История русского кулачества


В конце декабря 1929 года Иосиф Сталин заявил о том, что кулачество должно быть искоренено как класс. Мы знаем историю отца Павлика Морозова и другие случаи "раскулачивания", но чем "кулак" отличался от соседа?

До седьмого пота

Крестьянское сознание основывалось на простом понятии: нажить добро можно только честным трудом. Причем трудом не абы каким, а физически очень тяжелым. Именно к такому труду относились работы на земле: пахота, сенокос, сборка урожая. А вот торговля, по убеждению крестьян, была трудом не совсем честным, недаром в народе говорили «не обманешь – не продашь». Прозвище «кулак» получали те крестьяне, которые, по мнению большинства, имели нетрудовой доход, то есть нажили богатство скупкой и ростовщичеством. Кстати, офени тоже называли перекупщиков-ростовщиков кулаками.

Крепкий хозяин

Чуть позже кулаками стали называть хватких и хитроватых людей, которых бог наградил холодным и расчетливым умом. Возможно, люди эти были не слишком приятные, но и не абсолютные мерзавцы – это уж точно. Многие из них трудились на своей земле не меньше, а, порой, и больше, чем наемные работники. Да и работа на кулака позволяла некоторым батракам просто-напросто выживать. Причины бедности могли быть разными: непутевость, болезнь, долги, но в любом случае это была пропасть, из которой выбраться было практически невозможно. А еще острый ум и деловая хватка помогали кулакам приспосабливаться к новым правилам игры, которые предложил, например, НЭП. Про таких говорили: «Крепкий хозяин!»

Мироед

Жизнь общиной, «всем миром» вселяла в крестьян уверенность в завтрашнем дне. Односельчане не бросят, случись какая беда, полагаясь на общее чувство коллективизма: сегодня я – тебе, завтра ты – мне. Тех, кто пытался нарушить привычный порядок, называли «кулаками» или «мироедами». Владимир Даль указывает на несколько значений слова «мироед»: то это «тунеядец, шатающийся без дела, живущий за счет мира, общества», то это «делец-пройдоха, ходатай за мир, обирающий крестьян и постоянно подстрекающий их к различным тяжбам».

Враги народа

Еще одним «разрушителем» установленного на селе порядка стали большевики. Продразверстка и «борьба за хлеб» должны были решить не только продовольственную проблему, но и разрушить старые связи и устои – выполнить пропагандистскую, «воспитательную» задачу. Кулаки, середняки и бедняки декретом об уничтожении сословий и гражданских чинов 1917 года были поделены на две категории: тех, кто имел права, и бесправных лишенцев (последние, кстати, полностью лишались гражданских прав). В категорию лишенцев попали те, что прибегал к наемному труду для получения прибыли, в том числе крестьяне, которые нанимали хотя бы одного человека.

Определитесь!

Большевики на местах и их главный «помощник» - беднота – оценивали «кулака» более практично: всякий, кто укрывает хлеб. Посылом к формированию такой оценки стали слова Ленина. Вождь «превращал» в кулака, эксплуататора и спекулянта «всякого крестьянина, который прячет хлеб», пусть даже собранный своим трудом, без применения наемного труда. При этом сам Ленин позже, пытаясь отделить кулака от середняка, пишет сначала, что середняк – не эксплуататор, а крестьянин, живущий своим трудом, а затем допускает и эксплуатацию рабочей силы, и накопление капитала. Не удивительно, что на местах исполнители «терялись в догадках» и «усердно» старались не промахнуться.

Неблагонадежные

В условиях НЭПа в кулака превращается всякий «богатый мужик». Понятие «собственника-фермера» не приживается, состоятельных крестьян продолжают именовать кулаками. Бедняки получают наконец-то преимущество: они освобождаются от продналога, получают привилегии при поступлении в учебное заведение или на работу, у них больше шансов вступить в комсомол или партию, быть выбранными на руководящие должности в сельских Советах. Как подмечали современники, «сегодня в зажиточные лезть не выгодно. Все лезут в бедняки». Прекрасно осознавая свое положение, зажиточные крестьяне всеми силами пытались уберечься от «ярлыка» кулака, который уверенно сообщал всем о неблагонадежности своего хозяина.

Уничтожим кулака как класс!

В 1924 году газета «Беднота» провела соцопрос, в котором предлагалось определить критерии выявления кулака. Проблема заключалась в том, что многие бывшие кулаки утратили состояние, бедняки же, напротив, стали относительно зажиточными. В итоге респонденты при общем негативном отношении к кулачеству, сошлись на мнении, что раскулаченный кулак - опаснее для революции, нежели буржуй, который нажил добро и пользуется им сейчас. Избежать «народной нелюбви» кулакам не удалось. В 1929 году формулируются признаки кулацких хозяйств: систематическое применение немного труда, наличие мельницы (маслобойни, просушки и др.), сдача в наем сельхозтехники (с механическим двигателем) и помещений, а также торговля, ростовщичество, посредничество, наличие нетрудовых доходов (здесь речь шла о церковнослужителях).

В ходе коллективизации, проводимой в 1928-1930 годах, был взят курс на «ликвидацию кулачества как класса». Без суда и следствия зажиточных крестьян, использующих наемный труд, раскулачивали, лишали земли, имущества и всех гражданских прав, а затем либо выселяли в отдаленные регионы, либо расстреливали.




Метки:



Комментарии:

  • https://plus.google.com/105632721786755823441 Игорь Григорьевич

    Павлик Морозов к раскулачиванию не имеет никакого отношения. В массовом колличестве кулаки появились во времена НЭПа. До революции у крестьян земли не было. Так называемые кулаки бали среди казаков. У них была в собственности земля. Были багатые казаки и бедные.

  • https://plus.google.com/105632721786755823441 Игорь Григорьевич

    Заметка брехня.



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //