Как Москва с Тверью воевала


В XIV веке Москва оспаривала с Тверью свое господство над северо-восточной Русью. Политические интриги и военные союзы стали неотъемлемой составляющей борьбы двух городов. И превосходство Москвы не было очевидным.

Политический расклад


В XIV столетии Русь стала постепенно оправляться от татарского погрома, вместе с тем демонстрируя стремление к централизации удельных княжеств. Самым знаменательным фактом в это время являлся рост хозяйственного и политического могущества северо-восточных городов.

Но если старые центры – Суздаль, Владимир, Ростов, разрушенные полчищами Батыя, потеряли свое былое значение, то Переславль-Залесский, благодаря выгодному расположению и природным богатствам, напротив вступил в пору расцвета.

Еще в середине XIII века из обширного Переславльского края в самостоятельные владения выдвинулись Москва и Тверь, а в начале XIV столетия эти города выступали уже в качестве основной политической и хозяйственной силы северо-восточной Руси.

Следует отметить и роль Орды, которая с одной стороны стремилась ущемить права московских и тверских князей, а с другой – содействовать централизации великокняжеской власти, которая обеспечила бы надежное и бесперебойное поступление доходов в ордынскую казну и держала бы в узде русское население.

Борьба за власть


Упорная и затяжная борьба между Москвой и Тверью началась в 1304 году со смертью великого князя Андрея Александровича. На освободившийся великокняжеский стол оказалось сразу два претендента – тверской князь Михаил Ярославич и московский князь Юрий Данилович.

Спор на княжение был разрешен в Орде в пользу Михаила Ярославича, который заполучил в свою вотчину земли Владимирского княжества. Впрочем, противостояние с решительно настроенной Москвой обещало быть тяжелым.

Борьба разгорелась в 1313 году. Заручившись поддержкой Новгорода, Суздаля, Костромы, Переславля и завоевав доверие ордынского хана Узбека Юрий Данилович затеял поход на Тверское княжество.

Совместно с суздальцами и отрядами Кавгадыя он приступил к опустошению левобережной части Тверского княжества, при этом, по свидетельству летописца, «много зла творяху христианом».

Однако в конечном итоге вторжение коалиционных сил не увенчалось успехом. Тверь устояла, Юрий в решающей Бортеневской битве был разбит, а его жена Кончака, а также братья Борис и Афанасий попали в плен.

Смерть Михаила


Не сумев подчинить Тверь в честном бою, московский князь пошел на хитрость. «Наставляеми диаволом» Юрий попытался опорочить Михаила перед ханом Узбеком, обвинив его в том, что он, собрав по городам много дани, хочет уйти «в Немци», а в Орду не собирается.

6 декабря 1317 года Михаил Ярославич в Орду все же прибыл, и Узбек приказал своим «радцам» судить его. По словам летописца, они «виною оболгавше его беззаконному царю Озбяку», объявили, что Михаил достоин смерти. Спустя месяц мучений и пыток тверской князь был убит.

В Никоновской летописи можно прочитать некоторые подробности ордынского суда над Михаилом. В частности, там перечисляются такие обвинения, как неповиновение хану, оскорбление его послов, попытка отравить «княгиню Юрьеву», и даже намерение князя с казной уехать в Рим.

Перелом

Очередной виток противостояния Твери и Москвы приходится на 1326 год, когда тверской князь Александр Михайлович получил ярлык от хана Узбека на великое княжение Владимирское. В 1327 году племянник Узбека Чол-хан (в народе – Щелкан) с внушительным войском прибыл в Тверь, видимо, намереваясь всерьез и надолго обосноваться на Руси.

Историки предполагают, что, наведя порядок внутри своих владений, Узбек не желал мириться со своеволием русских князей и решил через доверенное лицо взять центр русских земель под свой непосредственный контроль.

Однако отношения между татарами и русским населением Твери не складывались: раз за разом возникали конфликты на бытовой почве. Один из них закончился тем, что 15 августа 1327 года вспыхнуло спонтанное восстание, в ходе которого возмущенный народ стал громить иноземцев по всему городу. Чол-хан со свитой спрятался в княжеском дворце, но это не помогло: хан был сожжен заживо вместе с дворцом, а все находившиеся в Твери татары, включая ордынских купцов, были перебиты.

Некоторые источники, в частности Никоновская летопись, а также современные историки указывают на князя Александра как на зачинщика восстания. Доподлинно это установить сложно. Ясно одно: князь не предпринял каких-либо мер для успокоения толпы. Впрочем, в интересах ли князя был этот самоубийственный бунт?

Ответом на восстание стала карательная экспедиция во главе с пятью ордынскими темниками, в которой также принимал участие московский князь Иван Калита – давний соперник Твери в борьбе за Владимирский великокняжеский стол. Ситуация как нельзя лучше подходила для того, чтобы Москва утвердила свое главенство на Руси. Именно тогда, по предположению некоторых исследователей, новый великий князь Иван Калита из рук Узбека получил знаменитую шапку Мономаха, как символ союза Москвы и Орды.

Последняя битва

Восстание заметно подорвало могущество Твери и изменило политический баланс на северо-востоке Руси в пользу Москвы. На долгие десятилетия московско-тверское противостояние перешло в скрытую фазу. С новой силой политическая борьба между Москвой и Тверью разгорелась в конце 1360-х годов. На этот раз в противостояние вмешалась Литва.

После большого московского пожара князь Дмитрий Иванович (будущий Донской) заложил каменный Кремль и потребовал «князи русьскыи начаша приводити в свою волю, а который почал не повиноватися их воле, на тых почали посягати злобою». Тверь в очередной раз не подчинилась Москве, а тверской князь Михаил Александрович отправился за поддержкой в Литву к своему зятю литовскому князю Ольгерду «понужати и поучевати» его идти на Москву.

В Тверской летописи действия князя, который не раз «наводил» литовцев на Русь, объяснялись исключительно необходимостью обороняться от московского натиска.

Ольгерд охотно откликнулся на предложение тверского князя и, довольно быстро разбив приграничные московские отряды, оказался у стен города. Восемь дней продолжалась осада Москвы, но каменный Кремль с успехом выдержал натиск литовцев. Разграбив московские пределы, Ольгерд ни с чем ушел в Литву. Однако убоявшись ответа объединенных русских сил, литовский князь поспешил заключить с Дмитрием мир.

Михаила также обязали заключить мир с Москвой, но вместо этого в 1371 году он поехал в Орду, откуда вернулся с ярлыком на великое княжение.

Впрочем татары уже не могли влиять на внутренние дела русских княжеств: новая политическая сила – жители Владимирских земель – воспротивились видеть Михаила великим князем.

В 1375 году Дмитрий Иванович, призвав на помощь новгородцев, окружил Тверь и взял город. Так завершился тянувшийся несколько поколений спор между Москвой и Тверью за господство на Руси. Однако тогда разрешался не просто конфликт двух княжеств, а формировались предпосылки создания единого централизованного государства со столицей в Москве, которые обрели реальные очертания почти через 100 лет – с восшествием на престол Ивана III.

Чума

Дело уничтожения рода тверских князей, начатое татарами и московскими князьями, было продолжено чумой. В 1364-65 годах на Руси свирепствовала моровая язва, унесшая представителей многих княжеских родов: московского, ростовского, суздальского. Но больше других потери понесли именно тверские правители.

За несколько месяцев умерли Семен Константинович, Всеволод, Андрей и Владимир Александровичи. Другая волна чумы по Тверскому княжеству прокатилась через полвека. За один 1425 год здесь сменилось три поколения правителей: поочерёдно умерли князья Иван Михайлович, Александр Иванович и Юрий Александрович, дед, отец и сын соответственно.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //