Как Симон Боливар государства создавал


Симон Боливар сумел стать создателем сразу нескольких современных государств, которые буквально вырвал из-под тиранической власти испанской короны.

Наследие Боливара

Полные названия различных стран иногда бывают весьма необычными. К примеру, Боливия официально именуется Многонациональное Государство Боливия, Мавритания и Иран подчеркивают, что они не простые республики, а исламские. Республика Македония к своему названию добавила «Бывшая Югославская» — чтобы не путали с одноименной греческой областью, Мексика на самом деле является Мексиканскими Соединенными Штатами, а небольшой, в сущности, Непал, затерянный в Гималаях между Индией и Китаем, — не просто демократическая, но еще и федеративная республика. Что же касается Республики Венесуэла, то первое слово в ее названии — Боливарианская.

В принципе, нет ничего удивительного, что сразу две южноамериканские страны увековечили в своем имени память Симона Боливара, которому еще при жизни Национальным конгрессом Венесуэлы было присвоено необычное звание — Освободитель (El Libertador). Ведь он действительно сумел стать создателем сразу нескольких современных государств, которые буквально вырвал из-под тиранической власти испанской короны.

В начале XIX века вся Южная Америка, за исключением нынешней Бразилии, принадлежала Испании и управлялась наместниками короля. Лежавшая за океаном метрополия руководила, как умела, а получалось у нее не очень удачно. Реальная власть принадлежала только белому меньшинству (в то время как основную часть населения составляли потомки от смешанных браков), предпринимательство сталкивалось с многочисленными запретами, а высокие налоги приводили к тому, что из колоний выкачивали все соки.

Одно это могло стать весомым поводом для недовольства, и оно проявилось, особенно под влиянием войны за независимость США, Великой французской революции и восстания рабов в Сан-Доминго. Южноамериканцы на этих примерах воочию убедились в том, что можно успешно бороться за свои права, а монаршая власть не так уж и свята и непоколебима. Но непосредственной причиной стало вторжение войск Наполеона Бонапарта в Испанию, последовавшее в 1808 году и приведшее через 2 года к оккупации большей части страны Францией.

В том, что одним из лидеров «патриотов», как называли себя сторонники независимости, стал именно Боливар, нет ничего удивительного. В отличие от многих соотечественников, которые никогда не пересекали океан, он лично познакомился с жизнью Старого света.

Симон родился 24 июля 1783 года в Каракасе в знатной креольской семье, рано остался без родителей и был воспитан известным просветителем Симоном Родригесом, который стал для него не только наставником, но и другом. В 16 лет по инициативе родственников он отправился в Мадрид, где изучал право, а затем совершил путешествие по Италии, Швейцарии, Германии, Англии и Франции, побывал также в Соединенных Штатах Америки, уже к тому времени освободившихся от власти Великобритании. Возможно, именно там Боливар впервые задумался о том, что и Южной Америке нужно сбросить с себя тяжелое ярмо, которое наложила метрополия.

Когда от Мексики до нынешней Боливии начались восстания, испанская армия сумела быстро их подавить. Но начало было положено — не хватало только лидера. Им и оказался Боливар, принявший самое активное участие в свержении испанского господства в Венесуэле, которая в 1811 году стала независимой республикой. Но отряды повстанцев в итоге были разбиты, и хотя в 1813 году войска Боливара вновь заняли Каракас и провозгласили Вторую Венесуэльскую республику, он не сумел провести реформы, которые позволили бы ему заручиться поддержкой народа, и вынужден был бежать на Ямайку.

Боливар не побоялся бросить вызов могущественной империи, и, возможно, неслучайно именно его земляк, президент Венесуэлы Уго Чавес поступил так же, став одним из немногих лидеров современного мира, который позволял себе жестко критиковать США — нового «всемирного диктатора». Видимо, действительно сильной оказалась «прививка свободы», сделанная в первой четверти XIX века.

Война за освобождение Южной Америки продолжалась долгие 16 лет — до 1826-го, и если знаменитый Сан-Мартин возглавлял войска повстанцев в нижней части континента, то Боливар действовал на севере.

Он вернулся на родину в конце 1810-х и вновь добился частичного освобождения Венесуэлы — не в последнюю очередь за счет обещания наделить солдат своей армии землей. Затем испанцы были изгнаны из Новой Гранады (современной Колумбии), и в 1819-м Боливара провозгласили президентом Республики Колумбия, в которую вошли Венесуэла, Новая Гранада, а чуть позже — и нынешний Эквадор.

Начало 20-х годов ознаменовалось несколькими громкими победами над войсками империи, а в середине 1822-го армии Боливара и Сан-Мартина впервые встретились на территории современного Перу. Наконец, в 1824 году Венесуэла, еще в 1811-м провозгласившая о своей независимости, была полностью освобождена от испанского владычества.

Боливар, в принципе, не скрывал, что хотел бы объединить бывшие вице-королевства, но на единых демократических началах. В Южные Соединенные Штаты должны были войти Колумбия, Перу, Боливия, Ла-Плата и Чили, но настоять на своей идее военачальнику не удалось. Он пользовался огромным уважением, однако почувствовавшие вкус самостоятельности местные политики заподозрили, что со временем ему захочется создать собственную империю — наподобие наполеоновской.

Были ли у него действительно такие мысли, неизвестно до сих пор. Но, как бы то ни было, союз освободившихся колоний оказался недолговечен, из него вышли Перу и Боливия, и в результате Боливару пришлось «довольствоваться» территориями лишь современных Колумбии и Венесуэлы.

В конце 1829 года произошел раскол и между этими странами, и в начале 1830-го Боливар ушел в отставку с поста президента, а в декабре того же года скончался, отказавшись перед этим от всех своих земель, домов и даже государственной пенсии.

Скорее всего, вряд ли правы те, кто полагает, что власть испанского короля Боливар намеревался заменить собственной диктатурой. Ведь достаточно сказать, что в результате войны за независимость южноамериканских колоний ему удалось разорвать узы, сковывавшие экономическое развитие всего континента, были отменены подушная подать и местный аналог «барщины» для коренных жителей, в большинстве образовавшихся стран ликвидировали рабство. В новых государствах была установлена парламентская форма правления, приняты конституции. Появились нации, избавившиеся от пережитков феодализма и получившие возможность для самостоятельного развития.

Боливар не побоялся бросить вызов могущественной империи, и, возможно, неслучайно именно его земляк, президент Венесуэлы Уго Чавес поступил так же, став одним из немногих лидеров современного мира, который позволял себе жестко критиковать США — нового «всемирного диктатора».




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //