Как-то попросили отвезти передачку родственникам


Однажды знакомые, узнав, что собираюсь в командировку в Москву, попросили отвезти передачку родственникам в Текстильщики.

Написали адрес, нарисовали схему прохода от метро, звонить два длинных один короткий, ежели родственная бабушка дома одна, то все прочие комбинации не прокатят, бабушка опасается лихих людей, всем известно, что лихие люди позвонить два длинных один короткий ни в жизнь не догадаются.

Принесли передачку к поезду, велели глаз не спускать, не ровён час сопрут.

Следует заметить, что суффикс -чк плоховато соотносился с сумкой весом в полпуда.

До гостиницы в Беляево кое-как доволокла, пару дней собиралась с духом и таки собралась.

Решила, повезу после работы.
Припереть сумку с Беляево на Варшавскую помог сосед по гостинице.
А вечером, в час пик, сама-сама.
Приезжаю, вся в мыле, в эти самые Текстильщики и обнаруживаю, что бумажка с адресом и схемой осталась в гостинице.
Не беда, я ж помню.




Поплутала малость, не без того, но нашла.

Два длинных, один короткий, открыла бабулька.

Марья Петровна? Да-да. Передачку ждёте? Да-да. Отлично, я под вешалкой поставлю.

Гора с плеч.

Вернулась в Беляево и глянула на схему с адресом, на всякий случай.

Ну что сказать – в жизни всегда найдётся место сюрпризу.

Сюрприз усугубился тем, что из памяти начисто вымело номер дома и квартиры, где оставила сумку. Подъезд вроде бы не крайний, этаж то ли пятый, то ли шестой, из лифта направо – всё, больше никаких зацепок.

В Текстильщики примчалась в девять вечера.
Под подозрение попали три дома.
Простите меня те, кому приходилось чуть ли не в ночи открывать взъерошенной и явно неадекватной девице, задающей странные вопросы и норовящей заглянуть под вешалку.
По закону подлости два первых дома – мимо.
И вот стою я посреди Текстильщиков, проклиная свой неуместный альтруизм, в темноте и в ужасе, кто знает, что в передачке было, я не смотрела, может, полпуда фамильных бриллиантов.
Но мироздание надо мной сжалилось, в третьем доме после нескольких фальстартов увидела под вешалкой сумку.

Расстёгнутую.

Бабушка глуховата, не сообразила, сказала хозяйка, вы нас простите, муж с работы пришёл, подумал, брат с дачи привёз, открыл банку, одну, с помидорами, могу компотом возместить, яблочным, возьмёте компот? ну как хотите.
Одно радовало – сумка полегчала на двухлитровую банку.
Вообще дурдом, получается, я пёрла на своём горбу четыре банки всяких маринадов, ну понятно же, голод в Москве.
Почти в полночь приволокла по нужному адресу.
Два длинных один короткий.

Выговорив за поздний визит, родственники учинили допрос, куда делась одна банка, где четвёртая-то, с обещанными помидорами?
Наплела чего-то в стиле мышка бежала, хвостиком махнула, но чувствовалось – не убедила.

Тем не менее, недовольные родственники сказали, погодите, сейчас упакуем кой-чего, по мелочи, передадите нашим, чего с пустыми руками назад ехать.

Но я малодушно сбежала.

Не попрощавшись.

Знакомые потом пеняли, тебе трудно было сумку с собой захватить? теперь жди оказии, когда ещё случится, и куда подевалась одна банка? с помидорами, а?





Метки:


Комментарии:


Поиск по сайту
Архивы
© 2019   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //