Как «Эхо Москвы», «Новая газета», Навальный и РПР-ПАРНАС могут России помочь


Россия. Москва. Шлюз на канале имени Москвы

3 сентября 1932 года началось строительство Канала имени Москвы. Через 4 года и 8 месяцев проблема водоснабжения Москвы была решена на несколько десятилетий вперед.

Ударными темпами

Канал, соединяющий Москву-реку и Волгу, намеревался прорыть еще Петр Первый. Земляные работы начались при Николае I. За четверть века был пройден лишь участок между реками Истрой и Сестрой. Но затем работы были прекращены, поскольку предполагалось, что грандиозное гидротехническое сооружение должно обладать лишь транспортной функцией. Железная дорога в этом отношении была и дешевле, и удобнее.

При Сталине канал стал жизненно необходим в качестве гигантского водовода, чтобы напоить резко выросшую Москву и обеспечить водой бурно развивающуюся промышленность.

В конце 20-х годов Москва потребляла 180 тыс. куб.м. воды в сутки, которая поступала в основном от Рублевского водопровода. При этом ресурс Москвы-реки был практически исчерпан, она обмелела настолько, что в центральной части города ее можно было переходить вброд. При таком положении вещей не приходилось рассчитывать на строительстве в столице новых заводов.

Необходимо было довести подачу воды до 350 куб.м. в сутки. И Волга-матушка спасла столицу от жажды. Гигантское гидротехническое сооружение было построено благодаря таланту инженеров и бесплатному труду около миллиона заключенных.

Решение о строительстве канала было принято в июне 1931 года. Были рассмотрены три варианта его прокладки. Выбрали Дмитровский проект длиной 128 км. На канале предстояло построить целый каскад шлюзов, поскольку между Волгой и Москвой-рекой пролегает Клинско-Дмитровская гряда, достигающая почти 60-метровой высоты. Для наполнения их водой было решено создать сеть водохранилищ — Иваньковское, Икшинское, Пестовское, Пяловское, Клязминское, Химкинское. Несколько деревень, попавших в зону затопления, было перенесено. Параллельно решался и энергетический вопрос — в зоне канала были построены 9 ГЭС. Практически вручную соорудили 40 плотин.

Несмотря на предварительную детальную проработку проекта, в процессе строительства пришлось его корректировать, что было вызвано уточнением грунтов в процессе геологоразведки.

Строители вынули свыше 200 млн. куб.м. грунта и уложили 7 млн. тонн бетона. Для обслуживания строительства было проложено 700 километров железнодорожных путей. Проход судов по каналу обеспечивают 11 шлюзов размером 290×29 метров, их обслуживают 5 насосных станций.

И все это было сделано за 4 года и 8 месяцев.

Канал строили заключенные, для чего был создан ДМИТЛАГ, имевший множество подразделений, размещенных от начала канала до его конца. Почти два года все земляные работы выполнялись вручную — при помощи лопат, ломов, тачек. Примерно так строили египетские пирамиды. И с теми же самыми минимальными расходами на рабочую силу. Лишь в 1934 году начали появляться экскаваторы Ковровского завода. На следующий год их количество достигло двухсот — по тем временам это было больше, чем на любом другом строительстве мира.

В ДМИТЛАГе сформировалась мощная строительная инфраструктура. Каждый строящийся шлюз обслуживал собственный бетонный завод. Были созданы паровозные депо, подвижной состав включал в себя сотни платформ, которые перевозили вынутый грунт на расстояние до 30 километров для строительства дамб и плотин. Были открыты курсы, на которых заключенные обучались 43 специальностям.

Однако подавляющее их большинство в любую погоду круглогодично долбило ломами мерзлую землю или черпало лопатами размокшую от дождей глину и катало тачки. Питание было скудным. Но даже то малое многие получали не полностью. Размер выдаваемого пайка зависел от выработки.

Работа в тяжелейших условиях, недостаток калорий, аспирин ото всех болезней, суровые бытовые условия — бараки сколачивались наспех, поскольку надо было выдерживать рекордные темпы строительства, — все это приводило к массовой гибели заключенных. Понятно, что статистика не велась. Людей хоронили в коллективных могилах, которые не помечали ни крестом, ни надгробной звездой. Ни места массовых захоронений, ни их количество неизвестны. Понятно, что Строгино, где из подмытого берега всплыли человеческие кости, это не единственное кладбище «каналармейцев», как их называл начальник строительства Лазарь Иосифович Коган. Кстати, вскоре после сдачи канала его расстреляли.

Квалифицированный контингент

Контингент ДМИТЛАГа был разнообразным. Как по статьям Уголовного кодекса, так и по образовательному цензу. Были и уголовники, и политические. Преобладали люди с начальным образованием. Но было немало и интеллигентов, как творческих, так и технических. Понятно, что техническая интеллигенция, инженеры и техники, на столь грандиозном строительстве были необходимы.

Вот как происходило их «рекрутирование». «В конце 1933 г. началась кампания по истреблению инженерных кадров Уралэнерго, — вспоминал Александр Васильевич Крохин, строивший прежде электростанции на Урале. — 24 января 1934 года взяли и меня… Большая группа заключенных специалистов Уралэнерго попала в ДМИТЛАГ. В мае меня и М.Н.

Еднерасова этапом вместе с ворами и бандитами привезли в Дмитров. Несколько дней мы работали на гравийном карьере. Грузили лопатами гравий в тачки, отвозили на некоторое расстояние и сваливали в общую кучу. Только после этого меня и еще несколько инженеров перевели в Управление строительством, а затем из лагерной зоны переселили в дом, предназначавшийся для вольнонаемных. Мы не испытывали таких издевательств, как в лагере, со стороны персонала. Ведь на все лагерные должности назначались уголовники».

И далее Крохин описывает «специфику» труда каналармейцев: «До сих пор стоит перед моими глазами жуткая картина: продувающий до костей студеный ветер бросает в усталые серые лица колючие иголки. Из-за грунтовых вод людям приходится работать по колено в раскисшей грязи. Немногие выдерживали этот каторжный труд. Умерших хоронили без гробов, в общих ямах. Так что канал Москва-Волга, как и Беломорканал, построен на костях».

Алексей Максимович Горький был одним из главных воспевателей Беломорканала, а затем и Канала имени Москвы. Но воспевал он не столько чудо гидростроительной инженерии, не масштабы работ, не ожидавшуюся пользу от запуска канала, сколько человеческие отношения, царившие на строительстве. Он искренне полагал, что на канале происходит перевоспитание оступившихся людей, которым партия и правительство предоставляют все условия для того, чтобы перековаться и стать новыми людьми — строителями коммунизма.

Полностью «перековались» 55 тысяч заключенных, которые за ударную работу получили досрочное освобождение. Но сия милость распространилась только на уголовников. Политические же после окончания строительства были отправлены этапом в различные лагеря.

Промежуточное положение занимали заключенные, отбывавшие наказание по экономическим статьям. Некоторым из них даровали свободу. Но когда один из них, инженер-конструктор Г. А.Анапов, после освобождения попытался устроиться работать на насосной станции, то ему отказали — бывший заключенный не имеет права работать на канале с вольнонаемными.

Сталинское чудо света

Когда громадный объем земляных и бетонных работ был почти завершен, на строительстве появились монтажники, архитекторы, художники и садоводы. Производились работы не только по монтажу инженерного оборудования шлюзов, насосных станций, плотин и гидроэлектростанций, но и по приданию каналу помпезного вида. Что было внове для грандиозных советских проектов. Кольцевую линию московского метро, которая, можно сказать, вся является произведением искусства, начали строить только после войны. А на канале уже в середине 30-х годов возводили башни и арки наподобие триумфальных, украшали речные вокзалы фресками и мозаиками. По берегам разбивали сады и высаживали рощи хвойных и лиственных деревьев.

23 марта 1937 года на волжской плотине опустились запорные щиты, которые перекрыли реку. И вода хлынула в канал, наполняя его русло и водохранилища. Течение реки было остановлено на 3 минуты. Затем щиты приподняли на 25 сантиметров, что поддерживало нужный уровень воды в нижнем течении реки. Одновременно с Волгой реки Икша, Уча и Клязьма своими весенними водами заполнили громадные водоемы.

17 апреля 1937 года вся протяженность канала была заполнена водой. Он был назван Каналом Москва-Волга имени Сталина.

В мае волжские корабли прошли по трассе канала и встали на якорь у стен Кремля. Это стало возможным благодаря тому, что уровень воды в Москве-реке поднялся на 3 метра.

Таким образом, проблема обеспечения Москвы водой была решена на многие годы вперед. После войны начали строиться новые водопроводные станции, но все они используют волжскую воду. И лишь в 1977 году была введена в строй самостоятельная водная система — Вазусская.

Благодаря каналу Москва стала портом пяти морей: Белого, Балтийского, Каспийского, Азовского и Черного.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //