История черных археологов и копателей

Черная археология была ещё в глубокой древности. И в наши дни по размаху она уступает разве что отмыванию денег и торговле оружием. Мы расскажем, как появилась черная археология, кто ей промышляет и как работает рынок черного антиквариата.

Ограбленные фараоны

Черная археология зародилась еще в древнем Египте. Уже с самой ранней египетской истории известны осквернители гробниц, которых не смущали ни соседство смерти, ни обещания жестокой расплаты, ни мифы о мести мертвых фараонов. Они разоряли и разрушали камеры своих царей, сдирая позолоту даже с мумий.


Как рассказывает один древнеегипетский папирус Амхерста-Капара, профессия грабителей гробниц – одна из древнейших в криминальной области. Причем занимались этим обычно не одиночки, а целые группировки.

Чтобы защититься от них, уже в Среднем царстве фараоны были вынуждены прибегать ко всяким ухищрениям: строить замысловатые лабиринты с ловушками и пустыми комнатами, писать многочисленные таблички с проклятьями, казнить строителей гробниц и даже нанимать специальную стражу, которая бы стояла на страже их вечного сна.

Но с охраной всегда можно было договориться, а многочисленные ритуальные статуэтки и надписи наподобие: «Пусть у тебя, о нечестивец, отсохнут руки и отнимутся ноги, если ты сейчас же не вылезешь из моей могилы...» грабители просто игнорировали, продолжая вскрывать один каменный саркофаг за другим, иногда унося с собой голову мумии, веря, что так месть Ка (души человека) их точно не постигнет.

Черные копатели


Разумеется, разграбление происходило не только в Египте, а во всех странах мира, в любых местах, где был шанс найти зарытое сокровище. В России времен Петра I целые «паломничества» отправлялись к скифским и сарматским курганам, чтобы потом переплавить и по дешевке сбыть золото степных царей.

Историков и археологов беспокоят не столько пропавшие клады, сколько уничтожение менее ценных с точки зрения прибыли, но совершенно незаменимых для науки памятников: надписей, предметов из керамики, органики, бронзы, и культурных слоев, которые позволяют не только датировать поселение и гробницу, но и реконструировать ее. В нетронутом слое даже простой разбитый горшок может представлять для археолога бОльшую ценность, чем орнаментированная подвеска из кургана, где успел «поработать» черный копатель.

Как ни прискорбно, но иногда к разрушению памятников прибегали и сами археологи. История знает множество случаев, когда чтобы докопаться до следов определенной эпохи, уничтожались все предыдущие. Эта «методика» раскопок была распространена в XIX веке среди первооткрывателей археологии. Именно так Генри Шлиман искал Трою, а Артур Эванс – Кносский дворец.

Династии

Во многих странах ремесло черного копателя превратилось в наследственное. В особенности такая картина наблюдается в развивающихся государствах, на чьи территории в основном и приходятся все древнейшие центры человеческой цивилизации.

В Египте доходы от «теневых раскопок» являются главным источником доходов для целых поселений. Так, коллекционер и общественный деятель, Петер Элебрахт писал о жителях селения Эль-Курны (на месте фиванского некрополя): «Когда в XIX веке европейские ученые бросились на штурм египетских древностей, фиванский некрополь сделался магазином самообслуживания, где поставками в ночи и уединении занимались жители Эль-Курны. Обитатели этого селения построили над погребальными сооружениями свои дома-башни и стойла для скота.

Погребальные камеры они используют в качестве прохладных погребов. Кроме того, они представляют собой надежное место для занятия таинственным побочным промыслом. Ни один рьяный блюститель закона не увидит, как там, в совершенной безопасности из стены вырубают рельеф или роспись. Пока дедушка в «погребе» работает как забойщик, старший сын у дома предлагает туристам маленькие недорогие сувениры».

На теневом рынке


Черный рынок продажи антикварных ценностей появился вместе с первой вскрытой гробницей, развивался вместе со спросом на реликвии и «мумие» в Средние века и расцвел вместе с ростом интереса к предметам старины в XIX веке, когда из Египта, Вавилона и других древнейших центров вывозили все, что только можно было увезти.

«Чем древнее - тем дороже!» - вот лозунг спроса и предложения на «черном рынке» антиквариата. В последние десятилетия, по данным уже упомянутого Петера Элебрахта, из стран бассейна Средиземного моря ежегодно вывозятся культурные ценности на сумму в 7 млн. долларов. Подлинные или фальшивые – все вещи оцениваются семизначной цифрой.

Процесс купли-продажи на черном рынке подчиняется строгому распорядку, не меньше чем официальная сделка. Нарушение правил не приведет ни к чему кроме убытков или даже смерти. Если покупатель вызывает самое легкое недоверие осведомителя, для него вход на черный рынок может закрыться на долгие годы или вовсе навсегда, поскольку все важные сведения мгновенно распространяются в тесном кругу агентов и торговцев.

Египетский аукцион


Скупщики из самых разных стран являются настоящими мастерами своего дела. Это люди «надежные», их платежеспособность и репутация хорошо известна бандам. Элебрахт приводит рассказ о том, как работает теневой аукцион в Египте.
Все начинается с письма осведомителя «надежному лицу», то есть проверенному покупателю, о том, что продается предмет, представляющий особый интерес. Далее следует краткое описание без указания стоимости. Покупатель через посыльного дает понять, что хочет установить связь с продавцом. Далее организовывается встреча.

Покупателю предлогают профессиональные фотографии предмета: вид спереди, вид сбоку. После подробного изучения заходит разговор о цене. Торговаться черные археологи не любят, но за назначенную цену могут также помочь с прохождением таможни, оформлением декларации и пересылкой товара до заказчика. Как правило, заказчики - люди обеспеченные, и за скиду предпочитают не воевать .

Все дороги ведут в Швейцарию

Одной из главных стран антикварного бизнеса, как законного, так и теневого, считается Швейцария. Этому способствуют: удобное географическое положение – близость к древним цивилизациям Средиземноморья, комфортабельные пути сообщения, состоятельные туристы.

Все это превратило Швейцарию в международный центр торговли уникальными предметами культуры и искусства всех времен и народов. По мнению исследователей вопроса, это хорошо знает отдел Интерпола, занимающийся поиском пропавших ценностей. Поэтому, в случае ограбления музея или частной коллекции, ищут в первую очередь в антикварных магазинах Женевы, Цюриха, Базеля, Берна или Лозанны. Иногда это приносит плоды, но обычно швейцарские антиквары просто разводят руками: «Нет, не видели...Как можно?»




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //