Как Северная Корея стала ядерной державой


Ким Чен Ын, в отличие от своих родственников и предшественников, вовсе не шантажирует мир ядерными разработками, а создаёт реальный ракетно-ядерный арсенал.

Взрыв к празднику

9 сентября 2016 года Северная Корея отметила 68-ю годовщину создания Корейской Народно-Демократической Республики очередным испытанием ядерного оружия.

Сначала сразу несколько стран зафиксировали повышенную сейсмическую активность на территории Северной Кореи, которая могла означать взрыв ядерного заряда.

Затем факт проведения ядерных испытаний официально подтвердил Пхеньян. «КНДР будет и дальше принимать меры по укреплению национальных ядерных сил в количественном и качественном отношении, чтобы обеспечить достоинство и право на существование страны в условиях возрастающей ядерной угрозы со стороны США», — говорится в сообщении, распространённом официальным северокорейским информагентством ЦТАК.

Южная Корея, США и Япония инициировали проведения экстренного заседания Совета Безопасности ООН, на котором, как ожидается, будет поднят вопрос об ужесточении санкций в отношении Пхеньяна.

Проблема, однако, в том, что санкции на КНДР практически не действуют. Больше того, в ракетно-ядерной программе Северной Кореи отмечается существенный прогресс.

Как всё начиналось

Ещё в годы Корейской войны командование США рассматривало возможность нанесения ядерных ударов по Северу. Хотя эти планы и не были реализованы, руководство Северной Кореи было заинтересовано в получении доступа к технологиям, позволяющим создавать оружие подобного типа.

СССР и Китай, выступавшие в качестве союзников КНДР, к этим планам относились прохладно.

Тем не менее в 1965 году при помощи советских и китайских специалистов был основан ядерный научно-исследовательский центр в Йонбёне, где был установлен советский ядерный реактор ИРТ-2000. Изначально предполагалось, что реактор будет использоваться для работ исключительно по мирным программам.

В 1970-х годах Пхеньян, опираясь на поддержку Китая, начинает первые работы по созданию ядерного оружия.

В 1985 году Советский Союз добился от КНДР подписания Договора о нераспространении ядерного оружия. В обмен на этот СССР поставил в Корею газо-графитный исследовательский реактор мощностью 5 МВт. Также было подписано соглашение о строительстве в Северной Корее АЭС с четырьмя легководными реакторами типа ВВЭР-440.

Несостоявшаяся война президента Клинтона

Распад Советского Союза изменил ситуацию в мире. На Западе и в Южной Корее ожидали скорого падения северокорейского режима, одновременно ведя с ним мирные переговоры в расчёте на либерализацию политической системы и её демонтаж по варианту Восточной Европы.

Соединённые Штаты в обмен на отказ от ядерной программы обещали Пхеньяну оказание экономической и технической помощи в освоении мирного атома. Северная Корея в ответ согласилась допустить на свои ядерные объекты инспекторов МАГАТЭ.

Отношения стали резко портиться после того, как инспекторы МАГАТЭ заподозрили в сокрытии некоторого количества плутония. На основании этого МАГАТЭ потребовало провести специальную инспекцию двух объектов по хранению отработанного ядерного топлива, которые не были задекларированы, однако получило отказ, мотивированный тем, что объекты никак не связаны с ядерной программой и носят военный характер.

В итоге в марте 1993 года КНДР объявила о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия. Переговоры с США позволили затормозить этот процесс, но 13 июня 1994 Северная Корея не только отказалась от договора, но и вышла из МАГАТЭ.

В этот период, как утверждал в 2006 году журнал «Ньюсуик», администрация президента США Билла Клинтона отдала распоряжение об изучении вопроса о проведении военной операции против Северной Кореи. Отчёт военных гласил — операция потребует расходов в размере 100 миллиардов долларов, а силы Южной Кореи и США потеряют около миллиона человек, причём потери армии США составят не менее 100 000 человек убитыми.

В результате Соединённые Штаты вновь вернулись к тактике переговоров.

Угрозы и обещания

В конце 1994 года при содействии экс-главы США Джимми Картера было достигнуто «рамочное соглашение», согласно которому Северная Корея обязалась отказаться от программы создания ядерного оружия в обмен на поставки топливного мазута и создание двух новых ядерных реакторов на лёгкой воде, которые не могут быть использованы для работ по ядерному оружию.

На несколько лет установилась стабильность. Обе стороны, правда, выполняли свои обязательства лишь частично, но внутренние трудности в КНДР и отвлечённость США на другие проблемы обеспечивали устойчивую ситуацию.

Новая эскалация началась в 2002 году, когда в США к власти пришёл президент Джордж Буш-младший.

В январе 2002 года в своём выступлении Буш включил КНДР в так называемую «ось зла». Вкупе с намерением создать глобальную систему ПРО это вызвало серьёзную тревогу в Пхеньяне. Северокорейское руководство не хотело разделить судьбу Ирака.

В 2003 году начались переговоры по ядерной программе КНДР с участием КНР, США, России, Южной Кореи и Японии.

Никакого реального прогресса на них добиться не удалось. Агрессивная политика США порождала в КНДР уверенность в том, что обеспечить собственную безопасность можно только при наличии собственной атомной бомбы.

В Северной Корее особенно не скрывали, что исследовательские работы по ядерной тематике продолжаются.

Бомба: рождение

Ровно 12 лет тому назад, 9 сентября 2004 года, южнокорейским разведывательным спутником был зафиксирован сильнейший взрыв в отдалённом районе КНДР (провинция Янгандо), неподалёку от границы с Китаем. На месте взрыва остался видимый из космоса кратер, а над местом происшествия выросло огромное грибовидное облако диаметром около четырёх километров.

13 сентября власти КНДР объяснили появление облака, похожего на ядерный гриб, взрывотехническими работами в ходе строительства ГЭС Самсу.

Ни южнокорейские, ни американские специалисты не подтвердили, что речь действительно шла о ядерном взрыве.

Западные эксперты считали, что для создания полноценной атомной бомбы у КНДР нет нужных ресурсов и технологий, и речь идёт о потенциальной, а не о непосредственной опасности.

28 сентября 2004 года заместитель министра иностранных дел КНДР заявил на сессии Генеральной ассамблеи ООН, что Северная Корея уже превратила в ядерное оружие обогащённый уран, полученный из 8000 переработанных топливных стержней из её атомного реактора. Он подчеркнул, что у КНДР не было иного выбора в создании сил ядерного сдерживания в условиях, когда США провозгласили своей целью уничтожение КНДР и угрожают превентивными ядерными ударами.

10 февраля 2005 года МИД КНДР впервые официально заявил о создании в стране атомного оружия. К этому заявлению в мире отнеслись как к очередному блефу Пхеньяна.

Полтора года спустя, 9 октября 2006 года, КНДР впервые объявила о проведении успешного испытания ядерного заряда, причём о его подготовке заявлялось перед этим публично. Малая мощность заряда (0,5 килотонны) вызвала сомнения в том, что речь шла об атомном устройстве, а не об обыкновенном тротиле.

Ускорение по-северокорейски

25 мая 2009 года КНДР провела очередные ядерные испытания. Мощность подземного ядерного взрыва, по оценке российских военных, составила от 10 до 20 килотонн.

Спустя четыре года, 12 февраля 2013 года, Северная Корея провела очередное испытание атомной бомбы.

Несмотря на принятие новых санкций в отношении КНДР, сохранялось мнение — Пхеньян далёк от создания мощных устройств, которые могут использоваться в качестве реального оружия.

10 декабря 2015 года лидер КНДР Ким Чен Ын заявил о наличии у его страны водородной бомбы, что означало новый шаг в создании ядерного оружия. 6 января 2016 года был произведён очередной испытательный взрыв, который КНДР объявила испытанием водородной бомбы.

Нынешнее испытание южнокорейские источники называют самым мощным за всю ядерную программу КНДР. Обращает на себя внимание и то, что промежуток между испытаниями получился самым коротким за все годы, что свидетельствует о том, что Пхеньян серьёзно продвинулся вперёд по части совершенствования технологий.

А главное, Северная Корея заявила, что данное испытание было проведено в рамках разработки ядерных боеголовок, которые могут размещаться на баллистических ракетах.

Если это действительно так, то официальный Пхеньян вплотную подошёл к созданию реального боевого ядерного оружия, что в корне меняет ситуацию в регионе.

Ракеты летят всё дальше

Сообщения в СМИ о ситуации в КНДР, часто появляющиеся благодаря южнокорейским источникам, создают превратное впечатление о Северной Корее. Несмотря на бедность населения и прочие проблемы, эта страна не является отсталой. Там вполне достаточно специалистов в передовых отраслях, в том числе в ядерных и ракетных технологиях.

Об испытаниях северокорейских ракет обыватели говорят со смешком — снова взорвалась, снова не долетела, опять упала.

Военные же эксперты, следящие за ситуацией, утверждают — специалисты КНДР за последние годы сделали мощный технологический рывок.

К 2016 году в КНДР создана мобильная одноступенчатая жидкостная баллистическая ракета «Хвасон-10» с дальностью стрельбы около трёх тысяч километров.

Летом же текущего года была успешно испытана ракета «Пуккыксон-1». Эта твердотопливная ракета предназначена для вооружения подводных лодок. Её успешный запуск был произведён именно с подводной лодки ВМС КНДР.

Это совершенно не вяжется с представлениями о Северной Корее как о стране со ржавыми старыми советскими самолётами и китайскими танками.

Эксперты обращают внимание — количество испытаний в КНДР в последние годы стремительно возрастает, а техника становится всё сложнее.

В течение нескольких лет Северная Корея способна создать ракету с дальностью полёта до 5000 км, а затем и полноценную межконтинентальную баллистическую ракету. Причём она будет оснащена самой настоящей ядерной боеголовкой.

Что делать с Северной Кореей?

Почти нет сомнений в том, что санкции в отношении КНДР будут ужесточены. Но прежний опыт говорит — на Пхеньян это никоим образом не влияет.

Более того, товарищ Ким Чен Ын, в отличие от своих родственников и предшественников, вовсе не шантажирует мир ядерными разработками, а создаёт реальный ракетно-ядерный арсенал.

Причём его не останавливает даже откровенное раздражение главного союзника — Пекина, не заинтересованного в нагнетании обстановки в регионе.

Возникает вопрос: а что вообще можно сделать с Северной Кореей? Даже те, кто крайне негативно воспринимает режим товарища Кима, убеждены, что раскачать ситуацию изнутри не получится. Убедить Пхеньян «вести себя хорошо» не удаётся ни друзьям, ни врагам.

Военная операция против Северной Кореи сегодня обойдётся США значительно дороже, чем в начале 1990-х, когда администрация Клинтона строила подобные планы. К тому же ни Россия, ни Китай не допустят у своих границ войны, которая имеет все перспективы превратиться в Третью мировую.

Теоретически, Пхеньян могли бы удовлетворить гарантии, обеспечивающие сохранение режима и отсутствие попыток его демонтажа.

Вот только новейшая история учит, что единственной подобной гарантией в современном мире является «ядерная дубинка», над созданием которой и трудится Северная Корея.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //