Как с мужем домашние дела мирно делить


Когда тебе 20 лет, ты наивно веришь, что если обо всем договориться на берегу (то есть до свадьбы), а потом эти договоренности свято соблюдать, то можно жить долго и счастливо и даже умереть в один день. Когда тебе тридцать, до тебя доходит, что учесть «на берегу» все возможные перипетии семейной жизни невозможно.

Когда тебе сорок, ты понимаешь, что даже умереть в один день — та еще задачка. И когда один собирается умирать от температуры 37,2, другому надо взять на себя много дополнительных обязанностей, чтобы восстановить стутус кво.

Теория нестабильности

Жизнь вообще довольно непредсказуемая штука. Когда вы первый раз распределяли обязанности, вас было двое, у вас (допустим) была однокомнатная квартира со стиральной машинкой и пылесосом, и у каждого из вас была работа. На такой базе довольно несложно договориться, кто за что отвечает.

Но в течение года возможен целый ряд вполне рядовых и предсказуемых перемен, которые порушат ваши договоренности до основания:

— родится ребенок (или два — бывает и такое); — кого-то из вас уволят или, наоборот, резко повысят;

— сломается пылесос;

— сломается рука или нога у одного из вас; — умрет бабушка и оставит, в наследство «трешку»...

И это мы еще исключаем, как маловероятные, возможность ядерной войны, банковского кризиса и переселения по реновации прямо сейчас.

Стараться соблюдать старые договоренности в изменившихся условиях по меньшей мере наивно. По большей — опасно. Знавала я семью, где мужчина, поклявшись содержать семью во что бы то ни стало, наделал долгов и нахватал микрозаймов, когда его уволили с работы. В конце концов он исчез в неизвестном направлении, а кредиторы и коллекторы потом бегали за женой.

А уж женщины, пообещавшие «на берегу» всегда встречать мужа с горячим ужином — это вообще классический и часто обсуждаемый сюжет. Они самые типичные жертвы послеродовой депрессии и гендерной несправедливости. Ну, потому что невозможно стоять у плиты с младенцем в слинге! То есть технически, конечно, возможно, многие так и делают... Но чувствовать себя при этом счастливой — вряд ли.




Надо все отнять и поделить

В последнее время очень популярна количественная методика разделения обязанностей. «Муж должен готовить в половине случаев». «Муж должен убирать половину квартиры». Выгуливать половину детей, выстирывать половину белья, выплачивать половину квартплаты...

Чисто технически, оно, конечно, удобно. Во всяком случае, честно и легко отслеживается. Но я как представлю, что мне придется нести половину сумок (хотя бы от машины до квартиры), или договариваться с половиной сантехников, или возить детей на половину соревнований... Лучше я еще один обед приготовлю.

Гендерно-количественное распределение нагрузки — это какая-то нарочитая и очень отравляющая жизнь примитивизация. Представьте, вы, например, любите соленые огурцы, а муж — клубнику. И вот перед вами стоит тазик с огурцами и тазик с клубникой. И каждый мог бы съесть свое любимое. Но нет — по-честному, надо заставить себя поглотить полтаза клубники и полтаза огурцов. Ну и что, что невкусно и несовместимо, зато честно!

Надо передоговориться

Конечно, каждый для себя решает, что ему важнее: справедливость или удовольствие. Но как только рождается первый ребенок, большинство семей все-таки вынуждены смириться с очевидным: невозможно каждому уйти на полставки и сидеть с деткой по полдня. По полгода — можно попробовать. Но как договориться, кому какие полгода?

Как ни крути, а при любом значимом изменении обстоятельств надо передоговариваться. Можно даже письменно.

Мы когда-то так пробовали: пишете полный список дел, какие только могут случиться в доме... Через пару лет совместной жизни уже большинству очевидно, что «достать белье из стиральной машины» и «развесить белье» — это две разные задачи. В некоторых семьях дробление еще мельче. У нас, например, «убрать одежды в шкаф» и «закрыть шкаф» — не одно и то же, поэтому шкафы часто стоят открытыми, и мы постепенно осознаем преимущество гардеробных комнат с открытыми стеллажами.

Сплошь и рядом встречаются ситуации, когда под пунктом «помыть посуду» муж подразумевает именно помыть посуду и оставить ее сохнуть возле раковины. А жена — помыть посуду, вытереть ее, убрать в шкаф, причем расставив тарелки по цвету и размеру. Зато «вызвать электрика» для жены — это оставить заявку на сайте, а для мужа — вызвать, отпроситься с работы, дождаться, объяснить, в чем дело, проследить, чтоб не навязали лишних услуг, оплатить, принять работу...

В общем, пишете общий список дел, вставляя туда все, что каждый из вас считает делом. И запускаете по кругу — от старшего к младшему. На каждом круге каждый выбирает из списка только одно дело, которое готов взять на себя. В итоге и в количественном, и в качественном выражении бытовая нагрузка распределится на всех поровну (разве что самым младшим, которые последние в очереди, достанется на одно дело поменьше).

В идеале такие пересмотры и переделы следует проводить раз в пару месяцев, чтобы, во-первых, они не воспринимались как признак кризиса и аврала, а во-вторых, чтобы нелюбимые дела не успевали осточертеть окончательно. Но такая регулярность — это для высокоорганизованных граждан и семей. В нашей семье эти карусели закончились примерно за полгода.

Надо приучить детей к труду

Большинство бытовых переделов начинаются из-за детей. То есть сначала дети появляются — и сразу обнаруживается масса дополнительных и нераспределенных дел.

Даже если вы до свадьбы «мудро» обговорили, как будете делить родительские обязанности, то дети-то все равно не в курсе. Ребенок может меньше спать, чем вы себе придумали, больше какать и плакать, больше мусорить, раньше ходить и быстрее бегать... У него прорисуются диетические предпочтения и медицинские ограничения. В общем, дел становится больше, а исполнителей по-прежнему двое.

Потом дети идут в школу — и к списку родительских обязанностей добавляется наглаживание воротничков, проверка уроков и беседы с директором.

А потом — бац! — и: «Доча, пора признаться. Мы родили тебя для того, чтобы ты мыла посуду». Попытка сгрузить на подрощенного ребеночка часть домашних дел довольно часто натыкается на сопротивление, особенно с непривычки. Дети бунтуют, саботируют или просто «назло» делают плохо. И в результате борьба с собственными подростками превращается в еще одну домашнюю обязанность.

Когда я говорю, что у нас в семье каждый готовит и ест, что захочет и когда захочет, очень многие возмущаются и даже угрожают мне лишением родительских прав. Да, у нас мальчики. Да, старший любит готовить, а младший — нет. Да, младший поэтому ест исключительно здоровую пищу: свежие овощи, свежие фрукты и мясо, обжаренное без изысков, куском с двух сторон. Посуду у нас моет специально обученная машинка, а бардак в детской не ликвидируется до тех пор, пока не надоест самим детям.

Обязанность по воспитанию никто не захотел взять на себя — и дети у нас невоспитанные: стирают, когда захотят; пылесосят, когда надоест делать уроки и играть в компьютерные игры; готовят, когда нагуляются... В конце концов, мы не для того их рожали, чтобы они мыли посуду. И даже не для того, чтобы сдавали ЕГЭ.

Как-то так получилось со временем, что мы перестали делить и распределять обязанности. Каждый делает то, что может и когда хочет. И, что занятно, все дела делаются. А если не делаются, значит, это не очень важные дела.





Метки:


Комментарии:


Поиск по сайту
Архивы
© 2019   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //