История басмачества

Наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)


Вокруг басмачей создано немало мифов. Одни видят в них бандитов, другие борцов за свободу против власти Советов.

Однозначную характеристику движению басмачества в Средней Азии дать крайне сложно, да и вряд ли стоит это делать. С одной стороны, образ басмачей, донесенный до нас через призму советского кинематографа, в подавляющем большинстве случаев вполне прост и понятен – ватага жестоких бандитов и грабителей, которые не щадят пленных и держат в страхе мирное население региона.

Однако зачастую людьми, ушедшими в басмаческое движение воевать с...

... Красной Армией, руководили несколько менее приземленные мотивы, и пример такого рода – также из советской массовой культуры – наверняка известен каждому.

«Мой отец перед смертью сказал: «Абдулла, я прожил жизнь бедняком, и я хочу, чтобы тебе Бог послал дорогой халат и красивую сбрую для коня». Я долго ждал, а потом Бог сказал: «Садись на коня и возьми сам, что хочешь, если ты храбрый и сильный». Черный Абдулла – главный антагонист ставшего классическим советского истерна «Белое Солнце пустыни».

Являясь персонажем, безусловно, отрицательным, он несет в себе черты, вызывающие у зрителя как минимум сочувствие. Полевой командир, грабитель и контрабандист не только обладает харизмой и обаянием, но и сражается с красноармейцами за то, что считает правильным, - а именно, за жизненный уклад, неписаный закон и традиции своего народа, идущие вразрез с идеологией и действиями пока что молодой советской власти. При этом, уже, будучи в состоянии позволить себе дорогой халат, он предпочитает носить военный френч европейского покроя. Абдулла – пусть в высокой степени идеализированный и романтизированный, но все-таки представитель басмаческого движения.



Горно-пустынная герилья

Басмачество – среднеазиатская горно-пустынная герилья, возникшая после развала Российской империи на огромных территориях бывшего Туркестанского генерал-губернаторства (после проведения большевиками политики национально-территориального размежевания разделенного на Казахскую, Узбекскую, Таджикскую, Киргизскую и Туркменскую ССР). Единую дату разгрома басмачей назвать крайне сложно – отдельные конфликты и вооруженные столкновения продолжались, в разных регионах и с разной степенью интенсивности, вплоть до конца 1930-х – начала 1940-х годов. Движение захватило многовековые центры тюркской цивилизации и исламской культуры, такие как Самарканд, Бухара, Хива и Хорезм, нашло свои отклики и отголоски в панисламистских кругах Турции, коснулось Афганистана и Персии.

Разумеется, стоит принять во внимание тот факт, что к моменту распада Российской империи среднеазиатские территории находились в ее составе в общей сложности меньше полувека, и отношения колониальной администрации с коренным населением выстраивались отнюдь не гладко и просто. Одно из последних массовых выступлений в Средней Азии против имперской колониальной политики пришлось на 1916 год и было вызвано, помимо общего недовольства конфискацией земли у коренного населения для нужд переселенцев, массовым возмущением попыткой призвать аборигенов на фронт для строительства укреплений. Подобного рода решение, будучи продиктовано крайней необходимостью, не учло настроений населения, массово сочувствовавших турецкому султану и Османской империи, находившейся на тот период времени в состоянии войны с Россией. Восстание было жестоко подавлено, что также не способствовало укреплению «взаимного диалога и сотрудничества» между русскоязычным и тюркоязычным населением империи.

Кокандская автономия

Своего рода триггером к возникновению басмаческого движения послужил разгром советскими войсками самопровозглашенной Туркестанской, или Кокандской, автономии зимой 1918 года. И это несмотря на то, что временное правительство автономии в основной своей массе отличалось весьма либеральными взглядами, провозглашая необходимость принятия европейских ценностей в исламскую культурную парадигму (это интеллектуальное течение называется джадидизм). Местные власти были настроены скорее на дипломатическое сотрудничество со Страной Советов с последующим вхождением в ее состав на правах автономии, нежели на вооруженную борьбу. Но непримиримые разногласия внутри самого правительства привели к тому, что никакой окончательной стратегии в области отношений с большевиками выработано не было и в ответ на ультиматум о признании власти Советов в январе 1918-го правительство ответило отказом. Уже к февралю 1918 непризнанная автономия перестала существовать, положив начало национально-освободительному движению, вскоре охватившему весь Среднеазиатский регион – и, как часто бывает в подобного рода случаях, о дипломатических методах борьбы речи уже не шло.

Таким образом, с зимы 1918-го и приблизительно по середину 1920-х годов на территории Средней Азии шла кровопролитная война. Басмачество было практически полностью ликвидировано к середине 1920-х годов, но в связи с политикой насильственной коллективизации оно развернулось с новой силой.

Тактика басмачества

Тактика басмачей в борьбе с частями Красной Армии не сильно отличалась от стандартных методов ведения партизанской войны в пустынных и горных регионах с использованием хорошего знания местности в качестве преимущества. Основной упор делался на избежание столкновений с многочисленными соединениями советских войск, организацию засад, базирование в труднодоступных местностях и вооруженные кавалерийские рейды в населенные районы. При этом главной целью налетчиков, наряду с материальными ценностями и оружием, являлись сторонники советской власти, большевики и военные комиссары.

Национал-освободители

В основе идеологии движения басмачей лежали панисламизм и пантюркизм, называемый также пантуранизмом, - а именно, религиозно-националистические конструкты о том, что народы, говорящие на тюркских языках и являющиеся приверженцами ислама, должны проживать в одном государстве под эгидой тюркского правительства. Стоит отметить также тот факт, что слово «басмач» - то есть бандит или налётчик, отнюдь не является самоназванием участников движения. Басмачи предпочитали называть себя хорошо знакомым каждому европейцу словом «моджахед», что позволяет нам сделать вывод о характере их идеологии. Ради защиты своей религии, традиций и ценностей, прямо противоречащих принципам строителей коммунизма, и сохранения собственного влияния в регионе они встали на путь джихада. Вот вам и «Белое солнце пустыни».





Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //