История банды «Черная кошка» в войне с московским уголовным розыском


Самая загадочная банда сталинской эпохи, «Черная кошка» 3 года своими дерзкими налетами не давала покоя москвичам. Пользуясь тяжелым послевоенным положением и доверчивостью граждан, банда Митина «срывала» крупные суммы денег и уходила невредимой.

Череда «Черных кошек»


В послевоенной Москве ситуация с преступностью была тревожной. Этому способствовала нехватка среди населения продуктов первой необходимости, голод, большое количество неучтенного трофейного и советского оружия.

Ситуацию усугубляла и нарастающая среди народа паника; для появления пугающих слухов достаточно было одного громкого прецедента.

Таким прецедентом в первый послевоенный год стало заявление директора московского торга о том, что ему угрожает банда «Черная кошка». На двери его квартиры кто-то стал рисовать черную кошку, директор мосторга стал получать написанные на тетрадных листках записки с угрозами.

8 января 1946 года следственная группа МУРа выехала на предполагаемое место преступления, чтобы устроить засаду на злоумышленников. В пять утра они уже были пойманы. Ими оказались несколько школьников. Заправилой был семиклассник Володя Калганов. Был в этой «банде» и будущий кинодраматург и писатель Эдуард Хруцкий.

Школьники сразу признали свою вину, сказав, что просто хотели запугать «хапугу», который безбедно жил в тылу, пока их отцы воевали на фронте. Конечно, ход делу не стали давать. Как позже признался Эдуард Хруцкий «надавали по шеям и отпустили».

В народе и до этого ходили слухи о том, что перед тем, как ограбить квартиру, воры рисуют на её двери «черную кошку» - аналог пиратской «черной метки». Несмотря на всю абсурдность, эта легенда с энтузиазмом была подхвачена криминальным миром. В одной только Москве было не меньше десятка «Черных кошек», позже подобные банды стали появляться и в других советских городах.

В основном это были подростковые группировки, которых, во-первых, привлекала романтика самого образа - «черная кошка», во-вторых, им хотелось таким нехитрым приемом сбить сыщиков со своего следа. Однако к 1950 году активность «чернокошкинцев» сошла на нет, многих переловили, многие просто выросли и перестали куражиться, заигрывая с судьбой.

«Милиционеров убивать нельзя»


Согласитесь, история «Черной кошки» мало похожа на то, что мы читали в книге братьев Вайнеров и видели в фильме Станислава Говорухина. Тем не менее, история про банду, которая терроризировала Москву несколько лет не была придумана.

Прототипом книжной и киношной «Черной кошки» стала банда Ивана Митина.

За три года своего существования «митинцы» совершили 28 разбойных нападений, 11 человек убили и ещё 12 ранили. Общий доход от их преступной деятельности составил больше 300 тысяч рублей. Сумма солидная. Автомобиль в те годы стоил примерно 2000 рублей.

Банда Митина заявила о себе громко - с убийства милиционера. 1 февраля 1950 года старший оперуполномоченный Кочкин и участковый Филин совершали обход, когда застали Митина с подельником во время подготовки к разбойному нападению на магазин в Химках. Завязалась перестрелка. Кочкин был убит на месте. Преступниками удалось скрыться.

Даже среди уголовников со стажем есть понимание того, что «милиционеров убивать нельзя», а тут - выстрел без предупреждения в упор. В МУРе поняли, что им придется иметь дело с новым типом преступников, с хладнокровными беспредельщиками.

Меньше чем через два месяца, 26 марта, «митинцы» совершили ещё одно дерзкое ограбление.

На этот раз они ограбили промтоварный Тимирязевский магазин. Добычей преступников стали 68 тысяч рублей.

На этом преступники не остановились. Они совершали один дерзкий налет за другим. В Москве стали ходить разговоры о том, что «Черная кошка» вернулась, и на этот раз все намного серьезней. Город был охвачен паникой. Никто не чувствовал себя в безопасности, а МУР и МГБ приняли действия «митинцев» как вызов лично им.

Хрущев на ниточке


Убийство милиционера Кочкина было совершено «митинцами» незадолго до выборов в Верховный Совет. Радужная информационная повестка тех дней, с уверениями о росте экономики, о том, что жизнь налаживается, преступность искоренена шла вразрез с произошедшими ограблениями.

МУР принял все необходимые меры для того, чтобы эти происшествия не стало достоянием общественности.

Банда Митина заявила о себе спустя всего три месяца после того, как главой Московского Обкома стал приехавший из Киева Никита Хрущев. В то время информация обо всех громких преступлениях ложилась на стол высших чинов государства. О «митинцах» не мог не знать Иосиф Сталин и Лаврентий Берия. Новоприбывший Никита Хрущев оказался в щекотливой ситуации, он лично был заинтересован, чтобы «митинцев» как можно скорее нашли.

В марте 1952 года Хрущев лично приехал в МУР для того, чтобы устроить «разнос».

В результате визита «высокого начальства» два начальника райотделов были арестованы, в МУРе создали специальный оперативный штаб по делу банды Митина.
Некоторые историки считают, что дело «митинцев» могло сыграть решающую роль в истории противостояния Хрущева и Берии. Если бы банду Митина не разоблачили до смерти Сталина, то на месте главы государства мог оказаться и Берия.

Начальник музея МУРа Людмила Каминская в фильме про «Черную кошку» прямо сказала: «У них шла как бы такая борьба. Берию отстранили от дел, его направили руководить атомной энергетикой, а Хрущев курировал все правоохранительные органы. И, конечно же, Берии нужно было, чтобы Хрущев оказался несостоятельным на этом посту. То есть он готовил себе платформу, чтобы убрать Хрущева».

Передовики производства


Главная проблема для сыщиков была в том, что они изначально искали не там и не тех. Московские преступники с самого начала следствия как один «шли в отказ» и открещивались от связи с «митинцами».

Как оказалось, нашумевшая банда состояла сплошь из передовиков производства и людей далеких от криминальных «малин» и воровского круга. В общей сложности в банду входили 12 человек.

Большинство из них проживали в Красногорске и работали на местном заводе.

Главарь банды, Иван Митин, был мастером смены оборонного завода № 34. Интересно, что на момент поимки, Митин был представлен к высокой правительственной награде — ордену Трудового Красного Знамени. 8 из 11 членов банды также работали на этом заводе, двое были курсантами престижных военных училищ.

Среди «митинцев» был и стахановец, работник «пятисотого» завода, член партии - Петр Болотов. Был также студент МАИ Вячеслав Лукин, комсомолец и спортсмен.

В каком-то смысле, связующим звеном подельников и стал спорт. Красногорск после войны был одной из лучших спортивных подмосковных баз, здесь были сильные команды по волейболу, футболу, хоккею с мячом и легкой атлетике. Первым местом сбора «митинцев» был красногорский стадион «Зенит».

Разоблачение


Только в феврале 1953 года сотрудникам МУРа удалось выйти на след банды. «Митинцев» подвела банальная неосмотрительность. Один из них, Лукин, выкупил у Красногорского стадиона целую бочку пива. У милиционеров это вызвало законные подозрения. За Лукиным установили слежку. Постепенно число подозреваемых стало пополняться. Перед задержанием было решено произвести очную ставку. Сотрудники МУРа в штатском привели нескольких свидетелей на стадион и в толпе подвели к компании подозреваемых, которые были опознаны.

Арестовали митинцев не так, как в фильме. Задерживали без лишнего шума - в квартирах.

Одного члена банды, Самарина, в Москве не нашли, но после и он был задержан. Его нашли на Украине, где он сидел в тюрьме за драку.

Суд приговорил Ивана Митина и Александра Самарина к высшей мере наказания — смертной казни через расстрел, приговор был приведен в исполнение в Бутырской тюрьме. Лукина приговорили к 25 годам лишения свободы.Через сутки после освобождения, в 1977 году он загадочно скончался.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //