Как Петр I немецкую простушку полюбил


Считается, что в России женщины традиционно на вторых ролях. Но ведь так было не всегда. Как же знаменитый «бабий век»?

Она родилась 230 лет назад, 15 апреля 1684 г., в семье… Нет, в какой именно семье — неизвестно. На родство с этой женщиной могут претендовать сразу несколько народностей — немцы, латыши, эстонцы. Но в истории она осталась как русская. Русская императрица. Имя, данное при рождении, — Марта Катарина. Нам она известна как жена Петра Великого — Екатерина I.

Пётр I со знаком ордена Св. Андрея Первозванного на голубой андреевской ленте и звездой на груди. Художник Ж.-М. Натье, 1717г.

Гораздо менее известны результаты её недолгого самостоятельного правления — с 1725 по 1727 г. Что произошло в России при первой Екатерине? Из глобальных дел немного. Но страна, поднятая «железной рукой» Петра на дыбы и превращённая в некое подобие военно-промышленного лагеря, всё-таки получила нужную передышку. И даже обросла кое-какими атрибутами полноценного европейского просвещённого государства. С её лёгкой руки появилась Академия наук. Была организована знаменитая экспедиция Витуса Беринга. Ею же учреждён орден Александра Невского, перекочевавший, к слову, и в СССР, и в современную Россию. Мало? Было ещё одно дело, каким наши государи редко отличались, — забота о народе. Чуть ли не впервые в истории годовой подушный налог при ней не подняли, а наоборот — понизили.

Когда заходит речь о первой русской императрице, сразу вспоминают западноевропейскую сказку. Золушка. Да-да, про девочку, что мыла полы, стирала бельё, а потом внезапно стала женой могущественного правителя. Всё верно.

Только вот русская императрица может дать фору любой Золушке. Та, если верить писателю Шарлю Перро, всё-таки была дочерью «главного королевского егеря». То есть довольно-таки знатной дворянкой. Наша же героиня вышла из самых низов.

Бритоголовая царица

«Мала ростом, толста и черна. Вся её внешность не производит выгодного впечатления. Сразу заметно, что она низкого происхождения»,
— таков был вердикт немецкой графини Вильгельмины Байретской.

Да и отечественные свидетели, вынужденные по долгу службы льстить, восторгались императрицей более чем умеренно:
«Екатерина вовсе не была красавицей… Но в ея вздёрнутом носе, алых губах, а главное, в роскошном бюсте было столь много очарования… Немудрено, что такой колосс, как царь Пётр, всецело отдался этому сердечному другу».

Может быть, дело именно в роскошном бюсте? Вообще-то о склонностях Петра Великого сложено немало легенд. Запойно пил, дрался, сквернословил, держал при себе чуть ли не гарем. Так отчего ж ему за роскошный бюст не сделать чухонскую простушку императрицей?

Нет. Думается, дело в другом. Вряд ли Екатерина была сильно красивее первой жены Петра — Евдокии Лопухиной. Но зато у неё были какие-то особенные умения. И это не касается постельных дел. Она могла залпом выпить стакан крепчайшей водки. Могла и любила жить в армейской палатке, спать на жёстком тюфяке. Отличалась недюжинной физической силой.

По легенде, Пётр как-то поднял свой тяжёлый маршальский жезл и спросил у придворных:

«Кто удержит, руку вытянув?»

Не смог даже признанный силач Меншиков. Екатерина же, перегнувшись через стол, взяла жезл и несколько раз его подняла.

Она делала по два и даже по три конных перехода в день верхом в мужском седле. Сопровождала своего беспокойного мужа даже на войне. Да ещё как! В персидском походе 1722 г. обрила себе голову и носила гренадёрский колпак. Не боялась появляться и на передовой — перед сражением лично делала смотр войскам, ободряя солдат словами и чаркой водки. По свидетельствам очевидцев, «вражеские пули, свистевшие над ея головой, почти не смущали Екатерину».

Бабий век

Ещё большего изумления заслуживает другой её поступок — Екатерина добилась выплаты просроченного за 18 месяцев жалованья для трёх гвардейских полков. Да, по большому счёту, она старалась для себя. Выяснилось это только после смерти Петра, когда войска впервые встали на сторону вдовой царицы. Более того — провозгласили её своей «матушкой-заступницей». Этим, собственно, и был открыт «бабий век» отечественной истории — дальше почти всё столетие Россией правили женщины.

Заслуги Екатерины перед нашей Россией неочевидны. Чаще всего вспоминают её распутство, пьянство и стяжательство. Ну да, все свои награды и подарки она обратила в деньги, которые положила в амстердамский банк и этим начала ещё одну традицию — переводить свои средства на счета зарубежных банков. Да, завела при дворе огромное количество приживалок и шутов, которые приводили в изумление рафинированных европейских посланников.

Да, взята в жёны буквально из-под солдата:

«Сначала был муж, шведский королевский кирасир Иоганн Рабе, потом безымянный русский гренадер, следом фельдмаршал Шереметев, следом Меншиков, и только потом — царь».

Не умела ни читать, ни писать. Когда же пришлось учиться ставить хотя бы свою подпись под документами государственной важности, просидела над этой «премудростью» целых три месяца.

А ещё она подарила Петру 11 детей. Почти все они умерли в младенчестве. Казалось бы: в чём здесь заслуга? Да в том, что прямые потомки Екатерины царствовали в России более ста лет. Начиная с сына её дочери Анны Петровны, которого мы знаем как Петра III.

Всего этого могло не быть. Как могло не быть и нашей славной истории XVIII столетия. Есть ещё одна заслуга «походной жены» императора Петра. В несчастливом Прутском походе 1711 г. русскую армию окружили турки. Вместе с армией в «котёл» попали царь и его супруга, находившаяся на седьмом месяце беременности. Но безвыходных положений, учит история, не бывает. Восточные народы, как известно, алчны и продажны. Это качество пригодилось и тогда. Екатерина сняла драгоценности и отдала как выкуп. Царь, царица и армия получили свободу. Нервное потрясение матери убило будущего ребёнка Екатерины — он родился мёртвым. Но русская история осталась живой.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //