Как питались в советском Закарпатье


Существует расхожее мнение, что в позднем СССР был дефицит еды. Однако история не зафиксировала голода и голодных смертей в то время. Проблема же была в лени или нерасторопности граждан. Те, кто хотел трудиться, имели еды вдоволь. На одном примере закарпатского труженика можно увидеть, как его семья в 1984 г. создавала достаток.

Статистика беспристрастна: сегодня в среднем на одного человека приходится различных видов продовольствия меньше, либо столько же, сколько в позднесоветское время. При этом полки нынешних магазинов полны, в отличие от 1970-80-х годов. В чём же дело? Имеется несколько объяснений. Первое – лучшая логистика: торговых площадей на одного человека сейчас в крупных городах больше в 5-7 раз, чем 30 лет назад.

Второе решение – резкое обнищание значительной части населения, которые теперь не могут себе позволить мяса или рыбы, сыра или фруктов – в отличие от тех лет.

Третье решение – меньшие потери продовольствия при хранении (к примеру, в 1980-е до трети урожая картофеля и капусты сгнивала, сегодня частный кладовщик не может себе позволить такой роскоши). Четвёртое решение – значительная часть граждан (минимум 50-60% населения) кормится теперь со своих огородов, обеспечивая себя как минимум картошкой и овощами.

Но и в позднесоветское время у многих была возможность без особых усилий иметь вдоволь еды. Более того, на её продаже люди имели приличные деньги. Это удавалось тем, кто брал дело в свои руки, а не надеялся на добрую волю партократов. И уж тем более это мог себе позволить любой дееспособный и неленивый сельчанин (один из самых больших позоров позднесоветского времени – когда деревня выезжала в город за колбасой; это как если бы горожанин ездил в деревню слушать лекции по генетике или заказывать у местных коновалов микроскопы).

В журнале «Приусадебное хозяйство» №1 за 1984 год рассказывается об обычной семье из Закарпатской области Украины – смекалистых и трудолюбивых сельчанах, которые не только собственными силами производили вдоволь еды, но и имели приличные деньги от её продажи, и, главное – вели при этом полноценную, почти интеллектуальную жизнь. Мы без купюр перепечатываем эту заметку 27-летней давности (в сети этот номер журнала «Приусадебное хозяйство» не выкладывался).

«Дом Ивана Ивановича Урсты типичен для закарпатского села Береги. Палисадник под окном. Решётчатая калитка. Увитый виноградом дворик. Гараж. Сарай.

Работает хозяин в райисполкоме, заведует орготделом. В семье пять человек: Иван Иванович; жена его Мария Ивановна – учитель химии в школе; их дети Ваня и Володя – учащиеся 4-го и 7-го классов и мать Ивана Ивановича, Мария Михайловна – женщина пенсионного возраста, продолжающая работать на мельнице (напротив дома).

Земля при доме (и под постройками) – 14 соток. «Минеральных удобрений не применяю, – поясняет Иван Иванович, – только органические».

Всё есть в этом огороде, всем обеспечивают себя на круглый год. Своего винограда хватает не только на еду, но и на вино. Всё у Ивана Ивановича продумано, всё лучшее, что узнал, увидел, вычитал – старается испытать, применить. Чтобы иметь картофель уже в конце мая, он сажает его на гребне, а сверху кладёт торф и золу. Огуречные семена сажает в яичную скорлупку и потом вместе с «посудой» – в землю. Ранняя земляника высажена в чёрную плёнку, весной над ней натягивается на небольшой каркас прозрачная плёнка. Рассаду помидоров и кольраби Иван Иванович выращивает сам – в небольшой теплице (12 кв. м), отапливаемой теплом от бычков сбоку и солнцем – сверху. Сам получает он и семена – петрушки, моркови, помидоров, огурцов…

Чеснок высаживает между земляникой. По 6-7 венков чеснока плетёт его мать, Мария Михайловна, каждую осень, и в каждом – не менее 3-х килограммов. Лука тоже собирают предостаточно – килограммов 70. А ещё фасоль, горох, перец, другие овощи и фрукты… Нашлось на усадьбе место и цветам – гладиолусам и розам.

Сейчас – новое серьёзное увлечение. На этот раз связано оно с приусадебным животноводством. Семья всегда держала скотину, птицу; занималась и откормом крупного рогатого скота на продажу. А тут открылась новая увлекательная перспектива: Закарпатская госсельхоз опытная станция предложила рабочим и жителям нескольких сёл заключить договор на откорм в ЛПХ бычков, принадлежащих станции, с условием, что интегратор (опытная станция) полностью обеспечивает надомника кормами. В мае 1983 г. Урста, подписав договор, поставил в своём сарае 4-х бычков – весом в 114-118 кг.

Интегратор поставляет корма по себестоимости, обеспечивает ветеринарный контроль, хозяин подворья – в свободное от работы на производстве время кормит бычков, поит, приводит в порядок помещение, чистит животных и, в конце концов, получает деньги за привес скота. Кроме того, этот надомный труд учитывается как стаж для пенсии, начисления отпускных, начисления за временную трудоспособность: из расчёта за 1 центнер привеса – 6 дней стажа.

Хозяину, взявшему на откорм 4-х бычков, полагается 6600 кг сена, 3960 кг соломы, 3960 кг кормовой свёклы, 2000 кг зернофуража. На каждом бычке Иван Иванович должен получить по 400-450 руб. чистого дохода (т.е. за год в общей сложности 1600-1800 руб.). Семья также имеет кормовой надел в поле – 22 сотки. Там у них растёт клевер и люцерна – по 3 укоса берут. Иван Иванович думает, как повысить отдачу этого участка: «Хочу там скважину пробить, люцерна при поливе будет давать 5-8 укосов».

Уход за бычками оказался не таким и хлопотным – всего 45 минут в день.

Представим до конца картину подсобного хозяйства Урсты. По пути в огород, сразу за сарайчиком с бычками, деревянное сооружение в три яруса: на первом нутрии, на втором кролики, на третьем мясные голуби.

Коровы нет, и молоко покупают у соседа-лесника. Свиней же держат непременно. В этом году было 2 свиньи. Одну, зарезав, отдал сестре в город. «Возьму сейчас 2-х поросят килограммов по 35-40 (на базаре, по 140-150 рублей), откормлю до 120-130 кг; того, что побольше будет – зарежу себе на зиму, а поменьше – оставлю к весне; потом ещё поросёнка подкуплю».

«Говядину почти не едим – изредка покупаем на базаре. Зато едим много свинины, курятину (держат 40 кур), мясо нутрий, голубей, крольчатину». Огородная продукция в основном потребляется семьёй. Продают соседям часть ягоды – малину и клубнику (ниже рыночной стоимости).

Кроликов сдают заготовителям по 2 руб. 50 коп. за килограмм живого веса, а также получают от кооператора в качестве поощрения по 1,5 кг. комбикорма за 1 кг крольчатины; за шкурку потребконтора платит от 3 до 7 рублей. За год семья выращивает 100-120 кроликов, половина идёт на продажу.

Себя жители села Береги не обижают – мясом обеспечены круглый год: каждую пятницу, поочерёдно, режут 8 свиней. И так с мая по ноябрь покупают парное мясо друг у друга. В зиму каждый себе ещё кабанчиков заколет (по числу едоков). Растят обычно 3-х свиней: двух режут летом – себе и на продажу соседям, третьего на зиму себе – в том числе и коптят.

Все обязанности по дому и хозяйству строго распределены между членами семьи и никто от них не отлынивает. «Без такой организации мы бы ничего хорошего не достигли», – говорит Иван Иванович. – «Я в огороде не работаю, – почти извиняясь, говорит жена. – Мне хватает дел по дому: уборка, стирка, готовка, занятия с детьми». «Мария Михайловна помогает в домашних делах, иногда выйдет в огород прополоть что-нибудь. Всю тяжёлую работу выполняю я, с посильной помощью ребят», – рассказывает Иван Иванович.

Вот как проходит обычный дом в этой семье, рассказывает её глава

«Утром в 7.30 встаю. Обряжаюсь в рабочую форму и – во двор; задам сена бычкам, вычищу подстилку; если навоза много – в тачку сгружу. Две минуты!

(Тем временем встаёт Мария – и на кухню).

Утром раскачки нет, надо на работу, в школу. С вечера всё заготовлено: сено спущено с чердака, лежит в углу сарая; комбикорм замешан в мисках. Беру лопату – курам зерно бросаю. И воды им налил. Ещё 2 минуты. Для нутрий заготовлена с вечера трава, корнеплоды, сено – всё возле клетки, и кроликам зелёный корм. Заготовить его – это детский труд, не моё дело.

Утром детей к делам не привлекаем – они чуть дольше нас спят и готовятся к школе. Их черёд наступит днём.

Возвращаюсь в хлев, даю бычкам (после сена) концкорма. Через 2-3 минуты забираю у них чистые тазики, загружаю концкорма на обед – ставлю в сторону. Вода для питья стоит с вечера, чтоб тёплой была.

Всё! Захожу в душ, моюсь, переодеваюсь; к этому времени дети встали, умылись. Мария приготовила завтрак. Завтракаем все вместе. Садимся в машину – едем. Сначала детей завожу в школу, в дороге (3 минуты) задания даю: придя из школы, тачкой вывезти навоз в огород. Если, к примеру, привезли дрова из леса, напоминаю: ребята, придёте домой – берите пилу и пилите дрова.

Потом (после своих обязанностей постоянных по хозяйству) они немного играют и делают уроки. (Оба отличники. Тут мама! – поясняет Иван Иванович).

В обед дети чистят сарай, кормят кроликов, кур, голубей, нутрий. Бычкам в это время задаёт корм жена или мать (сено с чердака, конечно, снимут дети). Принимают участие дети и в поддержании порядка в доме: пылесосят, протирают пыль, моют ступеньки.

Приезжаю в 6.30-7 вечера. Дети к тому времени кончают делать уроки. Интересуюсь уроками, спрашиваю, что сегодня читали.

Ужинаем. За ужином обмениваемся новостями и, конечно, обсуждаем дела. После ужина сыновья идут со мной работать в огород. Сначала – кормить: я – бычков, они – кроликов и нутрий.

Женщины приступают к своим занятиям. Лежать на диване или просиживать у телевизора у нас не принято. Телевизор у нас молчит до десяти – кроме тех случаев, когда по программе интересная передача для детей.

Поздним вечером – время свободных занятий, каждый занимается, чем хочет. В 10-11 ложатся спать дети и бабушка, в 12 – я и Мария.

Порыться в картотеке, почитать журналы («Приусадебное хозяйство», венгерский «Виноградарство и огородничество», брошюры издательства «Знание» – серия «Человек и природа») – это удовольствие! Специальная литература, скажу откровенно, увлекает меня больше, чем художественная, хотя и художественную читаем с женой оба».

На застеклённых книжных полках стоят и лежат книги на 4-х языках – русском, украинском, венгерском, чешском (в семье все знают эти 4 языка).

Далее рассказывает Мария Ивановна, о свободном времени.

Отпуска проводим дома. Съездили пару раз, и больше не тянет. А так – мы не домоседы. Садимся в машину и едем в гости, в соседнее село; или к родным, к моей маме и сестре. Летом каждое воскресенье обязательно выезжаем на природу. Купаемся в озере (есть у нас лодка), ходим в лес за грибами.

А трудятся дети не только в своём хозяйстве. За три недели каникул заработали по 62 рубля – стерегли кукурузное поле от ворон».

А Иван Иванович? Что он думает о своей занятости в связи с ЛПХ? О своём свободном времени?

- Свободное время! Смотря что под ним имеют в виду. Для меня хозяйство – это и потребность, и страстное увлечение. Это мой «футбол». Кто-то поедет во Львов болеть за команду и получит удовольствие, а я с неменьшим удовольствием пойду в хлев, в огород или усядусь за чтение журналов. И буду счастлив».

Быть может, это результат прицельных расспросов моих, но такое уж сложилось впечатление, что в семье Урсты познаёшь великое значение таких сугубо производственных моментов, как организованность и личная ответственность. Не везде растёт грецкий орех и зреет виноград; не везде даже благополучно даже с зелёным кормом, сеном. И кто-то, прочтя, скажет: хорошо этому Урсте – вон какие условия! Но везде есть человек, и руки его умеют трудиться, а голова – думать. И уж, конечно, никакой климат не помешает обратить внимание на то: а как в нашей семье организована жизнь. Нельзя ли получше?»

+++

Напомним, что эта статья появилась в советской печати ещё до всякой перестройки. Тем более удивительно здесь видеть воспевание индивидуального труда, почти мелкобуржуазного быта. Сегодня о таких условиях ведения личного хозяйства можно только мечтать. По тексту понятно, что никто из троих взрослых не упахивается на основной работе: 7-8 часов, и – баста. Трудись они сверхурочно, как большинство нынешних клерков, по 9-11 часов, да на дорогу в большом городе туда-обратно по 2 часа в день – разве остались бы силы на дополнительный труд? А помощь государства в том же откорме бычков, развитая кооперация.

Интересен и факт подписки на иностранные журналы – пусть венгерские и чешские, пусть по садоводству. Правильным вопросом задаётся и репортёр – не целесообразнее ли улучшать жизнь в государстве, начиная с улучшения самого себя, своей семьи и близких? Ведь что получили прилежные трудящиеся из позднесоветского СССР, где до евросоциализма оставался один-два шага, с наступлением неолиберализма? Десятилетие разрухи и беспредела, а затем десятилетие восстановления, только в более гнусном обличье, где прилежно трудящийся воспринимается как дурак, а о помощи государства простым людям нет и речи.

Возвращаясь к теме еды в позднесоветское время. Тут только кратко можно резюмировать, опираясь на заметку из «Приусадебного хозяйства» за 1984 год: как потопаешь, так и полопаешь.




Метки:



Комментарии:

  • Из деревни дедушка

    Ну зачем соблазнять людей салом! Автор, ты садист? Или кто там аппетитное фото присовокупил, к статье?! Но в целом так и жили, кто хотел жить в достатке. Совмещали и работу на государство и на себя!



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //