Как страшно летать


Я сижу в кресле и прислушиваюсь к звукам вокруг. Люди снуют по узкому проходу, снимая куртки и запихивая сетки из дьюти-фри в маленькие отсеки над моей головой. Спереди и сзади ведутся приглушенные беседы о всякой ерунде, стюардессы приветствуют каждого вновь входящего. Я тереблю в руках телефон, отсчитывая минуты до взлета. Руки холодные и мокрые.

По мере того, как самолет начинает двигаться, учащается мое дыхание. Совсем скоро произойдет то, чего я боюсь больше всего на свете- мы взлетим.

В тот самый момент, когда железная птица отрывается от земли, мой мозг взрывается. Сердце выскакивает из груди, желудок же наоборот падает на пол и разбивается.

Закладывает уши, и я погружаюсь в аквариумный мир, где все звуки приглушены. Но это только начало. Я не успеваю привыкнуть к своему новому состоянию, как самолет начинает поворачивать.

Мы накреняемся. Желудок, покоящийся на полу, плавно скользит в сторону. Правая половина мозга давит на левую, из глаз рискуют политься слезы. Я мысленно прощаюсь с родственниками, вспоминая почему-то трагедию башен-близнецов и ту запись с автоответчика, которую крутили по новостям (там где пассажир самолета прощается со своей дочерью прямо перед катастрофой). Интересно, успею ли я позвонить маме?

Маме я позвонить не успеваю, т.к. самолет выравнивается и мы начинаем набирать высоту. Единственное, во что врежется данный самолет сегодня - это облака, но я этого еще не знаю.

Через полчаса лёта я почти спокойна. Я всего лишь пытаюсь силой мысли заставить всех стюардесс и пассажиров сидеть на месте, дабы не нарушать ту хрупкую стабильность, что образовалась в моем ощущении. Пожалуйста, не вставайте с кресел, хрен его знает, как отреагирует эта железяка на ваши движения. И ради всего святого пристегните ремни!

Надо сказать, что свой собственный ремень я не отстегиваю не на минуту.

Все фильмы со всеми авиакатастрофами отчетливо играют в моей собственной голове.

Турбулентность. Турбулентность- это то единственное состояние, когда я начинаю молиться почти вслух. Потому что мне страшно.

Я вспоминаю, как мне все-таки еще мало лет и как много я еще не успела в жизни.

А дальше мы идем на посадку. Я начинаю расслабляться где-то за полкилометра до земли, когда мои шансы на то, чтобы выжить стремительно возрастают.

Когда же шасси касаются так горячо любимого мною асфальта, я снова улыбаюсь миру.

И только где-то на задворках мозга злобно корчится мысль о том, что мне предстоит еще путь назад.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //