0,8% лиц наемного труда против 16,5% в 1927/28 г. Миллионы батраков и бедняков навсегда освободились от изнурительного труда за нищенскую плату на кулаков.

Историческим достижением первой пятилетки явилась полная ликвидация такого унаследованного от капиталистического прошлого социального варварства и вопиющего экономического расточительства, как массовая безработица.

Методы, пути и средства борьбы с безработицей в СССР коренным образом отличались от мероприятий буржуазных правительств. Правительства капиталистических стран пытаются регулировать рынок рабочей силы, вынуждены применять те или иные меры помощи безработным, в том числе и систему социального страхования на случай безработицы. Однако этим достигается в лучшем случае лишь некоторое облегчение последствий этого явления, а не устранение порождающих его причин и условий, не уничтожение безработицы.

Советская власть ставила своей главной и конечной целью не поддержание определенного уровня, а полную и окончательную ликвидацию безработицы.

Главным ее источником в канун первой пятилетки, было аграрное перенаселение, унаследованное от дореволюционного времени и сохранявшееся в связи с преобладанием мелкого товарного производства в деревне. В первые годы реконструкции не было возможности сразу ликвидировать аграрное перенаселение деревни. Советскому государству приходилось поэтому наряду с мерами по трудоустройству безработных проводить мероприятия по ослаблению последствий безработицы, облегчению положения лиц, не занятых на производстве.

Материальная помощь тем, кто временно оставался без работы, оказывалась из средств государства, социального страхования, профсоюзов и других общественных организаций. Основным источником финансирования материальной помощи безработным было социальное страхование.

Доходы безработного были в несколько раз меньше доходов занятого рабочего.

По введенным в 1927 г. правилам выдачи пособий по линии социального страхования, пособия неработавших квалифицированных рабочих и специалистов определялись в размере 33% к средней заработной плате в данной местности; полуквалифицированным рабочим и служащим — 25%; неквалифицированным с определенным стажем работы — 20%. Кроме того, существовали надбавки на иждивенцев: 15% пособия на одного человека, 25% — на двух, 35% — на трех и более человек.

Наибольшие по размеру пособия получали безработные в крупных промышленных центрах. С мая 1927 г. установленный срок выдачи пособия безработным был продлен с 6 до 9 месяцев, а для отдельных категорий безработных этот предельный срок с разрешения профсоюзов доходил до 27 и даже до 36 месяцев.

Материальная помощь безработным оказывалась также в виде предоставления им бесплатного питания и обеспечения ночлега.

Несмотря на финансовые трудности, связанные с индустриализацией страны, материальная помощь безработным увеличилась за счет разных источников — средств соцстраха, профсоюзов, государственных и местных органов. Общая сумма денежных ассигнований увеличилась с 1924/25 г. по 1928/29 г. в 3,3 раза, достигнув 172,3 млн. руб. При этом наибольшая часть средств поступала по социальному страхованию (около 120 млн. руб. в 1928/29 г.).

Эффективной и действенной мерой борьбы с безработицей являлось проведение общественных работ, создание трудовых, производственных и торговых коллективов безработных.

На общественные работы, организуемые для безработных, государство ежегодно расходовало 12—15 млн. руб. В 1924/25—1926/27 гг. на общественных работах в среднем по стране было занято ежегодно 40 тыс. человек, в 1927/28 г. — 23 тыс., а в 1928/29 г. — 10 тыс. человек.

В 1930 г. проведение общественных работ стало постепенно сокращаться в связи с повышением спроса на рабочую силу, в том числе для быстро развивавшегося строительства, расширения объемов погрузочно-разгрузочных работ и т. п.

Коллективы безработных помогали своим членам не только в материальном отношении, но и в смысле сохранения квалификации, получения новой профессии. Окрепшие производственные коллективы безработных по решению местных органов власти передавались соответствующим хозяйственным ведомствам в качестве работников стабильных предприятий и таким образом люди получали постоянную работу.

Громадный рост промышленности, успехи коллективизации сельского хозяйства и интенсивное развертывание культурного строительства в период 1929—1932 гг. сопровождались быстрым вовлечением в производство все большего числа трудящихся. В начале пятилетки (октябрь 1928 г.) в СССР насчитывалось 1364,4 тыс. безработных, среди которых. 206,5 тыс. промышленных рабочих, около 700 тыс. неквалифицированных рабочих, недавних выходцев из деревни, и 240,3 тыс. человек еще не работавшей молодежи. Быстрые темпы индустриализации сразу же привели к резкому уменьшению безработицы, объем которой сократился с 1741 тыс. человек на 1 апреля 1929 г. до 1081 тыс. человек на 1 апреля 1930 г., 236 тыс. на 1 января 1931 г. и 18 тыс. человек на 1 августа 1931 г.

Существенное влияние на ускорение этого процесса оказал перевод промышленных рабочих на 7-часовой рабочий день. Установление укороченного рабочего дня сразу же привело к увеличению численности рабочих на предприятиях и в целых отраслях в объеме от 5,7 до 26%.

Важное значение придавалось проблеме ликвидации безработицы женщин, которая имела наиболее стабильный и длительный характер. В царской России, по переписи 1897 г., 55% всех женщин, занятых наемным трудом, служили в качестве домашней прислуги у господствующих классов, 25% батрачили у кулаков и помещиков и 17% работали на предприятиях и в учреждениях просвещения и здравоохранения.

После победы Октябрьской революции положение женщин коренным образом изменилось.

Уже в 1929 г. на предприятиях различных производственных отраслей работало 52% всех женщин, занятых в народном хозяйстве, в здравоохранении и просвещении — 22%, в различных органах управления — 7%. В течение 1929—1932 гг. численность женщин, занятых в строительстве, возросла почти в 6 раз, в крупной промышленности — в 2,1 раза, на транспорте — 2,3 раза, в торговле — 3,8 раза, а по всему народному хозяйству — почти в 2 раза. В результате этих, изменений удельный вес женщин в общей численности занятых в народном хозяйстве в целом повысился с 25,3% в 1926 г. до 27,4% в 1932 г.

Приобщение женского населения страны к участию в общественном производстве и осуществление на этой основе подлинного экономического и социального, а не только формального, юридического равенства женщин, представляло собой одно из важнейших революционных достижений социалистического строительства.

Большое внимание уделялось мероприятиям по устранению безработицы среди молодежи. Расширение наборов в школы ФЗУ и массовых профессий существенно способствовало вовлечению подрастающего поколения в общественное производство. Сотни тысяч юношей и девушек привлекались к учебе, а их места занимали те, кто еще нуждался в работе и состоял на учете на биржах труда. Осенний набор 1930 г. в школы ФЗУ исчерпал последние ресурсы биржи труда.

В результате ликвидации безработицы трудящиеся Советской страны впервые в истории получили реальное право на труд — величайшее завоевание первой пятилетки.

Выступая позже, в 1937 г., перед молодежью, М. И. Калинин отмечал:

«Одним из самых важных улучшений жизни я считаю то, что сегодня над рабочим не висит вечный Дамоклов меч — рабочий не боится, что завтра он останется безработным. Молодое, да и среднее поколение наших рабочих не может даже мысленно воспроизвести то ощущение от потери работы, которое переживал пролетарий в прошлом. Даже высшие категории рабочих, которые были сравнительно более обеспечены не только размером своего заработка, но и его постоянством, даже эти рабочие никогда не избавлялись от мысли о возможности каждую минуту потерять свой заработок».

Полное уничтожение безработицы в нашей стране исторически совпало с развертыванием жесточайшего, глубокого и длительного экономического кризиса в странах мирового капитализма.

В ходе этого кризиса десятки миллионов пролетариев в капиталистических странах обрекались на длительную безработицу, вели нищенское, полуголодное существование, теряли квалификацию и т. д. До сих пор массовая хроническая безработица то несколько утихает, то вспыхивает с новой силой в странах капитализма.

В СССР безработица, похороненная в годы первой пятилетки, навсегда перешла в область преданий. Все иностранные делегации, посетившие Советский Союз в те годы, неизменно обращали внимание на уверенность всех тружеников нашей страны в своем завтрашнем дне.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //