Как одна золотая жила Урал России изменила


Сбербанкофобия. Пропитанная ненавистью, лживая статья о Германе Грефе, главе Сбербанка России



История о том, как одна находка породила цепь событий, сделавших Урал на долгие годы центром добычи золота

Промышленная добыча золота в России началась ровно 270 лет назад: с трех-четырех блестящих камешков, выкопанных близ Екатеринбурга 21 мая (1 июня) 1745 года между Шарташской и Становой деревнями старообрядцем Ерофеем Марковым. Золото не было его целью — он искал «тумпасы» и «строганцы» (дымчатый и прозрачный горный хрусталь) для гранильной фабрики. Но со временем старанием уральских горняков полукустарный промысел по добыче золота превратился в мощную отрасль промышленности.

Упоминания о том, что на территории современной России имеются крупные залежи драгоценных металлов, встречались еще в V веке. Но только спустя десять столетий, при царе Иване III, их поиск стал государственной задачей: многие милости обещали тем, кто найдет золото и сообщит властям, и страшные кары тому, кто найдет и утаит его.

Усилия, однако, были тщетны: официальных данных о найденном золоте никто не предоставлял. Позже активную деятельность по обнаружению отечественного золота развил Петр I, но столь же безуспешно.

Только через 20 лет после смерти первого российского императора случайная находка Ерофея Маркова в корне изменила ситуацию. Там, где среди болот он впервые выкопал «камешок с частками, подобными золоту», в 1747 году была заложена шахта, давшая начало богатому руднику Первоначальному. Геологи отмечают — это удивительный, беспрецедентный факт в мировой истории поисков и находок золота, так как во всех золотодобывающих странах сначала открывали россыпные месторождения, а уж потом коренные (жильные). В России — все наоборот.

Рудник стал родоначальником русской золотопромышленности как самостоятельной отрасли. Уже через десять лет по распоряжению горного начальника Никифора Клеопина здесь был построен и запущен первый в Российской империи специализированный золотопромывальный завод.

Позже выяснилось — это уникальное месторождение жильного золота мирового класса, вошедшее в геологические учебники всех стран мира. Оно оказалось невероятно богатым и долгоживущим: за 250 с лишним лет (работы прерывались только в период разрухи 1923 — 1929 годов) здесь построено свыше тысячи шахт. Четыре работают до сих пор, причем один из рудников признан самым старым из действующих в мире.

Удача старообрядца подняла на поиски золота многих: в XVIII веке на Урале были найдены коренные месторождения золота на Шилово-Исетском медном руднике, в районе Невьянского завода, Нижнего Тагила, Миасса.

Лихорадка Брусницына

Но настоящую золотую лихорадку породило открытие россыпного золота, сделанное штейгером Львом Брусницыным близ все того же Березовского рудника в сентябре 1814 года. И если предыдущая находка была простым везением, то эта стала результатом многолетнего труда и невероятной смекалки. Лев Брусницын — не случайный человек в горном деле: c 11 лет он работал промывальщиком на золотых приисках, к 30 годам стал техническим директором крупной по тем временам золотопромывальной фабрики. Его посылали осваивать новые производства по всему Уралу и в Сибири.

Схема золотопромывальной машины Льва Брусницына — прообраза выпускаемых до сих пор приборов для промышленной добычи россыпного золота). В основе — ручное приспособление с вертлюгами: песчанистый материал протирали на решетчатой площадке, отделяя от глины, он проваливался в шлюз, промывался в слабой струе воды и перемещался к отстойникам-уловителям. За 12 часов один рабочий мог переработать до 400 кг сырья.

Схема золотопромывальной машины Льва Брусницына — прообраза выпускаемых до сих пор приборов для промышленной добычи россыпного золота). В основе — ручное приспособление с вертлюгами: песчанистый материал протирали на решетчатой площадке, отделяя от глины, он проваливался в шлюз, промывался в слабой струе воды и перемещался к отстойникам-уловителям. За 12 часов один рабочий мог переработать до 400 кг сырья

Хорошее знание особенностей залегания коренного золота помогло ему открыть россыпное. Он искал целенаправленно. При обследовании старых откидных отвалов Петропавловской рудотолчейной фабрики обратил внимание на две крупинки золота, цветом и формой отличавшиеся от добываемых из коренных руд. Долгие поиски того места, откуда они попали в лоток, привели к богатым золотоносным пескам в бассейне речек Пышмы и Березовки.

Заслуга Льва Брусницына не только в том, что он сумел обнаружить первое россыпное золото в России. Он первым стал применять новый метод извлечения драгоценного металла — промывание, сам конструировал промывочные станки, сумел организовать промышленную добычу. При этом все его изобретения были экономны и просты в эксплуатации.

Открытие нового типа золоторудных месторождений — легкообогатимого, доступного для отработки самыми примитивными способами даже одному человеку — положило начало первой в мире золотой лихорадке. Именно отсюда эта «эпидемия» распространилась по всей планете.

Были найдены многочисленные россыпи драгоценного металла в других районах Урала, в Сибири и на Алтае, что послужило новым мощным толчком для развития золотой промышленности в стране, которой так нужны были деньги после разорительной войны с Наполеоном.

С 1812 по 1845 годы объем добычи золота в России увеличился в 20 раз, что вывело ее на первое место в мире. Страна давала половину мировой добычи драгоценного металла.

Золото Севера

Открытия и изобретения Льва Брусницына на столетия вперед определили подход к золотодобыче на Урале — здесь разрабатывались в основном россыпные месторождения. Тем более что их было немало.

Новый этап золотодобычи в регионе связан с открытием в 1985 году на севере Свердловской области близ Краснотурьинска нового крупного золоторудного месторождения — Воронцовского (запасы золота — 65 тонн, серебра — 58 тонн). Геологи знали, что рано или поздно найдут его, ведь россыпные месторождения, которыми был насыщен регион, производны от коренных. Обнаружили залежи, начав доразведку железорудной шахты Северопесчанской.

Для разработки Воронцовки в 1993 году группа местных предпринимателей при участии администрации Краснотурьинска создала предприятие «Золото Северного Урала». Акционеры пытались найти способы отработки этого месторождения, но им не хватило предприимчивости и смелости — месторождение напоминало слоистый пирог: сверху окисленные руды, а внизу первичные золото-сульфидные.

Требовалось создать горно-металлургическое производство, в том числе использующее технологию выщелачивания (растворения драгметаллов с помощью цианидов). Опыта эффективного промышленного применения этой технологии в отечественной отрасли на тот момент не было. В СССР аналогичные отрабатывались лишь на урановых месторождениях Средней Азии, где горняки и металлурги занимались подземным выщелачиванием урановых руд: химико-физические основы добычи золота и урана схожи.

Промышленная добыча драгметаллов на Воронцовском началась в 2000 году — после того, как «Золото Северного Урала» вошло в только что созданную компанию «Полиметалл». В ее инжиниринговый центр после распада СССР были приглашены специалисты, работавшие на Зарафшанском поясе урановых месторождений Узбекистана. Купив в 1998 году месторождение Муртыкты в Башкирии, компания начала здесь осваивать технологию извлечения драгметаллов методом кучного выщелачивания (в этом случае цианиды не закачиваются под землю — ими орошают уже поднятый на поверхность, издробленный и уложенный в специальный штабель рудный материал).

Первый год оказался неудачным — руда ничего не отдала. Но ошибки были учтены, и уже в 1999 году «Полиметалл» получил на Муртыкты первое золото.

Параллельно на Воронцовском построили промплощадку: полигон кучного выщелачивания, дробильно-сортировочный и технологический комплексы. В штабеля были отсыпаны первые тысячи тонн руды и получены первые 280 килограммов золота. Позже на месторождении впервые в России была применена технология зимнего кучного выщелачивания, что позволило вести добычу драгоценных металлов в круглогодичном режиме.

Но было понятно: рано или поздно придется перейти к добыче крайне сложных для переработки первичных руд. Поэтому одновременно на ЗСУ шло строительство золотоизвлекательной фабрики чанового выщелачивания (технология «уголь в пульпе»), которую запустили в 2004 году. Сегодня это сердце предприятия — она дает наибольший объем производства.

Новый подход к разработке золоторудных месторождений привел к изменению структуры золотодобычи на Среднем Урале: если в 2000 году на россыпные месторождения приходилось свыше 50% добываемых в области драгметаллов, то теперь — на горнорудные. За более чем 15-летнию историю «Золото Северного Урала» инвестировало в развитие производственного комплекса на Воронцовском свыше 70 млн долларов. «Полиметалл» вырос из предприятия, созданного с нуля, в компанию мирового уровня и одного из лидеров производства золота и серебра в России.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //