Как два немца Владивосток осваивали


Здание торгового дома "Кунст и Альберс" на Светланской улице — ныне владивостокский ГУМ

В конце XIX века немцы Кунст и Альберс во Владивостоке основали торговый дом, какие были тогда лишь в Париже, Лондоне, Чикаго и Нью-Йорке.

В этом торговом доме можно было купить все — от булавки до сенокосилки. Его не пугала и не сломила конкуренция. И все бы ничего, но дальнейшую судьбу всемогущей империи решила газетная война и "черный пиар", которые наделили Густава Кунста и Густава Альберса клеймом "врагов России" и "немецких шпионов".

Бизнес путешественников

В 1864 году в китайском Шанхае волею случая встретились два тезки-Густава, уроженцы Германии: Кунст, 27 лет, и Альберс, 26 лет. Альберс еще в 14-летнем возрасте ушел в моря и провел в плаваниях шесть лет (по слухам, даже вместе с пиратами), потом сдал экзамены на штурмана и отправился на Восток. Кунст же проехал по всей Европе и Сибири, от Гамбурга до Николаевска-на-Амуре, затем добрался до Китая. Узнав о новом русском порте на берегах бухты Золотой Рог, в сентябре 1864 года Альберс на шхуне "Мета" отправился во Владивосток. Сняв дом у банкрота — "Амурской торговой компании", он открыл магазин под своим именем. В 1865 году сюда перебрался и Кунст, став компаньоном Альберса.

Так родилась торговая компания, которой было суждено стать крупнейшей на Дальнем Востоке. Через год она обзавелась первым филиалом в Посьете. Тогда же, в 1866 году, во Владивостоке был выстроен первый дом фирмы "Кунст и Альберс" — деревянный, одноэтажный, площадью около 350 квадратных метров; несколько позже там появились три склада, каретный сарай и даже сад.

Этот комплекс служил фирме вплоть до 1903 года, когда на его месте было выстроено новое здание с жилыми комнатами, бальным залом и столовой для служащих. В 1874 году Густав Альберс, будучи в Гамбурге, нанял на должность бухгалтера 20-летнего Адольфа Даттана. Вместе с ним на пароходе "Сатурнус" во Владивосток прибыли первые европейские товары для "К и А".

В том же году Густав Альберс вернулся из Германии с молодой женой Элизой, а Густав Кунст, наоборот, укатил в Гамбург. В 1880 году уехал в Германию и Густав Альберс с семьей. К этому времени у него уже было три сына, родившихся во Владивостоке — Вильгельм, Альфред и Густав. Осенью 1882 года и Кунст навсегда покинул Россию; он увлекся путешествиями — поочередно жил в Германии, на Гавайях и островах Самоа, до конца жизни оставшись холостым и бездетным. Альберс окончательно обосновался в Европе, закупая там товары для Дальнего Востока. А делами "восточного" филиала фирмы стал заниматься Адольф Даттан.

"Он сматывал всякую бечевку и выпрямлял каждый гвоздь"

Даттан, начавший с должности бухгалтера, за семь лет удачно выстроил карьеру, став управляющим "К и А". Во Владивостоке в делах компании он навел поистине «арийский» порядок и режим максимальной бережливости. О первых годах его жизни во Владивостоке рассказывали так: "Он сматывал всякую бечевку и выпрямлял каждый вытащенный из ящиков гвоздь". Даттан освоил русский язык, изучил местные обычаи, перенял приемы ведения бизнеса в России, которые всегда были несколько отличными от европейских.

Вот впечатления очевидца: "По крайней мере, на нас, немцев, производит неприятное впечатление, когда двое здоровых бородатых мужчин бросаются друг другу на шею и целуются; поэтому меня так восхищал г-н Даттан, перенявший все русские обычаи, я бы так никогда не смог. Конечно, выручка для коммерсанта очень важна, но ни за какие деньги я не согласился бы поцеловать адмирала или генерала в пропахшие сигарным дымом губы, даже ради важнейшего контракта".

На нас, немцев, производит неприятное впечатление, когда двое здоровых бородатых мужчин бросаются друг другу на шею и целуются... конечно, выручка для коммерсанта очень важна, но ни за какие деньги я не согласился бы поцеловать адмирала или генерала в пропахшие сигарным дымом губы, даже ради важнейшего контракта

Тем временем фирма "К и А" решила возвести во Владивостоке универмаг нового типа. Такого еще не было даже в самой Германии — лишь в Париже, Лондоне, Чикаго и Нью-Йорке имелись подобные заведения, где можно было купить буквально все, от булавки до шубы, от бутылки пива до сенокосилки. Для такой торговли требовалось новое здание, и его возведение стало главной задачей "К и А". Правда, буквально все стройматериалы пришлось заказывать в Европе и везти морем через полмира — видимо, русскому качеству немцы не доверяли… Так в местном "дворце торговли" появился цветной кафель, импортные лифты и печи, кованые двери и решетки, даже кирпич и цемент…

Управляющие и владельца "К и А". Сидят: Альберс, Кунст и Даттан

"Яйца в разных корзинах"

Двухэтажное роскошное здание «целиком из камня и железа» на главной улице Владивостока — Светланской — было сооружено в 1882—1883 годах, и 1 апреля 1884 года в него вошли первые покупатели. В универмаге было 18 отделов: мужское и женское готовое платье, товары для путешественников и оптика, охотничье оружие, парфюмерия, галантерея для мужчин и женщин, ювелирные изделия, ткани и белье, аптекарские и колониальные товары, вина, мебель, стекло и фарфор, меха и кожаные изделия. Кроме парового отопления, телефонов и лифта, здание впервые в Сибири получило освещение от собственной электростанции…

Впоследствии владельцы "К и А" решили заняться и другими сферами бизнеса: фирма стала представителем во Владивостоке Русского торгово-пароходного общества, а затем и японской компании "Мицубиси Кайша". Вскоре знаменитый лондонский "Ллойд" поручил "Кунсту и Альберсу" защищать во Владивостоке его интересы морского страхования, потом примеру британцев последовал "Гамбургский союз страховщиков". Следуя известному рецепту "не хранить все яйца в одной корзине", компания основала свое пароходство, открыла банкирскую контору, завела винокуренный завод. Удачно продвигалось и территориальное расширение "К и А".

В 1887 году открылся филиал в Славянке,
в 1888 — в Барабаше и Никольск-Уссурийске,
в 1889 — в Благовещенске, в 1890 — в Анучино,
в 1891 — в Новокиевке и Раздольном…

Империя ширилась: 1893 год — Иман и Николаевск, 1894 — Сретенск и Хабаровск,

1898 — Харбин и Порт-Артур.

Как итог: в начале XX века магазины торгового дома «К и А» были в каждом крупном пункте Дальнего Востока России, а также в Китае и Японии, в США и Западной Европе. Адольф Даттан был также городским меценатом и общественным деятелем. Именно знание местных условий, нужные знакомства и деловая хватка Даттана позволяли торговому дому «К и А» процветать.

Его личная жизнь также складывалась более чем успешно. В 1886 году он принимает русское подданство, тогда же женится (в Германии) и опять возвращается в Россию; через год назначается консулом Германии во Владивостоке. С 1904 года Даттан — уже совладелец фирмы с 50-процентным участием в бизнесе. Он получил титул статского советника, а в 1913 году он сам, его жена и семеро детей были возведены в потомственное российское дворянство. Правда, с 1911 года фирмой во Владивостоке начинает руководить 33-летний Альфред Альберс, средний сын Густава Альберса, вернувшийся сюда из Гамбурга.

К 1914 году фирма «К и А» имела 33 филиала во многих регионах; по цифре валового оборота — 16 миллионов рублей в год — она опередила все другие компании Дальнего Востока и Сибири. Но с открытием военных действий между Россией и Германией начался закат всемогущей торговой империи.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //