Как в лесу санкции вводили…


Полянка была заполнена до отказа: в центре, на огромном поваленном дубе гордо восседал белоголовый орлан, рядом, нервно подёргивая хвостом, ему на ухо что-то шептала жирная дикая утка. Птица секретарь с удовольствием огляделась вокруг. Все окрестные деревья были заполнены пернатой мелочью.

Гвалт стоял невообразимый, однако даже сквозь него прорывалось задорное чириканье – тройка хулиганистых воробьёв, сидя на берёзе, о чем-то увлеченно болтала с элегантным скворцом в сдвинутой на бок конфедератке и сойкой в лихо заломленном берете с помпоном. Через минуту к компании присоединился дрозд в каске. О чем они говорили, услышать было невозможно, но секретарь почувствовала, что от этой компании следует ожидать проблем.

Рядом с поваленным дубом стоял лось, между ногами которого беспрерывно шнырял взад – вперёд огромный кабан. Маленькие глазки с удовольствием смотрели, как центр полянки заполнялся важными гостями: вот в переднем ряду деловито отряхиваясь, появилась куница, за ней – бобёр в компании с надменно вышагивающим петухом, неторопливо подходили лев, корова, волк.

Гостей становилось всё больше и больше, и тут кабан недобро сощурился: из зарослей ежевики тяжёлой поступью вышел медведь. Не обращая внимания на злобное хрюканье, косолапый деловито поправил нагретый солнцем камень, согнал с него нагло развалившуюся сороку и уселся, устремив немигающий взгляд на утку.

Трое хулиганистых воробьёв, скворец, сойка и дрозд, не обращая внимания, продолжали увлечённо беседовать, лихой берет был уже на голове одного из серых хулиганов, панибратски обнявшего смущённо опустившую глазки собеседницу.

Секретарь вопросительно посмотрела на орлана, тот великодушно кивнул головой.

- Внимание, - раздалось из расставленных по периметру раковин, - мы рады приветствовать вас на внеочередном заседании совета жителей большого и малого мира. Как вы успели заметить, кроме руководителей лесов разрешено присутствовать и простым обитателям, ещё раз от лица руководства совета сердечно вас приветствую, - секретарь приветливо махнула крылом в сторону облепленных деревьев.

Хлопанье крыльев, клекот и прочее разноголосие заполнили поляну.

- А сейчас прошу тишины. С огромной радостью хочу сообщить, что сегодня нас посетил представитель далёкого заокеанского леса господин белоголовый орлан.

Под приветственные выкрики гость надменно склонил голову.

Трое хулиганистых воробьёв со своими новыми знакомыми, мельком глянув в сторону важного гостя, демонстративно повернулись хвостами и продолжили беседу. Каска дрозда переместилась на голову одного из трёх смутьянов, при этом дрозд нервно пытался занюхать что-то своим крылом, а скворец смущенно икнул.

- Итак. В совет поступила информация о незаконных посещениях одного из лесов зверями из дубравы. Предлагаем выслушать хозяина несчастного леса и, с позволения нашего высокого заокеанского гостя, принять решение о применении самых жёстких санкций к нарушителю. Господин кабан, просим.

Кабан вынырнул из-под ног неподвижно стоящего лося, подбежал к президиуму, что-то хрюкнул в ухо дикой утке и заискивающе поклонился сапсану.

- Дорогие братья, пришёл я к вам со страшной новостью, из соседней дубравы без просу к нам приходят злобные дятлы и волки, куницы и лисы....

Уже знакомая нам компания, по очереди отхлёбывая из пущенной по кругу каски, заинтересованно прислушалась.

- ...А еще ядовитые гадюки...

Скворец что-то шепнул одному из воробьев и натянул ему на голову свою конфедератку, тот кивнул головой и вспорхнул с ветки, сойка и два других хулигана пытались оттащить от каски икающего дрозда.

.... Мало того, вчера в наш лес вошли крокодилы, которые…

- Эй, свинья, - неожиданно раздалось сверху, - у тебя спина не болит?

Кабан недоумённо поднял голову – на рогах всё так же неподвижно стоявшего лося сидел слегка пошатывающийся воробей в надвинутой на клюв конфедератке.

- В каком контексте? – выступающий неуверенно посмотрел в поисках поддержки на председательствующих.

- В кост.., в сонк.., чтоб тебя, я говорю – трындеть не мешки ворочать, а, беженец из колбасного цеха?

- Да у меня есть доказательства, вот они, - торжествующе хрюкнул кабан и поднял вверх кусочек крокодильей кожи и огромный зуб, - их с риском для жизни добыли наши доблестные поползни.

На деревьях и полянке пролетел вопль ужаса.

- Что на это скажет представитель дубравы? – утка вытянула голову.

Медведь неторопливо встал, удивлённо посмотрел на нахально приземлившегося ему на плечо воробья в берете и с достоинством ответил:

- А я вчера переспал с Анжелиной Джоли, вот доказательства – её постер и использованный, ээээээ…

- Михалыч, - хулиган в берете нетерпеливо подпрыгнул, - да скажи ты прямо – ган…

- Что вы себе позволяете? – дикая утка возмущённо раскрыла клюв. Раздражённо сложив крылышки на груди, она и не заметила, как рядом приземлился взъерошенный воробей в каске. - Я сейчас вызову…

- Ахтунг! Партызанен!- раздалось над ухом.

Крякнув от неожиданности, утка рухнула вниз.

- А дед был прав, оно работает, - трое хулиганов громко расчирикались.

- О, я, я, даст ист фантастиш, - пьяный в полное никуда дрозд хихикнул и, не удержавшись, рухнул вниз, разгоняя запахом перегара встречных комаров. Растерявшаяся сойка, решив не оставаться в одиночестве, прижалась к скворцу. Тот что-то пробормотал и парочка взлетела в сторону динамично развивающейся смехопанорамы, правда, в лесном и гораздо более смешном варианте.

Медведь, поняв, что события пошли не по сценарию, сел на камень и с интересом стал наблюдать за происходящим действом. Его немного раздражал только скворец, в обнимку с сойкой усевшийся на голове, но по причине врождённого добродушия, он решил не обращать на это внимания.

- О, лошадка, - воробей в конфедератке сел на нос лосю, - хочешь сахарку, скажи иго-го.

- Иго – гооооооооооооо, - разнеслось над поляной.

- Заткнись, придурок, - кабан злобно ткнул копытцем сохатого коллегу, - ты же не конь.

- Ееей, кинасвале, ти бардзо добры шашлык будешь, я естэм сделаю такой маринад, вах, - кабан в полном аху.., простите, удивлении посмотрел на скворца, беспардонно усевшегося на пятак. Откуда у пернатого повара появилась кепка – аэродромка, так и осталось загадкой.

Утка наконец-то вскарабкалась на ствол и злобно зашипела в сторону ведущей.

- Попрошу внимания, прекратить гвалт, - несчастная птица - секретарь пыталась заглушить громкие аплодисменты, адресованные, надо понимать, спевшейся или, что более вероятно, спившейся хулиганствующей компании.

- Внимание, слово просит представитель заокеанского леса.

Через несколько минут наступила тишина. Утка настороженно покосилась в сторону непонятно когда снюхавшегося интернационала: на лапе медведя скворец и два воробья поддерживали шатающегося дрозда, третий, обняв сойку, что-то шептал ей на ухо, до утки донеслось «о, лямур» и «мистралька ты моя придурошная». Сам медведь во все глаза наблюдал за происходящим на его лапе кукольным театром и, судя по натуженному кряхтению, очень старался не заржать.

- Торогие трузья, - орлан с достоинством поднял клюв, - я, как представитель великого леса, не могу не осудить любую агрессию, тем более агрессию дубравы и тем более без нашего разрешения. Я претлагаю несамедлительно ввести санкции, а претоставленные уважаемым господином кабаном токазательства неопровержимо…

- Хошь банан, или ты их не жрёшь? – перед сапсаном, придерживая прильнувшую явно пьяную сойку, стоял воробей в берете.

- Штоооооооооооооооооо? – ошалев от наглости мелкого, выступающий медленно поднялся и расправил крылья, - в моём лице вы оскорбляете….

- Закрути меня в педали, вылитый монтана, - к компании присоединился воробей в каске, - э, братэлла, слабо клювом лампочку выкрутить?

- Я требую… - возмущённая утка попробовала вмешаться.

- Иго - го, - разнеслось над поляной. Кто бы сомневался: на носу лося уже сидел воробей в конфедератке.
Кабан в бешенстве лягал своего коллегу.

Медведь закрыл глаза и изо всех сил пытался сдерживаться.

- Прекратить! – вопль утки заставил подпрыгнуть даже орлана. Повернувшись в сторону лося, взбешенное крякающее создание спросило:

- Да чего он ржёт постоянно?

- Он думает, что это новогодний утренник и скоро дедушка Мороз принесёт подарки, - мгновенно последовал ответ от кого-то из неугомонной троицы.

Дикий хохот потряс поляну. Кабан в изнеможении опустился на свой жирный зад. Медведь ещё держался.

- Вы не понимаете, дубрава для вас всех – это угроза, угроза, нас кто –нибудь слышит! - потерявший невозмутимость орлан и утка хором пытались перекричать нарастающий гул.

- Яблоки наааааааа снегу, их биттен зи на белом, - синхронно раскачиваясь, запели скворец и дрозд.

- Иго - го, - добавил лось. Но воробья на носу не было, вероятно, это стало уже привычкой.
Кабан, смущенно оглядываясь, тихо потрусил прочь. Медведь ещё держался.

- Да кто вы такие, - орлан и утка бешено защёлкали клювами в сторону обезбашенной интернациональной гоп-компании.
- Мы? - выстроившись в ряд, громко крикнули три воробья, скворец, дрозд и сойка, - мы – народ, и нам решать, с кем дружить, кого послать, понятно вам, цыплята – гриль?

И рассевшись на рогах периодически игогокающего лося, мелкие хулиганы и их друзья запели:

- Вставай, страна огромная…

С диким хохотом медведь рухнул с камня.

Об агрессии и санкциях не вспомнил уже никто.

Вот так дружный птичий интернационал, воробьиное нахальство и немного алкоголя прекратили зарождающееся напряжение в лесах. Как бы хотелось, чтобы это произошло и в нашей жизни.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //