История Марьиной рощи Москвы


Одно из самых зловещих мест Москвы с древних времен — Марьина роща. Историки утверждают, что ее название происходит от лежащей здесь некогда деревни Марьино. Большинство из них склоняется к тому, что все народные домыслы связаны с сентиментальной повестью Жуковского.

В народе до сих пор бытует мнение, что назван этот район по имени своей негласной «королевы» — разбойницы Марьи, жившей в местном лесу.

Слава у Марьиной рощи в середине XIX века была та еще: здесь жили цыгане, обитало большинство московских воров и бандитов, стояли «убогие дома» для отбросов общества. Массовые гулянья на Русалочьей неделе, центром которых издревле была Марьина роща, трансформировались в буйные пьянки.

Не способствовала положительному восприятию близость Сущевского и Лазарева кладбищ, куда, кстати, обозами свозили трупы в периоды моров, а в обычное время — неопознанные тела убитых.

Исследователи до сих пор спорят, что было первичным — повесть Жуковского или народные легенды. Но одна из легенд гласит, что в крепостное время жили где-то в этом районе девушка Марья и лакей Илья. Любовь у них была несчастной, и Илья со временем стал атаманом разбойничьей шайки. В результате Марья и Илья поселились в землянке в лесу.

Причем Марья была известной знахаркой и ворожеей. Ходило к ней много московского народу, в том числе и богатого, который непременно попадался в руки Ильи. По другой легенде, в здешних краях бесчинствовала банда Маньки Ростокинской. Но, как бы то ни было, народное сознание связывало название «Марьина роща» исключительно с бандитами, убийцами и покойниками. Попадать сюда в темное время суток не рекомендовалось.

Марьина роща — район Москвы, о котором сложено множество легенд и мистических сказаний. До XVIII века местность эту почти сплошь покрывал лес (он тянулся от нынешнего Садового кольца далеко-далеко на север), после вырубки части которого п образовалась Марьина роща, тянувшаяся от Сущева до Останкина. В 1743 году местная деревенька Марьино досталась графу Шереметеву, который и изменил до неузнаваемости облик района.

Вскоре Марьина роща стала одним из излюбленных мест отдыха москвичей. Гулять на природе москвичи начали с почина императрицы Екатерины, которую подбил на это сам Вольтер. Публика почище чинно прохаживалась в центральных парках, а простой народ валил за Сущевский вал. Особенно многолюдно здесь было на Семик — третью неделю от Пасхи, когда на Руси справляли праздник русалок.

Этот церковный праздник Святых отцов непонятно почему ассоциировался у народа с речной нечистью, но именно в эти дни девушки ходили собирать травы, носили по улицам выряженную невестой березку и пускали в воду венки, гадая о женихах. Все это и происходило в Марьиной роще, и ее лесных духов гуляющие тоже не обижали. Пели песню «Нынче Марья у нас именинница», пьянствовали, а уходя, обязательно оставляли на траве пасхальное яичко или кусочек пирога.

Но, с другой стороны, в Марьиной роще побаивались появляться в одиночестве: из страха перед местной нечистой силой предпочитали гулять шумными компаниями. Оно и понятно: ведь согласно народным поверьям, русалками становились самоубийцы, поэтому на Семик ходили туда, где хоронили умерших без покаяния — т. е. к Марьиной роще.

Именно здесь стоял амбар, куда свозили неопознанных мертвецов, которых в большом городе всегда хватало. После эпидемии чумы императрица Екатерина запретила хоронить умерших в пределах города, и там же, на Миусах, возникло первое в Москве чумное кладбище. А в Марьине долго ходили жуткие истории о покойниках, которые прохода не дают одинокому путнику.

Современный район

В 1880-х годах Шереметевы избавились от остатков своих владений, в этом месте поселился рабочий люд. Последние деревья в роще были срублены, мистический смысл названия почти забылся.

Однако в 1920-1930-е гг., когда в этом районе скопилось немало бандитского сброда, имя «Марьина роща» вновь приняло «нехороший» оттенок. У всех на устах были имена Кольки Хрящика, Бориса Бондаря и других блатных, наводивших ужас на всю Москву, но сгинувших в северных лагерях.

В 1960—1980-е гг. район превратился в обычный спальный район столицы со стандартными «хрущевскими» домами, но молва о «страшной Марьиной роще» все еще изредка всплывает в памяти москвичей.


Местные жители в части Камер-Коллежского вала на Базарной площади

Местные жители у торговых рядов и магазинов на автомобильной станции

Вид фасада здания купца И.М. Егорова

Мужчина и дети у входа в дом Яковлева на одной из улиц

Общий вид домов на 6-м проезде

Вид части фасада дома Городова с внутренним двором

Вид дома Евдокимова

Вид фасада дома Широкова

Общий вид дома Иванова с прилегающими садом и двором

Местные жители у входа в дом Пиркова А.П. на 2-м проезде за линией железной дороги

*

Вид на мост через Николаевскую железную дорогу

Вид на соединительный железнодорожный мост

Вид на переезд через Николаевскую железную дорогу

Местные жители на мосту через Николаевскую железную дорогу, направление от Виндавы

Вид на дорогу из Марьиной Рощи в Останкино




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //