Как прибалты Сибирь покоряли


В конце марта 1949 года началась операция «Прибой» - депортация жителей Эстонии, Латвии и Литвы в Сибирь. Сегодня это главный камень преткновения в отношениях России и стран Прибалтики, которые считают мартовские события преступлением руководства СССР.

Война лесных братьев

Главной целью депортации, согласно постановлению Совета министров СССР «были семьи бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализованные бандиты, продолжающие вести вражескую работу, и их семьи, а также семьи репрессированных пособников бандитов». Официально под этой категорией подразумевались «лесные братья», националисты, боровшиеся за независимость прибалтийских стран. «Для многих молодых людей лишение независимости было неприемлемым, а сопротивление коммунистической власти – само собой разумеющимся», - рассказали сотрудники Тартуского музея.

В национальном конфликте не разберешь, кто прав, кто виноват, но Советская власть не могла допустить «вражеских партизанов» на своей территории. Особенно выделялась организация Relvastatud Võitluse Liit (Союз вооруженной борьбы). Ее участники ждали новой «освободительной» войны, делая ставку на немцев или, на худой конец, Европу. Свою задачу они видели в подготовке к этому новому конфликту. Советская операция «Прибой» должна была уничтожить эту организацию на корню. Цель была достигнута – в 1949 года после депортации «лесные братья» сначала пережили прилив новых сил за счет скрывавшихся от депортации, но после скачка их численность упала. Последующая коллективизация довершила дело, оставив повстанцев без поддержки хуторов.

Двух зайцев махом

Депортация затронула и мирных граждан, точнее, она в большей степени затронула мирных граждан - многие просто повторили судьбу русских кулаков начала XX века. Прибалтика стала частью СССР, а на его территории господствовала «ее величество» коллективизация. А она, как известно, требовала полного уничтожения частного права на землю. В итоге в Омскую и Амурскую области и Красноярский край вместе с 13 тысячами лесных братьев были отправлены 29 тысяч кулаков, из которых половину составляли дети до 11 лет. Согласно официальной статистике, в результате мартовской депортации 1949 года одна Латвия лишилась 2,2% населения. Эти действия, вместе с наступлением НКВД на «Лесных братьев», позволили уничтожить подпольное сопротивление и быстро завершить коллективизацию Прибалтики.

Цифры врут

Несмотря на доступность статистики по операции "Прибой", едва ли она может дать объективные данные. Когда речь идет о «преступлениях против человечества», намеренное завышение цифр – дело обычное. Согласно первоначальному плану МГБ ЭССР, выселению подлежали 7540 семей, с общим количеством 22 326 чел, а вывезено было 7488 семей, в количестве 20 535 человек. «Белая книга» Эстонии говорит о 32 536 депортированных, включая тех 10 331, которые «не депортированные, но оставшиеся без дома, существующие на птичьих правах и живущие в условиях постоянного преследования со стороны КГБ. В принудительной ссылке в Сибири в период 1949—1958 годах умерло 2896 человек». Бывший премьер-министр Эстонии Март Лаар тоже рисует мрачную картину: «В ходе операции «Прибой», в течение двух дней из Эстонии было вывезено и размещено в глубинных областях Сибири около 3% тогдашнего населения Эстонии. Если людей, включенных в список, не удавалось доставить, брали с собой первых встречных. По имеющимся данным, количество депортированных достигло 20 702 человек, по дороге в Сибирь и другие поселения из них умерло около 3000 человек». Таким образом, Лаар превышает число людей на 4 тысячи человек, а Белая книга на десять!

О точном количестве депортированных и погибших спорят до сих пор, но вот данные Марта Лаавра о «случайных депортированных» не проходят проверку фактами. Из докладной одного из исполнителей – Рогатина, мы узнаем, что документы подлежащих выселению строго проверялись, «имели место случаи отказа в приеме из-за неправильного составления посемейных карточек, не подлежавших выселению, по причине тяжелой болезни, беременности на последнем месяце». Эта информация находит полное подтверждение в докладной записке генерал-майора Резева от 18 апреля 1949 года: «Посемейные карточки уточнялись и пересоставлялись в комендатурах МГБ, отдельные семьи возвращались на местожительство».

Степень вины

Чем выше количество депортированных, тем тяжелее ответственность. 25 марта 2008 года, в годовщину роковых событий, президент Эстонии Томас Хендрик публично объявил депортации прибалтов в Сибирь «геноцидом», назвав это «насилием над мирными жителями». Можно ли назвать переселение «неблагоприятного элемента» на фоне нарастающего напряжения холодной войны геноцидом? Особенно, учитывая, что большая часть депортированных благополучно вернулись домой. Кроме того, документы Отдела трудовых и специальных поселений ГУЛАГ свидетельствуют, что у эстонцев, депортированных в 1949 году, рождаемость начала превышать смертность уже в начале 50-х. Историк Александр Дюков утверждает, что все обвинения СССР "в бесчеловечности" лишь способ поддержать «миф о советском геноциде», - который настолько укоренен в сознании современной Прибалтики, что на его основании возбуждают уголовные дела. Признание «геноцида» на международном уровне является серьезной проблемой, которая может сказаться не только на мировой репутации страны, но и ее экономике. За признанием может последовать вопрос о компенсации.

Герой и предатель

Большинство стран Евросоюза, равно как и Россия, признает незаконность депортаций, но геноцида в действиях советских властей не видит. Настаивая на своей позиции, страны Прибалтики дошли до возбуждения уголовных дел в отношении Героев Советского Союза, которые принимали участие в операции «Прибой». Известно дело эстонца Арнольда Мери, который занимался организацией депортации 1949 года, а также руководил проведением депортации на острове Хийумаа: «У нас есть сведения, что он лично отвечал за высылку в Сибирь 251 человека, которых ранее задержали советские власти», - заявила прокурор Южной окружной прокуратуры Эстонии Сирье Хунт. Но высылка людей, не означает намерения их уничтожить. Обвинение выглядит до слез ироничным, на фоне событий 1951 года, когда Мери был исключен из компартии и лишен всех наград «за пассивность при депортации». Герой Советского Союза пострадал за попытку смягчить участь депортируемых, а через 56 лет они же были готовы свидетельствовать против него.
Мери не дожил до суда, и пожизненного заключения, которым грозила ему Родина. 28 апреля 2009 года уголовное дело в отношении Арнольда Мери было прекращено "в связи со смертью последнего".

Сибирский быт

Большинство проблем мартовской депортации могло бы разрешить подробное изучение быта депортированных в Сибири. Как ни странно, информации об этом периоде сравнительно меньше, нежели о самом процессе переселения. А ведь живы еще очевидцы событий. Согласно исследованиям историков В. Бруля и Геттингена – самое тяжелое время депортированных пришлось на 1941-1945 года, когда переселение коснулось поляков, немцев и калмыков. Четвертый этап депортации с лета 1945 по 1952 год, затронувший Прибалтику, отличался стабильностью – жизнь в специальных поселениях уже была налажена, проведена инфраструктура, обеспечены приемлемые условия проживания. В 1947 году рождаемость догнала смертность, а в 50-м году – превысила. Причем в уровне смертности были виноваты не столько условия, сколько настроения переселенцев – религиозные секты, оказавшиеся среди «ненадежного элемента» проповедовали идеи о скором конце света, призывая людей оставить работу и не вести хозяйства. Часть депортированных прислушивалась к их советам и обрекала себя на голодную смерть.

«Долгая дорога в Дюнах»

Художественным памятником событиям марта 1949 года, как и всей жизни Латвии в составе Союза, стал знаменитый советский сериал «Долгая дорога в дюнах», история о человеческой жизни в условиях военного и послевоенного времени. На фоне истории любви главные герои переживают то, что пережили когда-то жители в период депортаций. Главная героиня тоже не избегает судьбы своих соотечественников - ее отсылают в Сибирь. Несмотря на то, что создатели фильма, в частности, вдова режиссера Ася Бенч, в своих интервью не раз удивлялись, что кино вообще допустили к показу, среди жителей Латвии все чаще мелькает мнение о том, что «Долгая дорога в Дюнах», всего лишь советская подделка, попытка скрасить реальные события. Сам режиссер Алоиз Бренч писал: «Полистай любую газету тех лет… по-моему, за 1981-й год, и не найдешь ни слова, ни полслова в мою пользу».




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //