История Лени Рифеншталь


Лени Рифеншталь была танцовщицей, актрисой, фотографом и режиссером. В Третьем Рейхе она снимала документальные фильмы, а после войны открыла миру африканские племена и красоту подводного мира.

Талант ко всему сразу


Лени Рифеншталь родилась 22 августа 1902 года. С раннего детства она проявляла недюжинное рвение к искусству и спорту. Она хотела и рисовать, и танцевать, и музицировать, заниматься гимнастикой и теннисом.

Она пять лет обучалась в музыкальной школе, исполняла сонаты Бетховена в Берлинской филармонии, хорошо танцевала.

Заметив её танцевальный талант, итальянский композитор Бузони специально для Лени написал вальс-каприз, который впоследствии будет одним из её коронных номеров.

Отец Лени не одобрял танцевальной страсти дочери, поэтому Лени брала уроки танца тайно от него. Только после того, как Рифеншталь покинула родительский дом, она смогла заняться балетом по-серьезному, брала уроки у русской балерины Евгении Эдуардовой и изучала танец в школах танцев Ютты Кламт и Мэри Вигман.

Лени быстро стала успешной танцовщицей, выступала в составе балетных трупп и давала сольные выступления, но её словно преследовал злой рок - она трижды рвала связки, снова и снова возвращалась к своему увлечению, но в итоге ей все же пришлось распрощаться с мечтами о танцевальной карьере.

Горы


Однажды Лени стояла в берлинском метро и ждала поезда. На стене подземки она увидела афишу фильма Арнольда Фанка «Гора судьбы». На ней, по воспоминаниям Рифеншталь, мужчина поднимался по расщелине в скалах. Этот образ очень впечатлил молодую девушку. Надо понимать, что для того времени «горные фильмы» были новым и крайне интересным жанром.

Лени не стала медлить и написала письмо исполнителю главной роли Луису Тренкеру, сказав, что хотела бы попробовать себя в качестве актисы. К письму она приложила свое фото.

Тренкер воспринял письмо от Лени с иронией, однако все же написал Франку про эту странную девушку. Режиссер оказался более прозорливым, он по фото понял, что Лени может светить большое будущее и пригласил девушку на съемки своего нового фильма «Священная гора».

После его премьеры Рифеншталь проснулась знаменитой. На этот раз - знаменитой актрисой. Для съемок в фильмах Франка Лени освоила скалолазание и горные лыжи.

Она стала буквально жить кинематографом, снималась во множестве фильмов, её слава стала сопоставима со славой Марлен Дитрих. Во время работы над фильмами Лени также осваивала мастерство монтажа и операторской работы, что впоследствии ей очень пригодилось.

«Голубой свет»


В 1932 году состоялся режиссерский дебют Рифеншталь - фильм «Голубой свет». Берлинские критики отнеслись к картине сдержанно, но она была с восторгом принята в Венеции и Лондоне.

Позже Лени напишет: «В «Голубом свете» я, словно предчувствуя, рассказала свою позднейшую судьбу: Юнта, странная девушка, живущая в горах в мире грез, преследуемая и отверженная, погибает, потому что рушатся ее идеалы — в фильме их символизируют сверкающие кристаллы горного хрусталя. До начала лета 1932 года я тоже жила в мире грез…».

После выхода фильма Рифеншталь пришлось улаживать денежные разногласия с соавтором сценария евреем Белой Балажем. Для защиты своих интересов Рифеншталь обратилась за поддержкой с гуаляйтеру Франконии и редактору антисемитской газеты «Штурмовик» Юлиусу Штрайхеру.
Коренным образом повлияло на судьбу Лени то, что фильм «Голубой свет» понравился Адольфу Гитлеру.

«Триумф воли»


В феврале того же года Лени побывала на выступлении фюрера в Берлинском Дворце спорта. Она написала Гитлеру восторженное письмо, где восхищалась его ораторским мастерством.

В мае 1932 года состоялась их встреча. Затем она вместе с другом Геринга и легендарным асом Люфтваффе Эрнстом Удетом принимала участие в съемках фильма «SOS-айсберг».

Постепенно Лени познакомилась со всей верхушкой НСДАП, а в 1933 году предложила Гитлеру сделать фильм о пятом съезде партии «Победа веры». Фильм Лени сняла, но после «Ночи длинных ножей» его изъяли из проката, поскольку там было слишком много Эрнста Рема.

Затем Гитлер предложил Рифеншталь снять фильм «Триумф воли» и дал Лени крат-бланш на организацию съемочного процесса.

В этот фильм Лени что называется «вложилась». Съемочная группа состояла из почти 200 человек. Впервые в истории кинематографа съемки велись с нескольких точек: дирижаблей, флагштоков, кранов пожарных машин.

Чтобы создать динамичность, Рифеншталь заставила всех операторов научиться ездить на роликах.

На один только монтаж у команды Рифеншталь ушло больше семи месяцев. Фильм собрал призы кинофестивалей и стал первым большим режиссерским успехом Лени. По мнению историков, он сделал для пропаганды нацизма не меньше, чем вся команда Геббельса.

«Олимпия»


Вторым «главным» фильмом Рифеншталь стал фильм о летних Олимпийских играх 1936 года в Берлине. К работе над картиной были привлечены известные кинооператоры. Совместно с Рифеншталь они создали и применили много новых кинотехнических приёмов (например, камеру для подводной съёмки, рельсовый операторский кран). Число членов съёмочной группы составило 170 человек. Сразу же после съёмок в июле и августе 1936 года начался монтаж, который длился почти два года.

«Олимпия» стала шедевром документального кино. Рифеншталь пригласили в США, где её визит вызвал фурор, там она встретилась с Генри Фордом, режиссерами Кингом Видором и Уоллтом Диснеем. Однако после известия о «Хрустальной ночи» фильму был объявлен бойкот в США и Британии. Только в 1956 году голливудское жюри снова заговорило об «Олимпии», назвав его одним из 10 лучших фильмов века.

Кина не будет


Когда началась война, Рифеншталь, увидев зверства нацистов в одной из польских деревень, отказалась от должности «режиссера партии». Поддержака Рифеншталь незамедлительно прекратилась. Её брат Хайнц был отправлен на Восточный фронт, где погиб.

За годы войны Лени, однако, все же сняла один фильм - «Долина».

Для массовки были присланы цыгане из лагеря Дахау. После съемок 20 из 48 цыган были отправлены в Освенцим...

В одном из последних своих интервью 100-летняя Лени Рифеншталь сказала: «Я не буду говорить о цыганах. Это очень сложная, очень трудная тема… Коснувшись её, я вынуждена буду всё отведённое для интервью время говорить только о цыганах».

После войны Рифеншталь несколько раз проходила через процедуру денацификации, была помещена в психиатрическую клинику, где её «лечили» электрошоком. Вход в «большое кино» был для Рифеншталь заказан. У нее была масса идей, но она не могла получить финансирование. К ней поступали предложения от Норвегии и Швеции снять документальные ленты об Олимпийских играх, но Рифеншталь после долгих раздумий от этих проектов отказалась.

Дауншифтинг


Не найдя вдохновения и поддержки в Европе, Рифеншталь решила в 1956 году отправиться на «черный континент». Как это ни парадоксально, но «личного режиссера Гитлера» хорошо приняли в Африке.

Рифеншталь вела съемку в Судане и Кении, в Судане ей даже дали гражданство. Лени стала своей в экзотических племенах нубийцев. Фото Лени были опубликованы в престижных глянцевых журналах «Stern», «The Sunday Times», «Paris Match», «L’Europeo», «Newsweek», «The Sun».

После фоторепортажей Рифеншталь нубийскими племенами заинтересовались не только журналисты, но и антропологи и историки.

Удивительно, но некоторые критики увидели в фотоснимках Лени выражение «фашистской эстетики». В своей статье «Магический фашизм» Сьюзен Зонтаг писала: «Хотя нуба не являются арийцами, их портрет, созданный Лени Рифеншталь, возрождает некоторые большие темы нацистской идеологии: противопоставление чистого и нечистого, неподкупного и продажного, физического и духовного, светлого и темного».




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //