Как США, Израиль и Европа уничтожают запрещенные к ввозу в страну продукты и товары


В США и Европе огромное количество голодных людей, а американские и европейские власти предпочитают уничтожать контрабандную еду и запрещенные товары, чем раздавать их голодным и страждущим.

Вот так американцы расправляются с едой, которая запрещена к ввозу в США:

Моя любимая девушка проходила американскую таможню в среду.

Ничего такого необычного - вербена, харисса и вяленое мясо из Туниса, трюфеля из Франции (наверняка Алжирские), ну и в Барселоне у нее конференция была.

Собака в азропорту сразу взяла след, а за ней и не худые полицейские подоспели: так это у вас хамон - он запрещен; ну охренеть - у вас еще и чоризо (испанские колбаски); а вербена почему пахнет лимоном - цитрусовые запрещены; ой, грибы - вот сюда их кладите; в хариссе у вас семечки перцев - нельзя; вы так много сухой мяты везете - нельзя, там наверняка жуки нехорошие...

В аэропорту стоит подобие пищевого пылесоса - там все утрамбовали на ее глазах и в большую мусорку загрузили.

А ведь все это ее семья-друзья с любовью готовили.

Если кто не знает - 50 миллионов людей в США ложатся спать голодными, из них 20 миллионов - детей.

А ведь казалось бы: у них и свои гулаги были - я туда на рыбалку езжу; и голодоморы - все основные трассы построены в 30-х годах рабочими за еду раз в день.

Интернет заполонил громкий вой нерукопожатого сообщества: кровавый путинский режим совершил чудовищное преступление, отправив "левый" пармезан, хамон и прочие санкционные продукты, (идущие к нам, главным образом, через дырявую украинскую границу) прямиком в измельчитель.

Не обошлось при этом и без традиционных сравнений "клятой Раши" и процветающей Америки. И специально для последних мы предлагаем посмотреть короткое видео о том, что с контрабандными деликатесами делают в США.

А вот так американцы уничтожают контрафактные автомобили — вместо того, чтобы передать их каким-нибудь нуждающимся парням из чёрных гетто:

Аналогичным образом уничтожают пищевую контрабанду и в Израиле, сотнями тонн:

"Контрабанда из ПА в Израиль: уничтожено 700 кг сыра, 180 тонн мяса

Министерство сельского хозяйства Израиля сообщает, что в последнее время резко выросло количество попыток контрабандных поставок продуктов из ПА в Израиль.

В частности, речь идет о фальсификации печатей ветеринарной службы на яйцах, а также мясе, которое не прошло соответствующих проверок в Израиле, и может представлять опасность для здоровья.

За последнюю неделю инспекторы Минсельхоза Израиля изъяли и уничтожили 500.000 яиц, 700 килограмм сыра и 180 тонн мяса."

А вы пробовали например провезти сыр, молочные продукты, или мясные продукты например в Германию?

Кто не знает, даже у вас как у частного лица все это что я перечислил, конфискуют, и положат в специальный контейнер под ключ, на утилизацию, и утилизировать будут за ваш счет… и еще оштрафуют. Вот так вот. И Россия делает тоже самое, что уже много десятилетий делают западные партнеры.

У немцев аргументация такая, что вы можете провезти на своих продуктах микроорганизмы, которые испортят им производство пищевых продуктов… У типо уже были случаи, когда молокозаводы несли огромные убытки из за заражения посторонними микроорганизмами...

И наших западных партнёров можно понять — ведь это весьма эффективный метод борьбы с контрабандой.

Уничтожать плоды труда — хоть своего, хоть чужого — всегда жаль. Но порою необходимо. Уходя от наступающих нацистских полчищ, наш народ своими руками разрушал всё, что не удавалось эвакуировать — сжигал пшеничные поля и бензохранилища, взрывал мосты и заводские корпуса…

Полагаю, и сейчас крайняя мера покажет народу: борьба идёт всерьёз — с нами воюют так, что придётся напрячь для победы все силы. Так что при грамотном разъяснении причин варварского на первый взгляд деяния можно надеяться на его превращение в один из источников моральной силы, столь необходимой нам в противостоянии с теми, кто обычно именует себя «весь мир».

Кстати, об этом именовании. Те, кто так или иначе соучаствует в нынешних санкциях против РФ, представляют около 1/8 населения Земли, а в её экономике занимают — по собственной статистике — около 1/2. Если же очистить эту статистику хотя бы от очевиднейших накруток, уже много лет высмеиваемых даже их собственными экономистами, то их доля в мировой экономике оказывается — по разным оценкам — в пределах 1/4–1/3.

Следовательно, при грамотной внутренней и внешней политике нашими союзниками могут стать 7/8 человечества и 2/3–3/4 человеческого хозяйства. Для этого нам необходимо, в частности, объяснить целесообразность своих действий — в том числе и указа об уничтожении товаров, ввозимых в обход нашего запрета, — не только самим себе, но и действительно всему миру.

Начну с того, зачем нужно не просто заворачивать в обратный путь с нашей таможни товары из откровенно враждебных нам стран (как было уже год), а изымать их у владельцев (или посредников), как поступают во всём мире (в том числе и в нашей стране) с прочими предметами контрабанды — ввоза или вывоза в нарушение установленного государством порядка.

Прежде всего напомню: контрабанда повсеместно и с незапамятных времён рассматривается как преступление. А по общим и очевидным юридическим соображениям орудие преступления подлежит изъятию у преступника хотя бы для того, чтобы он не имел возможности совершить повторную попытку правонарушения. Но есть в пользу изъятия и соображение экономическое.

В фантастическом кинобоевике «Крепость» (1992) компьютер, управляющий тюрьмой будущего, практически каждое своё объявление заканчивает словами «crime does not pay». В русском закадровом дубляже виденного мною фильма это переведено «за преступление нужно платить». Между тем мысль здесь совершенно иная: «преступление не окупается». В англоязычном мире это правило считается общепринятым и общеизвестным. Правда, обычно его трактуют как «преступление не должно окупаться».

Скажем, в существующем с конца 1920-х годов своде требований к правильно построенному произведению детективного жанра есть и указание на то, что к концу произведения должно быть очевидно: преступник так и не смог извлечь из своего деяния ожидаемую выгоду.

Причём у такого пожелания есть и научное обоснование. Премию государственного банка Швеции по экономическим наукам в память Альфреда Бернхарда Эммануэлевича Нобеля (1833.10.21–1896.12.10), учреждённую в 1968-м и впервые присуждённую в 1969-м году, в 1992-м получил Гэри Стэнли [отчества не знаю] Беккер (1930.12.02–2014.05.03) «за исследования широкого круга проблем человеческого поведения и реагирования, не ограничивающегося только рыночным поведением». Он, в частности, доказал: если средний (с учётом времени, проведенного в местах лишения свободы) в некотором социальном слое доход преступника превышает средний по этому же слою доход честного гражданина, то преступность в этом слое возрастёт безудержно.

Если предмет контрабанды просто не пропустить через границу, его владелец может впоследствии попытаться продать его в другом месте — пусть и с меньшим доходом. Таким образом, пресечение попытки преступления не причинит ему никакого ущерба. Только изъятие способно снизить средний доход контрабандистов до уровня меньшего, чем при честной торговле.

Но почему же тогда конфискованное продовольствие предписано именно уничтожать, а не продавать внутри нашей страны? Ведь в этом случае нарушители закона будут в том самом убытке, какой предписан экономической теорией пресечения преступлений, а наш народ не потерпит никакого ущерба!

Вспомним: практически все наши соотечественники, критикующие президентский указ от 2015.07.29, принадлежат к либеральному флангу политических эмоций.

Многие из них в своих публикациях по другим поводам так или иначе одобряют популярную в рыночной экономике практику уничтожения части товара ради поддержания высоких цен на него.

В частности, хрестоматийно известное массовое истребление провианта в начале Первой Великой депрессии — буквально на глазах десятков миллионов людей, находящихся на грани голодной смерти вследствие утраты источников заработка, — не вызывает у них ни малейшего возражения: мол, в противном случае разорились бы фермеры и некому было бы выращивать новые урожаи (то, что в начале депрессии массово разорялись как раз фермеры и среди голодающих именно они составляли едва ли не большинство, этих авторов никоим образом не волнует).

Теперь напомним: практически все отечественные сельскохозяйственные производители жалуются на щедрые дотации, получаемые их зарубежными конкурентами. Те сами участвовали в составлении правил Всемирной торговой организации, официально запрещающих государственное дотирование производства, и оставили там несметное множество щелей, куда протекают денежные потоки для них.

Нам же ВТО почти не оставила возможностей дотирования своей хозяйственной деятельности (да и те, что есть, недоиспользует экономический блок правительства РФ, почитающий превыше заповедей господних ВТО Вашингтонский консенсус и прочие методы подавления экономического развития). Поэтому импортное продовольствие — независимо от реальных издержек на его создание — продаётся на нашем рынке заметно дешевле, нежели отечественная продукция, сопоставимая по качеству и вкусу. Что и впрямь никоим образом не способствует нашей хозяйственной активности.

Если конфискованное продовольствие продавать на внутреннем рынке (да ещё и по дешёвке, как предлагают критики президентского указа), удушение нашего сельского хозяйства продолжится. Как показал четвертьвековой отечественный опыт, иностранный демпинг — продажа по искусственно заниженным ценам — несравненно надёжнее любых санкций убивает наши попытки воссоздать экономику.

Теперь наши защитники прав своего человека, поборники открытости страны всему зарубежному и прочие либероиды, верующие, что солнце восходит на Западе, предлагают продолжить эту практику. Можно не сомневаться: западные организаторы санкций согласятся полностью возмещать убытки любому контрабандисту, если конфискованное у него продовольствие поможет голодной смерти нашего села.

Именно поэтому любой способный, по выражению Виталия Владимировича Кличко, «сегодня заглянуть в завтрашний день» предпочтёт на какое-то время затянуть пояс. Особенно — на животах хамоноядцев, умельцев отличать вкус рижских и калининградских шпрот, противников краснодарского рокфора и прочих рядовых информационного фронта, воюющих на противоположной от нас стороне.

Полагаю, с нашей стороны того же фронта должны последовать разъяснения на сей счёт, доступные не только нашим собственным гражданам, но и тем, кто пока придерживается нейтралитета в войне желающих сохранить старую структуру мировой экономики с теми (в том числе и нами), кто хочет увести её с нынешнего пути, уже породившего Вторую Великую депрессию.

***


Те, кто еще вчера призывал не жалеть не вписывающихся в рынок, сегодня льют горючие слезы о 16 миллионах за чертой бедности, которых коварная власть лишает последнего источника пропитания. На крючок жалости попадаются и многие далекие от политики граждане, искренне недоумевающие, почему же нельзя этот сыр раздать малоимущим. В самом деле, почему?

Ответ сложен своей простотой: Потому что это не сыр!

Весь этот таможенный конфискат – это не сыр, а «пластичная масса, внешним видом и запахом напоминающая сыр». Почему так сурово? Потому что если товар ввозится через границу официально, то у него есть сопроводительные и сертифицирующие документы (а строгость нашего пищевого контроля подтверждается регулярными запретами на поставки какой-нибудь продукции из-за очередной найденной бяки). Таким образом, эти документы:

1. Подтверждают соответствие этого продукта нашим нормам и безопасность его для населения;

2. Обеспечивают в случае возникновения каких-либо проблем прослеживаемость продукции (из какой страны, с какого завода, когда изготовлена, кто упаковал и т.д.).

Так вот, если товар собираются провозить именно контрабандой, то никаких сопроводительных (а уж тем более сертификационных) документов у него не будет, и, соответственно, никто не сможет подтвердить, что это сыр! Еще не факт, что он плохой, но он неизвестный, а поскольку устранить эту неизвестность никак нельзя, то лучше от нее избавиться, что наши власти и делают (ну и, кстати, это является нормой для большей части таможен разных стран мира). Ведь если население начнет травиться, то государство же первым окажется виноватым…

После ознакомления с приведёнными фактами либерасты занимают позицию, что да, продукция без документов, но организовать экспертизу и проверить ее — дело нескольких дней. Такими заявлениями эти деятели желают навредить России еще больше.

Поясняю, что для использования контрсанкционных продуктов нужно создавать целую инфраструктуру. Склады, холодильники, транспорт, учёт, товарная экспертиза, кадры, которым надо платить зарплату с отчислениями от неё, конторы, офисы, распределение, электроэнергия, рефрижераторы и пр. и пр. А поток контрсанкционных продуктов контрабандой является нерегулярным и должен, по идее, сойти на нет! Слишком дорого для государства будет стоить бесплатная раздача нуждающимся конфискованных продуктов! Да и не факт что она была бы бесплатная или со сниженной стоимостью...»




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //