Как «Евросоюз» под оккупацией Гитлера жил


Перекраивая карту Европы во время Второй мировой войны, немцы весьма избирательно подходили к ее населению. Если одних сразу отправляли в концлагеря, то другим до поры до времени позволяли наслаждаться жизнью.

Нацистский «Евросоюз»


Уже в первые недели оккупации Европы нацисты стали устанавливать в ней «Новый порядок», который предусматривал различные формы зависимости: от вассальной (Венгрия или Румыния) – до открытой аннексии (части Польши и Чехословакии). В конечном итоге политические и географические границы Европы должны были раствориться в Великой Германии, а некоторые народы – стерты с лица земли.

Нацистский вариант Евросоюза предусматривал различные отношения к порабощенным странам. Это объяснялось их «этнической чистотой», культурным уровнем и степенью сопротивления, оказанной оккупационным властям. При таких условиях преимущественно славянское население Восточной Европы заметно проигрывало западным соседям.

Если, к примеру, не аннексированные территории Польши были объявлены немецким «генерал-губернаторством», то Южная Франция самоуправлялась коллаборационистским режимом «Виши». Однако далеко не всегда в Западной Европе нацистский режим имел успех. В Голландии и Бельгии германская агентура оказалась слишком слаба, а поэтому немецкие ставленники Муссерт и Дегрель у населения популярностью не пользовались.

В Норвегии по статистике только 10% жителей поддерживали оккупационные власти. Возможно, именно из-за упорства скандинавов рейх создал специальную программу по «улучшению генофонда», в рамках которой несколько тысяч норвежских женщин родили детей от немецких солдат.

Европа без войны


Если западные территории СССР превратились в сплошное поле боя, то жизнь значительной части Европы мало чем отличалась от мирного времени. В европейских городах работали кафе, музеи, театры, увеселительные заведения, люди ходили за покупками и отдыхали в парках. Единственно, что бросалось в глаза это присутствие германских военнослужащих и вывески на немецком языке.

Особенно в этом плане был показателен Париж, который немцы ценили из-за возможности спокойного отдыха и веселого досуга.

По Риволи щеголяли модницы, а кабаре без выходных развлекали местную и заезжую публику. Более сотни парижских заведений были специально открыты для обслуживания солдат вермахта. «Я никогда не была так счастлива», – признавалась хозяйка одного из борделей.

В целом немецкая политика во Франции была гибкой и поощряющей. Интеллектуальной и творческой элите здесь давался простор для деятельности, определенные поблажки предусматривались для различных французских учреждений. Так, если из других стран немцы в огромном количестве вывозили ценности и антиквариат, то, к примеру, Лувр оставлял за собой право запрещать вывоз любого произведения искусств в Германию.

Без всяких ограничений работала французская киноиндустрия. За годы оккупации во Франции было выпущено 240 полнометражных и 400 документальных фильмов, а также много мультипликационных лет, что превзошло продукцию самой Германии. Заметим, что именно во время войны расцвел талант будущих звезд мирового кино – Жана Маре и Жерара Филиппа.

Были, конечно, определенные трудности, связанные с военным временем. К примеру, многим парижанам за маслом и молоком приходилось ездить в деревни, часть продовольственных товаров выдавалась по талонам, а некоторые рестораны обслуживали только немцев, также был введен запрет на свободную продажу радиоприемников. Впрочем, эти ограничения не шли ни в какое сравнение с жизнью в большинстве городов Восточной Европы.

Рабочие будни

Европа как сырьевой придаток Германии работала в полную силу с первых дней войны – практически все ее ресурсы были переключены на поддержание мощи Третьего рейха и на обеспечение тыловой базы в противостоянии с СССР. Австрия давала железную руду, Польша – уголь, Румыния – нефть, Венгрия – бокситы и серный колчедан, Италия – свинец и цинк.

Большую роль в этом играли и человеческие ресурсы. В одной из конфиденциальных записок немецкого должностного лица содержались требования «для большинства видов работ, являющихся простыми, второстепенными и примитивными» активно использовать «вспомогательные народы», преимущественно славянского происхождения.

Чтобы удовлетворять нужды вермахта во многих уголках Европы открываются филиалы немецких компаний – «Круппа», «Сименса», «ИГ Фарбениндастри», переориентируются местные заводы, такие как «Шнейдер-Крезо» во Франции. Однако если условия рабочих Западной Европы были вполне сносными, то их восточные коллеги трудились на износ, чтобы дать обещанные Гитлером прибыли, которых «не знала история».

Например, средняя продолжительность периода работы сотрудника на польском заводе «Бунаверк» не превышала двух месяцев: каждые три недели проводился осмотр рабочих, по итогам которого ослабевших и больных отправляли в крематорий, а их место занимали новые жертвы этого чудовищного конвейера смерти.

Гетто


Еврейские гетто это один из уникальных пластов жизни европейцев в годы фашистской оккупации и одновременно пример удивительной приспособляемости и выживаемости в исключительно неблагоприятных условиях. Лишив евреев не только всех ценностей и сбережений, но и минимальных средств к существованию, немецкие власти изолировали их в закрытых частях некоторых крупных европейских городов.

Собственно жизнью это трудно назвать. Евреев обычно селили по несколько семей в одну комнату – в среднем плотность населения в «расчищенных» под гетто кварталах в 5-6 раз превышала прежние показатели. Евреям здесь запрещалось практически все – вести торговлю, заниматься ремеслами, учиться и даже свободно передвигаться.

Тем не менее, через лазы в заборах подростки проникали в город и добывали столь необходимые жителям «карантинной зоны» еду и лекарства.
Самым крупным гетто стало Варшавское, где проживало не менее полумиллиона человек. Его жители, несмотря на запреты, ухитрялись не только выживать, но и получать образование, вести культурную жизнь и даже устраивать досуг.

Именно Варшавское гетто оказалось очагом самого крупного антифашистского сопротивления в Польше. Немецкие власти на подавление восстания варшавских евреев затратили едва ли не больше усилий, чем на захват самой Польши.

Концентрационные лагеря

В оккупированных странах по немецкому образцу новые власти создали сеть концентрационных лагерей, количество которых, учитывая современные данные, превышало 14 000 пунктов. Здесь в невыносимых условиях содержалось около 18 млн. человек, из которых 11 млн. было уничтожено.

Для примера возьмем Саласпилсский лагерь (Латвия). Заключенные ютились по 500-800 человек в тесных бараках, их суточный рацион состоял из 300-граммового кусочка хлеба, смешанного с опилками и чашки супа из овощных отходов. Рабочий день обычно длился не менее 14 часов.
Но немцы создавали и образцово-показательные лагеря, которые должны были явить миру германскую «прогрессивность и гуманность». Таким был чешский «Терезиенштадт». В лагере в основном содержалась европейская интеллигенция – врачи, ученые, музыканты, художники.

Для некоторых заключенных создавали семейные бараки. На территории лагеря функционировали молельные дома, работали библиотеки и театры, проводились выставки и концерты. Однако судьба многих жителей «Терезиенштадта» оказалась печальна – их жизнь закончилась в газовых камерах Освенцима.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //