Как делили Европу


Сбербанкофобия. Пропитанная ненавистью, лживая статья о Германе Грефе, главе Сбербанка России


Политическая карта Европы: от Венского конгресса до Хельсинки-2

В нынешнем году европейская дипломатия отмечает 200-летие Венского конгресса – не имевшего предшествующих аналогов европейского политического форума, завершившегося в июне 1815 года. В этом году мы также отмечаем 40-летний юбилей Хельсинкской декларации, утвердившей территориальные итоги II Мировой войны. Символичное совпадение двух дат подчеркивает необходимость подготовки нового международного форума, итогом которого станет договор, закрепляющий существующие сегодня де-факто европейские границы.

Такое соглашение необходимо не только для воцарения стабильного мира на Украине, но и для предотвращения новых войн, подобных тем, что последние 25 лет сотрясают Балканы и Восточную Европу.

Венский конгресс 1815 года подвел геополитические итоги войны коалиций европейских стран с наполеоновской Францией, он проложил новые европейские границы. В конгрессе участвовали представители всех европейских государств за исключением Османской Империи. Главной задачей первого общеевропейского дипломатического форума ставилась ликвидация последствий Великой французской революции. Конгресс вернул власть свергнутым европейским династиям, создал гарантии против возвращения на трон Наполеона и новых завоевательных войн Франции. Он закрепил перекройку границ в интересах победителей.

Конгресс начался в 1814-м и продолжался почти год. Отдавая дань «элегантному веку», делегаты посвящали балам и застольям не меньше времени, чем переговорам. На форуме были широко представлены правящие элиты Европы: два императора, в числе которых был Александр I, четыре короля, включая австрийского Фридриха Вильгельма III, два наследных принца, 215 представителей княжеских домов, цвет европейской дипломатии. За Францию «отдувался» министр иностранных дел Талейран.

Инициаторы конгресса решали судьбы Европы в узком кругу победителей - Англии, России, Австрии и Пруссии. Франции и Испании отвели скромную роль консультантов. Русский император Александр преследовал цель присоединить к России польские земли, при этом он рассчитывал на компенсацию потери Пруссией части Польши с помощью присоединения к Пруссии Саксонии. Этому плану противились Англия и Австрия, не желавшие роста влияния ни России, ни Пруссии.

9 июня 1815 года, за несколько суток до поражения Наполеона при Ватерлоо и его отречения от престола, был подписан итоговый документ Венского конгресса - Заключительный акт между Австрией, Великобританией, Пруссией, Россией, Францией и Швейцарией, к которому позже присоединятся еще 33 европейских государства. Акт провозглашал реставрацию династии Бурбонов во Франции и лишение Франции территориальных завоеваний в Европе. Вокруг этой страны возводился «санитарный кордон», на северных границах Франции было создано Королевство Нидерландов, вместе с Пруссией и Австрией оно должно было установить барьер на пути возможных попыток Франции развязать новую войну.

Большая часть Варшавского герцогства, названного Царством Польским, отошла к Российской Империи, Познань осталась в составе Пруссии, Галиция - в Австрии.

При этом Пруссия получила существенный «кусок» Саксонии, Рейнскую провинцию, Вестфалию, а также некогда шведскую Померанию и остров Рюген.

На территории Италии было восстановлено Сардинское Королевство, которому были возвращены Савойя и Ницца, к Италии была присоединена Генуя. Ломбардия и Венеция отошли к Австрии.

Из 19 швейцарских кантонов была образована Швейцарская конфедерация с гарантией международного нейтралитета.

Германские страны и часть Австрии вошли в Германский Союз с «руководящей ролью» Австрии. Норвегия была отделена от Дании, наказанной таким образом за союз с Наполеоном, и отдана Швеции.

За Великобританией сохранялась большая часть захваченных в ходе войн территорий, включая Мальту, Ионические острова, Капскую колонию в Южной Африке и Шри-Ланку.

По итогам Венского конгресса был создан Священный Союз - альянс России, Пруссии и Австрии, к которому позже присоединились все монархи континентальной Европы за исключением турецкого султана. Священный Союз можно было бы считать прообразом современного Евросоюза, если бы не его клерикально-монархическая идеология, требовавшая от правительств стран-участниц подавления любых попыток революций (нынешний Европейский Союз, если помните, горячо поддержал украинскую революцию-2013). Венский конгресс закрепил лидирующую роль России и Великобритании на европейской арене, провел новые государственные границы. Но провел их не «на века».

Границы стран вообще не являются чем-то исторически незыблемым, вечным. История проводит их по новым дорогам, вопрос лишь в том, как границы меняются – мирно или в ходе войн.

Не может быть вечным и баланс сил в том или ином регионе мира, «силовой рисунок» которого зафиксирован очередным международным договором. Система европейской безопасности, созданная Венским конгрессом, разрушалась поэтапно под давлением исторических событий. Через 15 лет во Франции вспыхнула Июльская революция, Бельгия провозгласила независимость, затем последовали революции 1848-1849 годов, объединение Италии, объединение Германии.

А через столетие после Венского конгресса Европу охватила лихорадка территориальных притязаний, результатом которых стала Первая Мировая война.

История не знает ремейков и близких аналогий, однако одной из главных причин мировой войны стало стремление европейских стран к захвату новых территорий.

Рекордсменом по территориальным притязаниям к началу Первой Мировой войны была Германия, стремившаяся к абсолютной гегемонии в Европе. Она претендовала на часть территории Франции, Бельгии, Украины, нынешних балтийских государств.

Франция стремилась вернуть в свои границы Эльзас и Лотарингию, а также захватить Саарский угольный бассейн, расположенный на землях сегодняшней Германии. Австро-Венгрия предъявляла территориальные претензии к Сербии, Черногории, Румынии и России. Великобритания стремилась уничтожить Германию как основного торгового соперника и захватить нефтеносные районы Турции. Италия желала расширить свое господство на Балканах.

Для Российской Империи первоначальным мотивом вовлечения в мега-войну стало желание защитить от агрессии сербов, однако после выхода на военную арену Турции в российских политических кругах актуализировался «восточный вопрос» - вековая мечта о возвращении в лоно православного мира Константинополя-Стамбула.

К роковому августу 1914 года все игроки были настроены настолько решительно, что достаточно было малой искры, чтобы возгорелось пламя большой европейской войны. Такой искрой стало убийство эрц-герцога Франца-Фердинанда в Сараево.

Итогом четырехлетней войны, впервые названной историками мировой, стал Версальский мирный договор 1919 года. Перечень стран-подписантов этого документа простирался далеко за пределы Старого Света. Помимо европейских стран, Версальский мир подписала Япония, ряд государств Латинской Америки, африканская Либерия. Договор вступил в силу в 1920 году после ратификации его Германией и четырьмя союзными державами - Великобританией, Францией, Италией и Японией. Позднее на особых условиях к договору присоединились Соединенные Штаты Америки.

Для немцев Версальский мир был откровенно унизительным. Страна оказалась разорванной. Часть ее территории (Юпин, Малмеди) была отдана Бельгии. Эльзас и Лотарингия отошли Франции. Южный Тироль был отнят у Австрии и отдан Италии. Новое государство Чехословакия получило Судетскую область, населенную более чем тремя миллионами этнических немцев, положение которых стало плачевным. Немецкий порт Данциг отошел к Польше, равно как и отрезанная от Германии полоса земель от Силезии до морского побережья. Немцам было запрещено создавать торговые союзы с Австрией, иметь армию численностью более 100 тысяч человек, подразделениям немецкой армии было запрещено дислоцироваться западнее Рейна (заметьте – речь шла о территории их собственной страны).

Чем бы ни руководствовались лидеры Западного Альянса, политика унижения Германии спровоцировала самую чудовищную реакцию со стороны немцев. Исторический результат известен.

В современной Европе против подобного поворота событий созданы формальные гарантии, одной из которых является Европейский Союз. Однако иллюстрацией «виртуального» характера таких гарантий может служить Хельсинское совещание 1975 года, провозгласившее нерушимость послевоенных границ. Мне, советскому офицеру, в тот период времени несшему военную службу далеко за пределами Советского Союза, представлялось, что Хельсинский договор надолго закрепит статус основных мировых игроков и тем самым станет гарантией против новых военных конфликтов.

Реальность разрушила эти иллюзии. Путь европейских стран к Хельсинским соглашениям 1975 года занял 30 лет, начавшись со встречи «большой тройки» в Потсдаме в 1945-м. Для пересмотра Потсдамских договоренностей потребовалось вдвое меньше времени, в 1990-х годах границы государств Восточной Европы и Балкан были уже совсем иными, чем в 1975-м.

Крылатое выражение гласит: «Лучше поздно, чем никогда». Спустя четверть века после коллапса СССР Россия напомнила, что полувековая холодная война завершилась без договора, подобного Потсдамскому, который определил бы международную архитектуру на десятилетия вперед.

Потсдамский мир - в отличие от Версальского договора, - относился к той категории соглашений, действие которых не обрывалось в результате новой войны. Этот договор превратился в исторический факт минувшего столетия и перестал быть каркасом европейской архитектуры просто потому, что начиная с падения Берлинской стены мир претерпел фундаментальные перемены. К началу XXI века ответственность за глобальную безопасность де-факто возложил на себя ограниченный круг стран, которые не справились с этой задачей.

Что же в такой ситуации ждет Восточную Европу?

Я думаю, что главной драмой и сегодняшней России, и Запада, и в особенности Украины, оказавшейся «между молотом и наковальней», является то, что мы по-разному трактовали и продолжаем трактовать революционные события 1991 года.

Мы – по наивности воспринимали коллапс тоталитарной системы как национально-освободительную революцию, пусть и «сверху», верили в то, что посткоммунистическая Россия займет достойное место в клубе демократических государств, надеялись, что наше мнение по всем вопросам мировой повестки будет учитываться.

Запад - как показывают события последней четверти века и украинский кризис в особенности - в 1991 году попросту принял нашу капитуляцию.

Победителей, как известно, не судят, им не принято возражать. Да, небольшие трения по вопросам внешней политики возникали между Соединенными Штатами и Россией и в 1990-е годы, когда Москва практически отказалась от самостоятельной роли на мировой арене и зависела от Вашингтона даже финансово. Но сегодня все по-другому. Впервые после коллапса Советского Союза Россия открыто выступила против той роли, которую отвели ей победители в холодной войне. Не удивительно, что в свою очередь Запад по праву победителя воспринимает любые посягательства на воцарившийся в 1991 году мировой порядок как вызов своим геополитическим интересам и даже своей безопасности.

Я убежден: необходимо сесть за стол переговоров до драки, создавая таким образом гарантии того, что драки не произойдет. Восточная Европа «больна» войной, симптомом которой уже стал кровавый конфликт на юго-востоке Украины. Есть и другие точки напряжения, например, в Молдове. «Лекарством» от силовых столкновений и средством предотвращения дальнейшей «балканизации» постсоветского пространства, об угрозе которой предупреждают аналитики самых разных убеждений, должна стать новая «большая сделка», договор «Хельсинки-2», учитывающий принципиально новую политическую реальность.

Долг перед своими народами обязывает политиков всех заинтересованных стран как можно быстрее начать движение в направлении «Хельсинки-2». История не простит нам ни промедления, ни долгих остановок в пути.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //