Из травмопункта, с любовью.

Оригинал взят у в Из травмопункта, с любовью.

Пока не наступило 22:00 по Москве и нервы мои на самом пределе, расскажу-ка я вам историю медицинскую.
Эпическую. Довольно давнюю.
А так как про нервы все сказано выше, история будет печальная и с тем самым неповторимым легким флером ебанутости, который сопровождает каждое отделение каждого ЛПУ, работающее в режиме "приемка".

Лично для меня это был тот_самый_момент, когда юный медикус понимает, что единственная медицинская специальность, которая теоретически могла бы спасти мир - это психиатрия. Потому что люди - идиоты и долбоебы одновременно. А родственники людей, ко всему прочему, еще и кровожадные садисты.
И не надобно никому из них ни анальгину целебного, ни рентгена животворящего, ни даже лонгеты гипсовой волшебной, а надобно только лоботомию лобэктомию декапитацию аминазин и санитарный надзор, чтобы сами себя из лучших намерений не поубивали.

Итак.

Место действия: кабинет первичного приема районного травмопункта номер неразборчиво, далее везде.
Действующие лица: доктор О. в роли дежурного доктора О., я в роли кавайной медсестры и пациентка N. в роли главного экспоната.
Время действия: ближе к ночи.



Сидим мы, значит, с доктором в кабинете, заполняем документацию фирменным медицинским стилем "как курица лапой", время от времени риторически вопрошая друг друга "Ты случайно не в курсе, че это я тут написал/написала и зачем я это сделал" и в коротких перерывах между бумаготворчеством зверски убиваем пациентов, как это положено у врачей-палачей и сестер-дознавательниц.
В кабинет заходит дама преклонных годов типа "бабуля" и объясняет, что надысь покусала ее за ногу какая-то натуральная сука и таперича она, как порядочный человек, ходит к нам прививаться от бешенства, дабы не усугублять эпидемическую обстановку в городе, регионе и стране.
- Отлично, - говорим мы хором с доктором. - А почему на первичку-то? И почему вечером-то? Когда надо было на вторичку и с утра, у нас вон там специально обученный персонал сидит, ампулы считает в специально отведенном кабинете типа "Прививочная".

Вопрос, на самом деле, риторический. Потому как днем на вторичке - очередь, страшный суд, ад и погибель и тамошние сотрудники ненавидят мироздание еще сильнее нашего, потому что у них в пиццот раз больше писанины, плюс больничные, КЭКи и МСЭКи.
А вечером на первичке - удачно сложившаяся тишь и вообще сплошное благорастворение. А еще перевязка нужна.

- Ладно, - говорит доктор, - хрен с вами, пациентка неуместная, не гнать же на мороз неуколотой.
И препоручает бабулю мне, потому как прививки и перевязка по-любому на медсестре, и чего там в недавно осмотренной и обработанной, судя по карте, ране, может быть такого, что потребует его пристального внимания. Чай, я не дура.

А я насторожилась еще когда в перевязочную бабулю вела - уж больно она выраженно для относительно свежей и небольшой укушенной ранки хромала.
В перевязочной пациентка кокетливо продемонстрировала мне пострадавшую конечность и я, на ходу седея от ужаса, напраслины и безнадеги, морзянкой в стену отбила SOS.
Доктор воздвигся в дверном проеме, глядя на меня с немым укором.
- Ты чо, с перевязкой перестала справляться? - вопросил он печально.
- Ыыы. - просипела я. - Док, я тут не могу сама. Тут что-то делать надо. Противоестественное.
- Ну зашибись теперь. - трагически возопил Док. - Вот в прошлую смену косметический шов класть, значит, могла, а щас перекисью промыть и забинтовать - ну ваще никак!
- А вы, Док, - грю, - подивитесь на чудо чудное, последствиями домашнего лечения называемое.
Док поглядел. И ничего, кроме "Ахтыж..." сказать более не мог еще долго, потому что был очень воспитанный и вообще интеллигенция.

Нога была заботливо, от щиколотки до колена укутана пищевой пленкой. Под пленкой явственно виднелись слои ваты и какие-то ситцевые тряпочки.
- Разматывай. - голосом умирающего лебедя скомандовал Док.
- А противогаз дадите? - с надеждой поинтересовалась я.
Противогазов у нас не было. Поэтому после снятия "повязки" мы еще минуты три вместе с пациенткой сидели, прислонившись к стене и переживая ощущения, близкие к нокдауну. Запах сбивал с ног. Реально.
Укушенное место, чуть выше щиколотки, вспухло воспалительной каймой шириной сантиметра эдак полтора. И аккурат до средней трети бедра наверх шел стойкий, красивый, как красный дерматографизм, и крайне болезненный при пальпации лимфангит.
В целом нога, по сравнению со здоровой, напоминала небольшую тумбочку.
- Да ну нахуй! - сказал наконец подрастерявший интеллигентность Доктор О, - заделай это... чем-нибудь. А я пойду госпитализацию оформлять.
И пока он писал направление и вызывал скоряк (что, в общем-то, было моей обязанностью, но стремление свалить от такого маразма куда подальше я понимала и понимаю очень хорошо), я, промывая для приличия рану и вводя таки чертов КоКАВ, попыталась выяснить, что же это было.

А была это действительно пищевая пленка. И действительно вата и тряпочки "чтоб компрессик получился". А перед наложением "компрессика" рана была щедро намазана (маэстро, тушь!) ДЕТСКИМ КРЕМОМ.
На мой вопрос: "НАХУЯ?! Зачем?" пациентка только пожала плечами.
- Мне невестка все сделала. Сказала, что так лучше будет.

Думается мне, что я тогда видела один из самых изощренных способов мести надоевшей свекровке.
В ночи в ординаторской мы с доктором О. в основном занимались тем, что гадали на картах, воске и кофейной гуще, будет ли там пиздец мышцам и фасцит или все-таки фартанет и обойдется.
Гадательные средства молчали, потому как даже если и знали исход данного заболевания, то последствий активности невестки предсказать явно не рискнул бы никто.





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //