Как воюют муравьи


Что такое муравьиная семья (и вообще семья общественных насекомых) – вроде большинство знает. Стандартная схема такова: одна матка-царица, занятая постоянным откладыванием яиц, из которых в период размножения выходят другие самки и самцы, а в остальное время – бесполые особи: недоразвитые самки (у пчел и муравьев) или самки и самцы (у термитов); рабочие и солдаты, занятые добыванием пищи, охраной гнезда, уходом за царицей и ее потомством и всей прочей работой. Жители одной семьи – братья (точнее, сестры), и с делятся друг с другом кормом, все чужие подлежат изгнанию или уничтожению. Это общая, базовая модель, а на деле у разных видов все может быть устроено по-разному.

У рыжих лесных муравьев в одной семье, как правило, не одна, а несколько цариц – так надежнее. Более того – если муравьям кажется, что цариц им не хватает, они в период брачного лёта могут найти и притащить в муравейник несколько самок со стороны, причем иногда даже чужого вида.

Дело в том, что рыжие лесные муравьи – это на самом деле не один вид, а комплекс близкородственных – formica polyctena, formica aquilonia, formica lugubris, собственно formica rufa и так далее. Все они очень похожи между собой, между некоторыми из них даже вроде возможно скрещивание, но вот все-таки – разные виды. И у каждого из них свои, несколько отличающиеся от остальных, привычки, своя излюбленная добыча, свои приемы охоты…

Четкого разделения на рабочих и солдат у рыжих лесных муравьев нет – все рабочие и все в случае чего бросаются на защиту гнезда. Крупные особи чаще занимаются охотой, а те, что помельче — предпочитают собирать падь с тлей и других козявок. Особенностью первых при этом является стремление дальше отходить от проторенных троп и вступать в драки, они гораздо смелее и обладают более агрессивным характером.

В одном муравейнике могут жить несколько семей – внешне единый гнездовой купол состоит на деле из нескольких секторов – колонн. И семьи эти могут принадлежать к разным – хоть и родственным – видам. В каждой колонне свои приписанные к данной колонне рабочие муравьи, свои самки и камеры с расплодом. Муравейник, как подводная лодка, поделен на отсеки, если с одним что-то случится – другие выживут. При этом между колоннами может идти обмен особями – в одной мало работников, в другой, наоборот, избыток…

Если семья одна, а работников все равно не хватает, можно пойти на войну и захватить рабов. Муравьи некоторых видов (среди рыжих лесных это дело особенно любят f. sanguinea) грабят чужие гнёзда, воруют оттуда куколок и приносят их в своё гнездо.

Там за ними ухаживают, как ухаживали бы за своими собственными, из них вылупляются муравьи-"рабы" и начинают жить своей обычной жизнью, как жили бы в своем муравейнике – охотиться, строить, ухаживать за маткой (в данном случае "неродной", но им пофигу), яйцами и личинками – своими сводными сестрами. Никакого насилия (кроме самого акта похищения) – скорее многонациональная семья.

(Рыжий лесной муравей универсален, но есть другие, узкоспециализированные виды — например, муравья-амазонки (Polyergus rufescens – на снимке он только что захватил куколку – будущего нового раба) — существующие исключительно за счет рабовладения. Рабочие этого вида занимаются исключительно добыванием куколок "рабов" и не способны даже самостоятельно питаться)

Впрочем, многоквартирный муравейник – это не самое удивительное. Formica rufa давно прошли в своем развитии античную стадию полисов – городов-государств – и научились создавать союзы и федерации. В федерацию может входить несколько десятков, а то и сотен муравейников, население ее – сотни миллионов муравьев.

Между муравейниками одной федерации идет обмен ресурсами, рабочие переносят куколок и молодых рабочих туда, где они больше нужны. Пропуском служит запах: запаховый паспорт один на всю федерацию, если к посту у входа в муравейник подойдет муравей того же вида, но из другой федерации (тем более – другого вида) – его прогонят или убьют.

Рыжий лесной муравей обменивается кормом с рабом – бурым лесным муравьем. У всего муравейника общий желудок: каждый муравей поварит немного пищу – передаст другому и т. д. То есть муравейник – это еще и такой коллективный пищеварительный тракт.

Федерация может образоваться из одного муравейника: из разросшейся колонии уходит отряд с самкой и множеством рабочих и основывает в намеченном месте поблизости от родительского муравейника новое, дочернее гнездо. Но бывает, что в федерацию входят муравейники, не родственные между собой. Как уж они между собой договариваются – это отдельная история, до конца еще не изученная.

Бывает, что – например, после разрушения муравейника животным или человеком – муравьи из разрушенного гнезда захватывают чужое, истребляя хозяев, а бывает, что мирно подселяются в муравейник родственного (но не обязательно своего!) вида, и те принимают у себя "беженцев" (а иногда хозяева или "беженцы" еще имеют "рабов", да еще тоже разномастных, от нескольких захватнических набегов – и тогда получается, что под одной крышей мирно живут муравьи трех-четырех разных "национальностей"!). Почему в одних случаях происходит так, а в других иначе – толком пока неизвестно. Впрочем, если за человеками со стороны наблюдать, тоже не всегда понятно, почему мы то бомбы соседям на головы с самолетов бросаем, то гуманитарную помощь…

Бывает, что муравьи разных видов из одновременно разрушенных гнезд вместе образуют новые колонии смешанного состава. Потом, окрепнув, муравьи одного вида могут уйти, отселиться, создав "расово чистую" семью, если никто не мешает. Однако в природе, как правило, мешают: муравьиные враги – разные кабаны и дятлы – разрушают муравейники постоянно, выжившие части семей постоянно же основывают новые, часто совместно с другим видом, и не успевают разделяться – это процесс не очень быстрый и, видимо, не очень для них важный. Поэтому в естественной среде постоянно существуют муравейники, с виду совершенно обычные. А живут в них по 2-3 разных вида, у каждого – свои королевы, свои привычки, так что они друг другу не очень-то мешают, а, скорее, взаимно дополняют, используя разные ресурсы и делясь пищей и рабочими.

Акт приема-передачи добычи. Тот, черный, вверху – рыжие на него никак не реагируют, считают за своего – раб

Однако в идеале, в классическом случае, новый муравейник может быть основан единственной самкой. Во время брачного лёта крылатые самки и самцы из разных гнёзд спариваются в воздухе или на земле. Вскоре после этого самцы погибают, а оплодотворённые самки сбрасывают крылья и отправляются на поиски места для гнезда. Если ее не пригласили в муравейник родственного вида или не удалось обманом проникнуть в муравейник вида неродственного (практикуют формика руфа и такие фокусы – тоже своеобразная форма рабовладения или, точнее, временного паразитизма), самка сама строит небольшую замкнутую камеру в земле. Иногда несколько самок делают такую камеру совместно.

Самка откладывает яйца, ухаживает за ними. Спустя неделю из яиц начинают появляться первые личинки. Через две недели личинки заканчивают рост, и начинается окукливание. До выхода из куколок первых рабочих самки ничем не питаются, но при этом выкармливают личинок выделениями специальных желез – почти как млекопитающие. При этом полностью исчезают летательные мышцы, которые самке больше никогда не понадобятся, и расходуются запасы жира, накопленные ещё в родительском гнезде. И вот из куколок появляются первые рабочие…




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //