Как перестать всех поучать и быть занудой


Не успел ты открыть рот, а все окружающие уже закатывают глаза: «Боже, опять он тут со своими поучениями!» Что будет, если сломать этот сценарий и перестать орать на весь мир хотя бы на неделю? Кори Левитан попробовал — и ему даже понравился результат. Правда, с некоторыми оговорками.

Привет, меня зовут Кори, и я считаю себя хорошим человеком. Настолько хорошим и правильным, что я все время стараюсь передать часть этой своей хорошести другим людям. Вот почему, пересекая перекресток на автомобиле, я обязательно открою окно и наору на бабку, которая вылезла на «красный»: хотя мне она и не мешала, это станет ей уроком, и в следующий раз бабка будет осторожнее. Спасу ей жизнь!

Никому нельзя давать спуску. Сотрудник отдела (работаю я в журнале) опять перепутал Бебеля с Бабелем? Надо это немедленн­о сообщить ему, и лучше на повышенных тонах, иначе не прочувствует. Жена снова оставила свои трусы на комоде — есть повод для разговора! Если честно, я даже с нашим псом, дурацким болоньезом Робертом, провожу воспитательные беседы — где можно гадить, а где не стоило бы. Держу его перед собой, потряхиваю на мане­р копилки, объясняю. Судя по бессмысленным глазам-пуговкам, Бобику в буквальном смысле насрать на мои аргументы. Но я надеюсь, что он хотя бы улавливает недовольные нотки в моем голосе?

Да что там, я и с телевизором все время разговариваю. Что они там заладили про глобальное потепление? Что они понимают в метеорологии?

Короче, я зануда. Это, в общем, не страшно — на занудах и держитс­я этот чертов мир. Но есть два обстоятельства. Не так давно, работая над одно­й из публикаций, я наткнулся на термин «моральное возмущение» (МВ). Это своего рода уникальная форма гнева, присущая только человеческим существам.

В отличие от обычного гнева, который вызывают попытки навредить нам лично, моральное возмущение направлено на тех, кто делает хуже весь этот мир. Как-то знакомо, да? Но объяснение, откуда берется это самое МВ, звучит разочаровывающе: таким поведением грешат люди, которые претендуют на власть и хотят повелевать, но никто почему-то этого не замечает. Неудачники с большими амбициями, общественники и хейтеры из соцсетей — вот кто мы.

Неприятно быть в такой компании.

Кроме того, мне как-то не очень комфортно живется. Если целый день бухтишь, ругаешься, упрекаешь, советуешь, то тебе никто не рад. Да и сам я очень от этого устаю.

Может, наплевать на несовершенство этого мира и прекратить свою войну? — подумал я. Ну хотя бы на недельку? В прошлое воскресенье я решился. Пообещал себе ни на что не жаловаться. При этом я был почти полностью уверен, что мне это не понравитс­я. Понимаешь, если бы я все еще мог пожаловаться…

Утром понедельника Бобик наделал лужу на полу, а мой начальник загрузил меня двухмесячным проектом, который надо было сделать за две недели — да еще неясно, зачем (они не понимают, что этот проект не «взлетит»?). А вечером дома жена уже чере­з полчаса после моего прихода подозрительно спросила, все ли у меня в порядке (ее застиранное бельишко, к­онечно, опять громоздилось на комоде. Но я молчал!).

Я молчал и улыбался. Это было невозможно стерпеть. Мне нужна была отдушина, иначе я бы взорвался.

Вот что я придумал на следующий день: писать жалобы самому себе по электронной почте. Но когда мы с женой смотрели телевизор перед сном, я никак не мог оторваться от этих жалоб. Жена нервничала. «Кому ты все пишешь?» — спросила она тоном, по которому было ясно: она даже уже нафантазировала себе цвет волос и разрез глаз Той, кому я пишу.

На следующий день какой-то придурок на «хёндэ» подрезал меня, когда я отвозил дочку в садик. Невероятным усилием воли я остановил кулак в миллиметре от руля — и не стал гудеть! Средний палец тоже остался без дела.

Потом какой-то парень, родивший­ся в 80–90-х, занимал тренажер для тяги сверху в течение 3 подходо­в по 20 повторов и даже не посмот­рел по сторонам: может, есть и други­е претен­денты. Странно, что я лишь улыбнулся и прошептал: «Намасте».

Но настоящая проверка моей сдержанности случилась в четверг вечером на вечеринке с бывшими коллегам­и. Там я увидел мужика, который (довольно грязно) уволил меня несколько лет назад. И вместо того чтобы выдать ему заготовленную заранее речь с непристойностями, я даже не посмотрел в его сторону и просто продолжил светскую беседу, полную идиотских клише.

Моя награда? Обычно, когда я лежу в кровати без сна, я мучаюсь совестью: зачем я был так зол на такого-то, и не надо ли было сказать тому-то то же самое, но мягче. Но за прошедшую неделю я никого не обидел, никому не нагрубил. Пусть они все остались несовершенными придурками, зато мне вдруг оказалось не о чем переживать перед сном. Так что в субботу и воскресенье я просто проваливался в освежающую тьму без всяких кошмаров.

Да, а еще жена сказала мне, что мое новое самоограничение «странным образом очаровательно». Я и сам начал это чувствовать. Особенно субботним утром, когда она разбудила меня, чтобы заняться сексом.

В общем, я, пожалуй, буду помягче с людьми и со всем этим миром. Есть, правда, два обстоятельства, которые еще предстоит обдумать.

Во-первых, немецкие ученые выяс­нили, что люди, которые запихиваю­т свои неприятные эмоции глубоко внутрь себя, сталкиваются с повышенным риском заработать гипертонию и даже рак. «Подавляя недовольство, ты платишь свою цену», — сказал мне психолог, с которым я решил посоветоваться.

Специалист полностью одобрил мою затею с жалобными письмами самому себе, но этого, говорит, недостаточно — порекомендовал заняться командными видами спорта, чтобы сбрасывать напряжение. Интересно, видел ли он когда-нибудь, как я ору на всю футбольную команду разом («Ну куда ты прешь! Кто так бьет?» и т.д.)?

И это еще ладно, футбол — на поле все кричат. Но по итогам прошедшей недели выяснилось, что руководящая работа в спокойном стиле отнимает ровно вдвое больше времени. Раньше как было? Я гаркнул на подчиненног­о, применил короткий кодовый язык наших предков — и он ускакал, как раненая белка, все сделал, не задавая вопросов. А теперь же все приходится объяснять, и не по одному разу — какое-то просветление в глазах сотрудника появляется лишь после второго-третьего круга объяснений и уговариваний. Хорошего результата, причем, это вообще не гарантирует.

И как с этим быть...




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //