Как живут кумыки Дагестана


С чьей-то легкой руки Дагестан теперь зовется «страной гор», однако это утверждение явно ошибочное. Горные птицы летают лишь над половиной территории республики. Над другой же половиной — к северу и востоку от гор, особенно над Кумыкской равниной — в небе парят степные орлы.

Конечно, это — географическая аллегория, но она весьма точно определяет ареал проживания кумыков — северные предгорья республики и весь степной Дагестан.

Кумыки — тюркоязычный народ, история которого, к сожалению, до сих пор сохраняет немало белых пятен. Что, впрочем, характерно и для других народов, издревле обитавших в степной зоне Европы и Азии: крайне мало следов материальной культуры степняков известно историкам и археологам.

По одной из версий, кумыки — это сохранившиеся половцы. Однако подобное утверждение относится не ко всем кумыкам.

Дело в том, что кумыкское общество в Дагестане традиционно подразделяется надвое, и «водораздел» издавна проходит по реке Сулак.

Отличия наблюдаются не только в языке, но и во внешности северных и южных кумыков. Северные кумыки, те, что идут от половцев, как правило, светловолосые и голубоглазые (синеглазые). Их внешность вполне соответствует первоначальному смыслу древнерусского слова «половец» — желтый, соломенный, цвет половы.

Южные кумыки похожи скорее на кипчаков, в их лицах больше характерных азиатских черт, они обычно темноволосые и темноглазые, причем глаза «монгольского» разреза.

История кумыков — это история юга нашей страны. Как отмечали еще в далекие времена арабские путешественники: «Дешт-и-Кипчак была страна, которая простиралась в длину на 8 месяцев пути, а в ширину — на 6 месяцев пути. Аллаху это известно лучше!» «Дешт» значит «степь».

Работа, работа, всю жизнь работа... Настоящий аксакал — тот, которому есть что завещать потомкам.

«Дешт-и-Кипчак» — земля тюркоязычных. Или «Половецкое Поле», как потом о нем говорили на Руси.

Так сложилось, что степняки, половцы, вошли в историю России с репутацией «диких кочевников», «отсталого народа». Заслуженна ли она? В арабских и византийских источниках о половцах говорится как о развитом и культурном народе.

Опрометчивым было бы и сводить к одному лишь насилию и противостоянию взаимодействие древнерусской и половецкой культур. О глубине и сложности древних связей свидетельствует хотя бы то, что более 300 привычных слуху русских фамилий имеют тюркояэычное происхождение. В том числе и такие: Суворов, Кутузов, Тургенев, Чаадаев, Аксаков...

Нынешние кумыки — мусульмане, сунниты. Но так было не всегда. До завоевания Россией Кавказа среди народов Дагестана господствовало христианство. Было время, когда из Рима назначался католический епископ а Прикаспийский край. До сих пор сохранились остатки храмов, на местах старинных кладбищ находят кресты.

Христианстао начало распространяться на Кавказе примерно с III аека, а у народов Дешт-и-Кипчака — немного позже. Особенно этому способствовало иконоборчество, которое в VIII веке всколыхнуло Византию и привело к потокам иконопочитателей в соседние государства, главным образом на север.

Религиозная ситуация у тюркоязычных народов на протяжении их истории менялась не раз. Под натиском арабского халифата в середине VIII века начало было распространяться мусульманство (шиитская ветвь), но оно не прижилось в христианской среде. Через половцев в X веке христианство, видимо, пришло в языческую Русь.

XIII век был роковым для предков кумыков — тогда началось монгольское нашествие. Государство Дешт-и-Кип-чак, не связанное единством духа и веры, раскололось: католики и православные, старообрядцы и духоборы, шииты и язычники объединялись вокруг своих богов перед лицом нависшей опасности.

Именно в XIII веке, как утверждает традиционная наука, «исчез» народ половцы, и — что она еще никак не объясняет! — появились другие народы. В Крыму — крымские татары; в придунайской степи—куманы, кумаки, гагаузы, куны; на Северном Кавказе — карачаевцы, балкарцы, кумыки.

В Энциклопедии XIX века писали следующее:

«В кумыкских песнях отражается нравственный облик кумыка — рассудительного и наблюдательного, со строгим понятием о чести и верности данному слову, отзывчивого к чужому горю, любящего свой край, склонного к созерцанию и философским рассуждениям, но умеющему повеселиться с товарищами. Как народ более культурный, кумыки всегда пользовались большим влиянием на соседние племена».

Вряд ли такая характеристика могла быть дана потомкам дикого, отсталого народа.

Кумыкский быт по сей день хранит черты, напоминающие о традициях предков. Например, любопытно описание приготовления пищи у половцев (о нем поведали арабские путешественники). Любой кумык и сегодня узнает в этих рецептах свои национальные блюда.

Например, тесто тонко раскатать, порезать на мелкие квадраты, а потом сварить в бульоне и съесть, предварительно сдобрив кислым молоком с чесноком. Это блюдо у кумыков называется- хинкал. И его готовят точно так же, как и тысячу лет назад.

Хлеб кумыки пекут тоже как половцы — в печи, из кислого теста. Никто из народов Дагестана такой хлеб не делает. Еще тысячи лет назад степняки готовили чуду — так до сих пор называется особый кумыкский пирог с творогом или с сыром, или с травой. Для его изготовления по-прежнему «ничего не надо, кроме воды, соли и теста».

Кумыкская национальная кухня очень простая и сытная, образ жизни а степи требовал от людей именно такой — спартанской — кухни.

Кумыкские селения имеют строгую «квартальную» планировку. В каждом квартале живет либо один род, либо люди одного сословия, либо одной национальности. По крайней мере так было до недавнего времени.

У северных кумыков селения назывались «юрт», а у южных — «кент» (на картах Дагестана еще сохранилась прежняя история: Хасавюрт, Бабаюрт, Каякент, Янгикент...). В них были еврейские и талышские кварталы. Евреи занимались торговлей и мелким ремесленничеством, а талыши всегда считались лучшими масте-рами-огородниками на Кавказе.

Преобладала так называемая односторонняя застройка, улицы закладывались прямыми и ровными. Хозяйственные постройки принято было размещать в глубине двора, а на первый план выходил либо сам дом, либо сад. Кумыкские селения выглядели исключительно опрятно.

Правда, изысканностью в архитектуре кумыки не отличались никогда. Основным строительным материалом у северных кумыков был саман — необожженный кирпич из глины и соломы. У южных кумыков в ходу был природный камень, который обычно использовали необработанным.

Исключение, пожалуй, составляло только селение Тарки — столица! — где жил прежде кумыкский шамхал, верховный правитель.

К сожалению, современные варвары разрушили все прекрасные здания, которые еще недавно приводили в восхищение людей. О таких постройках XVII-XIX веков, как дворец Шамхал-Шаха-Вифи, ханский дворец и других произведениях зодчих можно судить лишь по восторженным отзывам современников.

Внутреннее убранство кумыкского двора и прежде и теперь говорит о том, что на первом месте в быту стоит практичность и удобство, а лишь затем — красота.

Дом принято было делить на две части. Первая, рабочая, называлась «тавчу», она убиралась без затей. Над очагом висел медный котел, топили по-черному, поэтому в потолке дома полагалась дыра — дымоход. И под эту дыру принято было на ночь ставить таз с водой, чтобы злоумышленник не бросил горящую головню или не проник в дом.

Сейчас в кумыкских домах тавчу совершенно другая — современная, однако привычка на ночь ставить таз с водой или оставлять включенным свет кое-где, говорят, сохранилась. На всякий случай!

Печи для выпечки хлеба принято было ставить во дворе. Такие «уьй печ» в селениях выкладывали одну на несколько семей, но семей обязательно только из своего квартала.

Другая половина дома отводилась под жилье. И чем больше был дом, тем больше была эта половина, в которой самая лучшая комната называлась кунацкой. Такова вековая традиция, на которую обратили внимание еще арабские путешественники в средневековье.

Прежде на полу выстилали ковры, обычно тонкие, безворсовые, которые в Дагестане делали только кумыкские мастерицы. На полу кумыки и ели, и спали. В каждом доме существовал целый ритуал раскладывания постелей, укладывания матрацев, одеял и подушек. Этим занимались только женщины.

Вообще обязанности по дому всегда делились очень строго. На мужчину ложилось, как правило, все то, что делается вне дома и вне двора. Все, что внутри дома, это удел женщины. Особенно посуда, которой прежде придавалось почти культовое значение.

В доме крепились специальные полки для посуды. Отдельно для фарфоровой — праздничной и повседневной — и для медной. В простых семьях символом богатства считалась именно медная посуда, порой она заменяла деньги: чем больше ее было, тем уважаемее становилась семья. По количеству медной посуды судили о невесте. На стене в доме иногда от пола до потолка висели всевозможные изделия из меди. Украшать жилища принято было и оружием... Лишь к концу XIX века в быт кумыков начала проникать европейская культура и до неузнаваемости изменила прежнюю жизнь.

Бесполезно искать сейчас, например, даже элементы национальной одежды у кумыков. Разве что женщины, особенно немолодые, еще кое-что сохранили в одежде от прежних времен. Например, платки. Кумыкский национальный платок — это тончайшее произведение искусства. Так же, как папаха, форма которой, отделка могли многое рассказать посвященному человеку о хозяине... Теперь все это — история, как и неброские украшения, как и кинжалы, прежде обязательные для любого уважающего себя мужчины.

Дешт-и-Кипчак — Половецкое Поле — окончательно перестал существовать после азовских походов Петра I. Тогда началось массовое обрусение половцев, болезненное, как все процессы такого рода.

Потомки древних кипчаков — то есть значительная часть современного населения Центральной России — живут, не подозревая о своей недавней истории (всего-то два века!), о своих культурных и генетических корнях, которые питали и всегда питают любой народ.

Кандидат экономических наук М. АДЖИЕВ

***

Кумыки - один из коренных народов Республики Дагестан, относящийся к древнейшему на Северном Кавказе каспийскому антропологическому типу большой европеоидной расы в некоторых группах с примесью кавказского типа. Говорят на кумыкском языке, который является одним из старописьменных литературных языков Дагестана. Он входит в кыпчакскую подгруппу тюркских языков, однако в нем обнаруживаются и более древние элементы языка скифов (VIII-III вв. до н. э.), киммерийцев (VIII в. до н. э.), гуннов (IV в. н. э.), булгар, хазар (V-Х вв.) и огузов (XI-ХII вв.), свидетельствующие о том, что кумыкский народ является одним из исторических преемников этих этносов, сформировавшихся на местной автохтонной основе. Кумыкский язык имеет следующие диалекты: буйнакский, кайтагский, предгорный, хасавюртовский и терский, последний представлен также на территории Чечни, Ингушетии и Северной Осетии. Литературный язык сложился на основе хасавюртовского и буйнакского диалектов. Родным считают язык своей национальности 99% кумыков (1989). Распространен также русский язык (им свободно владеют 74,5% кумыков).

Племена, сыгравшие определенную роль в этногенезе кумыков, в той или иной мере пользовались албанской и рунической древнетюркской графикой. Есть сведения о том, что письменность для дагестанских гуннов (савиров) была создана византийско-армянскими миссионерами, в хазарский период - новая письменность на основе греческого алфавита, кроме того, каганы - вожди хазар - использовали в переписке и древнееврейский алфавит. В связи с арабскими завоеваниями, проникновением в край ислама и исламской культуры с VIII-X вв. здесь постепенно распространяется арабская графика, которая подверглась реформе, приспосабливалась к звуковой системе местных языков, в том числе и кумыкского (аджам). В 1929 году кумыкский язык был переведен на латинскую графику, а с 1938 года - на русскую. В конце ХIХ в. выходят первые печатные книги на кумыкском языке. Вместе с тем рукописная арабографическая традиция имеет гораздо более раннее распространение; к ее памятникам относится, например, “Дербенд-наме” (кон.ХVI в.) - один из первых оригинальных источников по истории народов Дагестана.

Кумыки проживают на своей исконной территории - Кумыкской равнине и в прилегающих к ней предгорьях от р.Терек на севере до рек Башлычай и Уллучай на юге. Они являются наиболее крупным из тюркских этносов Северного Кавказа и третьим по численности среди народов Дагестана, составляя 13% населения республики. Общая численность кумыков в России и странах СНГ - около 350 тыс.человек, в т.ч. в Дагестане 278,6 тыс. чел. (на 01.01.2001 г.). Естественный прирост за последнее десятилетие - около 15%. Более половины (52%) кумыков расселены в 8 сельских административных районах РД. В Кумторкалинском районе их 67,5 %, в Карабудахкентском - 62 %, Буйнакском - 55 %, Каякентском - 51 %, Бабаюртовском - 44 %, Хасавюртовском - 28,5 %, Кизилюртовском - 13,6 %, в Кайтагском - 9 % населения районов. В Махачкале они составляют 15 % населения, в Буйнакске - треть, Хасавюрте - четверть и Кизилюрте - пятую часть населения. В Избербаше - 17 % и Каспийске - 10 %. В Дербенте кумыков меньше одного процента. Некоторая часть кумыков расселена в поселках городского типа: в Тарках - 91 % населения, Тюбе - 36 %, Ленинкенте - 31,3 %, Кяхулае - 28,6 %, Альбурикенте - 27,6 %, Шамхале - 26,8 %, Манаскенте - 24,9 %.

За пределами Дагестана более 20% всех кумыков находится на территории СНГ. Относительно большими группами, численностью более 10 тыс. человек, кумыки проживают в Гудермесском и Грозненском районах Чеченской Республики Ичкерия и Моздокском районе Республики Северная Осетия - Алания. Небольшая часть кумыков расселена в Ставрополье, Тюменской области (более 3 тыс. человек), а также в республиках Казахстан, Украина, Узбекистан, Туркменистан и Азербайджан (всего около 4 тыс. человек), в Турции, Иордании и некоторых других странах мира.

Начиная примерно с хазарского времени по первую треть ХХв. язык будущих кумыков, а затем и сам кумыкский язык, сложившийся еще в домонгольскую эпоху, служил языком межэтнического общения на Северо-Восточном Кавказе. Кумыкский язык был, кроме того, официальным языком переписки с русскими царями, представителями русской администрации, он изучался в гимназиях и училищах Владикавказа, Ставрополя, Моздока, Кизляра, Темир-Хан-Шуры и др.

Предки кумыков, очевидно, входили в государственные объединения скифов, киммерийцев, гуннов, савир, барсил, булгар; особенно большую роль в истории кумыков сыграли хазары и кыпчаки.

Сложение кумыкской народности с ее нынешним кыпчакским языком относится к ХII-ХIII вв. Кумыки уже во второй половине ХIХ в. представляли собой относительно высококонсолидированный народ с развитыми этническими признаками: распространением единого эндоэтнонима (отражающего высокий уровень самосознания и самовыделения по принципу “мы - они”, а также и степень внутриэтнического сплочения) и языка, наличием единого культурного ядра, регулярностью торгово-экономических и культурных взаимосвязей и т.д. Процесс этнокультурной консолидации не устранил деления на этнографические группы (брагунские, буйнакские, каякентские, моздокские, хасавюртовские кумыки) и субэтносов (башлынцы, казанищенцы, эндиреевцы и др.), которые сохранили некоторые специфические черты в культуре, быте, языке, фольклоре и т.д. Традиции государственности, сложившиеся в средневековый период, были продолжены и в последующее время, когда в XVIII-XIX вв. существовали такие политические образования, как Тарковское шамхальство, Мехтулинское ханство, Засулакская Кумыкия - Эндиреевское, Костекское и Аксаевское владения, в нынешней Чечне - Брагунское княжество; южные кумыки входили в Кайтагское уцмийство. Особое место занимал Тарковский шамхал (шавхал), суверенитет которого признавался другими кумыкскими и иными владетелями. В социальном отношении кумыкское общество состояло также из дворян, узденей различных категорий, крестьян разной степени зависимости и др.

После окончательного присоединения Кумыкии к России высшая власть сосредотачивается в руках царского военного командования.

С XVI в. фиксируются тесные торговые и дипломатические отношения кумыков с Россией, которые усилились с постройкой Терского городка (1589г.) в устье Терека. В начале ХIХв. Кумыкия была присоединена к России. После образования Дагестанской области (1860г., центр г. Темир-Хан-Шура) фактически ликвидируется политическая власть шамхала, ханов и биев; вместо прежних владений были созданы округа: из Кайтагского уцмийства и Табасарана был образован Кайтаго-Табасаранский округ, из Тарковского шамхальства, Мехтулинского ханства и Присулакского наибства - Темир-Хан-Шуринский округ Дагестанской области; на территории Эндиреевского, Аксаевского и Костекского владений образуется Кумыкский (позднее - Хасавюртовский) округ Терской области. Кумыки составляли основное население (более 60%) Темир-Хан-Шуринского и Хасавюртовского округов, а в Кайтаго-Табасаранском округе - ок. 15% населения. В 1920г. при создании Дагестанской АССР Хасавюртовский округ вошел в состав республики, т.е. было восстановлено административное единство большей части территории проживания кумыков (за исключением брагунских и моздокских).

Ведущей отраслью хозяйства у кумыков издревле являлось земледелие, особенно зерновое. Кумыки знали трехпольную систему земледелия с чередованием посева культур; применяя искусственное развитие, получили садоводство, бахчеводство, огородничество и виноградарство. Вторую по значению отрасль народного хозяйства составляло животноводство, развитию которого способствовало наличие хорошей кормовой базы. Животноводство преимущественно было стационарным. Жители Нагорного Дагестана арендовали у кумыков зимние пастбища на равнине (кутаны), кумыки же пользовались летними пастбищами горцев на тех же арендных условиях. Эти отрегулированные многовековые традиции во многом способствовали сложению общности экономических интересов жителей Дагестана, рациональному разделению труда, исключению межэтнических конфликтов на основе земельных притязаний.

Через Кумыкию проходили важнейшие на Восточном Кавказе торговые пути, в частности - Великий шелковый путь. Кумыкская равнина являлась основной житницей для многих районов Дагестана - все это обусловило значительное развитие торговли, экономики кумыков; усиливаются процессы вовлечения равнинного Дагестана в общероссийский рынок, проникновения капиталистических отношений.

Основным типом поселения у кумыков является селение - юрт, гент, авул; последним термином чаще называются кварталы. На территории Кумыкии располагалось много древних и средневековых городов (Семендер, Беленджер, Таргъу, Эндери и др.), здесь расположено большинство дагестанских городов современного типа (Махачкала, Буйнакск, Хасавюрт и др.). В результате крупномасштабных переселенческих мероприятий, проводившихся руководством Дагестана в 1950-1970-х годах, с гор на равнину было переселено более 350 тыс.горцев, кроме того, часть горцев (более 100 тыс. человек) переселилась самостоятельно. Все это привело к тому, что кумыки лишились значительной части земель на своей исконной территории, потеряли компактность проживания, превратились в этническое меньшинство, перед которым стоит проблема самосохранения как этноса.

В XIX в. основным типом семьи кумыков была малая семья, хотя кое-где сохранялись неразделенные семьи или семейные общины численностью до 25-30 человек. Все члены семьи подчинялись главе, которым, как правило, был мужчина, старший по возрасту и пользовавшийся непререкаемым авторитетом; однако при решении важных вопросов основную роль играл семейный совет, в который входили все взрослые мужчины и некоторые старшие женщины.

С VIII-XII веков среди кумыков получило распространение мусульманство суннитского толка со всеми присущими ему особенностями. Есть сведения о том, что до этого периода определенное распространение получило христианство, а среди верхушки Хазарии - и иудаизм. Очевидно, раннее проникновение в край ислама обусловлено тем, что языческие верования кумыков сохранились относительно плохо, институт шаманства как таковой практически не фиксируется, хотя и сохранились рудименты аналогичных институтов (халмач, этне). Фольклорно-этнографический материал позволяет говорить о поклонении кумыкских племен верховному богу Тенгири, божествам и духам Солнца, Луны, Земли и Воды и т.д. Сохранились побывальщины, устные рассказы, обрядовые песни и др. о демонологических существах - Ал-баслы (безобразная женщина), Сув-анасы (Мать Воды, она может утопить купающихся), Темиртёш, Балтатёш, Къылычтёш (у них из груди торчит лезвие топора или сабли), Сюткъатын (очевидно, богиня, дух дождя и плодородия), Басды-рыкъ (во сне может удушить людей), Сулагь (прожорливое существо) и др. Широкое распространение среди кумыков получила мусульманская мифология, которая частично напластовалась на языческие верования и трансформировала их “в свою угоду”. Так, в похоронной обрядности и поэзии, наряду с мусульманскими регламентациями (особенно в процессе захоронения), представлениями о загробной жизни, сохранились и элементы языческих верований, а также некоторые обряды и песни: шагьалай - своеобразные причитания и ритуальный “танец” вокруг покойника, обряд посвящения умершему коню и др. В настоящее время наблюдается усиление роли мусульманских, частично и языческих верований и обрядности.

Значительного уровня у кумыков достигло орнаментальное искусство. Так, в домах старого типа большое значение придавалось резному орнаменту, которым украшались деревянные части дома и ворот.

Оригинальностью и высокими художественными качествами отличались кумыкские ворсовые и безворсовые ковры, войлочные ковры, циновки, переметные сумки. Кумыкский народ создал высокохудожественные образцы фольклора. В героический эпос входят “Йыр (песня) о Минкюллю”, восходящий к глубокой древности и в ряде характеристик сходный с “Эпосом о Гильгамеше”, “Йыр о Карт-Кожаке и Максуман”- памятник кумыкского нартского эпоса, “Йыр о Джаватбие”, в котором, как и в огузском эпосе о Деде Коркуте, повествуется о борьбе героя с ангелом смерти Азраилом, и др. Значительное распространение получил и нартский эпос. В “Сказании о битве при Анжи” отражен период арабо-хазарских войн.

Календарно-обрядовая поэзия представлена песнями вызова дождя (Земире, Сюткъатын и др.), осенними песнями (Гюдюрбай, Гьюссемей и т.д.), песнями встречи весны (Навруз) и др.

Кумыкский танец, имевший около 20 вариантов, относится к типу лезгинки, он отличается рядом особенностей, характерных развитой хореографии.

Литература кумыков начала формироваться в XIV-XV вв. (Умму Камал, Багдад Али, Мухаммед Аваби и др.), однако значительного уровня достигла в конце XVIII-XIX вв., когда появляются такие крупные поэты, как А.Какашуринский, Йырчи Казак, М.-Э.Османов и др. Большое развитие получает просветительская и революционно-демократическая литература (Н. и 3. Батырмурзаевы, Г.Б.Бейбулатов, А.Акаев, К.Джамалдин, А.Дадав и т.д.). В развитие дагестанской советской литературы огромный вклад внесли А.-П.Салаватов, Ю.Гереев, А.Магомедов, Б.Астемиров (один из создателей и первый председатель Союза писателей Дагестана), А.Г.Ибрагимов, А.Акавов, А.-В.Сулейманов, А.Аджаматов, А.Аджиев, А.Курбанов, X.Султанов, И. Керимов, М.-С.Яхъяев, М.Атабаев и др. По отцовской линии восходят к кумыкам выдающийся русский поэт Арсений Тарковский и его сын - всемирно известный кинорежиссер Андрей Тарковский.

Кумыкский театр, являющийся первым из национальных театров Дагестана, создан в 1930 году, на его сцене играли такие выдающиеся дагестанские актеры, как народная артистка СССР, лауреат премии им.Станиславского Б.Мурадова, народные артисты РСФСР и ДАССР А.Курумов, Т.Гаджиев, Г.Рустамов и др. В развитие дагестанского киноискусства значительный вклад вносит И.Казиев.

Среди мастеров исполнительского искусства большой популярностью пользовались и пользуются Т.Мурадов, И.Баталбекова, З.Алескендеров, Г.Бекболатов, Б.Ибрагимова, Б.Эльмурзаева, У.Арбуханова и др. У истоков дагестанской, в частности кумыкской, профессиональной музыки стояли Т.-Б.Бейбулатов и Т.Мурадов, их традиции ныне успешно продолжают Н.Дагиров, К. Шамасов, Х.Батыргишиев и др.

Говоря о спорте, следует упомянуть, что родом из кумыкского аула Буглен был всемирно известный борец и артист цирка Ал-Клыч Хасаев (Рубин), победивший Ивана Поддубного, а также Сали Сулейман Казанищенский, Али Казбек, Н.Насруллаев, А.Насруллаев, С.Абсаидов, М.-Г.Абушев, З.Гайдарбеков, А.Порсуков и др.

За годы советской власти дагестанская медицина достигла значительных успехов, выросли высококвалифицированные кадры (из кумыков - чл.-корр. АМН СССР Р.П.Аскерханов, десятки докторов и кандидатов наук).

Довольно хорошо были развиты у кумыков и астрономические знания, о чем свидетельствует наличие названий многих планет и созвездий, ряд из которых служил практическим целям: определению сторон света, времени года, суток и т.д.

Говоря о вкладе кумыков в развитие науки, отметим таких крупных ученых, как : Мухаммед Аваби (автор “Дербенд-наме”), Аликулихан Валех Дагестани (1710-1756гг., составитель антологии “Сад поэтов”, содержащей сведения о 2594 поэтах X-XVII веков), Ахмед-Саиб Каплан (1859-1920гг., политический деятель, автор более 10 монографий по истории и политике Турции), Абу-Суфьян Акаев (1872-1931 гг., выдающийся просветитель, ученый, поэт, книгоиздатель, общественный деятель), Гайдар Бамматов (1890-1967 гг., крупный политический деятель, автор капитального труда по истории и культуре мусульманского мира “Лики ислама” и многочисленных других работ), Мужаетдин Хангишиев (1905-1971 гг., крупный авиаконструктор, зав. отделом в КБ Туполева, дважды лауреат Госпремии СССР), Мурад Капланов (1915-1980 гг., главный специалист по космической технике, главный эксперт по технологии цветного телевидения, дважды лауреат Госпремии СССР), Н. Бамматов (ученый-координатор по вопросам мировой культуры в ООН), Т.-Б.Бамматов (генеральный авиаконструктор Франции, крупный специалист по проблемам развития международной авиации), Фахретдин Кирзи-оглу (член Академии тюркской истории, один из ведущих историков Турции, автор многочисленных монографий по истории древнего Кавказа и Ближнего Востока), Яшар Айдемир (профессор Калифорнийского университета, крупный физик), С.Ш.Гаджиева (крупный этнограф, автор многих фундаментальных трудов) и др.

На протяжении многих столетий кумыкам, как и другим народам Дагестана, приходилось бороться за независимость и сохранение своей государственности, своих земель. Эту деятельность возглавляли выдающиеся сыны кумыкского народа, среди которых следует отметить, например, Султан-Мута Эндиреевского, князя, который, в частности, нанес в 1604 году сокрушительное поражение войскам царского воеводы Бутурлина, о чем Н.Карамзин писал, что “сия битва ... стоила нам от 6 до 7 тысяч воинов и на 118 лет изгладила следы Российского владения в Дагестане”; Ахмед-хана Дженгутаевского, возглавлявшего борьбу дагестанцев против иранского шаха Надира (XVIII в.); Хасайхана Уцмиева, генерала русской армии, друга М.-Ф.Ахундова, А.Дюма, А.Бестужева-Марлинского, решительно протестовавшего против унижения и колонизации Кавказа и вынужденного в конце концов покончить с собою...

В бурные годы революции и гражданской войны зачастую по разные стороны “баррикад” оказывались такие видные деятели, стоявшие у руля событий того времени, как У. Буйнакский, Дж.Коркмасов, Г.Бамматов, Н.Тарковский, С.-С.Казбеков, З.Батырмурзаев и др.

В битвах с фашистскими захватчиками из среды кумыкского народа (накануне войны насчитывавшего всего 100 тысяч человек) шестеро были удостоены звания Героя Советского Союза (в том числе Абдулхаким Исмаилов - Герой России, вместе с двумя товарищами первый водрузивший Знамя Победы над поверженным рейхстагом), два кумыка стали полными Кавалерами Ордена Славы, многие тысячи кумыков были удостоены других высоких наград за героическую защиту своей родины.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //