Истории разных Робинзонов


Сбербанкофобия. Пропитанная ненавистью, лживая статья о Германе Грефе, главе Сбербанка России


Широко известно, что английский писатель Даниэль Дефо (около 1660—1731), автор романа о Робинзоне Крузо, не выдумал историю своего героя. Прототипом последнего был шотландский моряк, боцман английского корабля «Пять портов» Александр Селькирк, проживший в одиночестве на острове Маса-Тьерра 1580 дней, или 4 года и 4 месяца (с 1705 по 1709 г.)

Однако не многие знают, что у А. Селькирка был предшественник, который более чем на полвека раньше сумел прожить на бесплодном клочке суши у берегов Перу долгих 7 лет — с 1540 по 1547 год. Им оказался испанский матрос Педро Серрано. Этот отважный человек, проявив волю, настойчивость, мужество, победил смерть и вышел с честью из единоборства с природой. А сделать это было чрезвычайно трудно.

Остров, на который он попал после кораблекрушения, представлял собой длинную 8-километ-ровую песчаную косу. Здесь полностью отсутствовала какая-либо растительность и не было ни капли пресной воды. Бедственное положение моряка усугублялось также тем, что из самых необходимых вещей в его распоряжении имелись лишь нож да бывшая на нем одежда.

К слову, у А. Селькирка, когда он покинул борт корабля, находились одежда, ружье, порох, пули, нож, огниво, котелок, а также компас, кирка и Библия. Кроме того, на своем острове он не испытывал недостатка ни в питьевой воде, ни в пище. Боцман-робинзон питался рыбой, омарами, козьим мясом и даже разнообразил свой рацион капустой, в изобилии росшей на Мас-а-Тьерра.

Обо всем этом Педро Серрано мог только мечтать. Его мучили голод, жажда, ночами доставлял страдания холод. Хотя кругом находилось много сухих водорослей и обломков дерева, разжечь огонь было нечем. Моряк был близок к отчаянию, так как хорошо понимал, что обречен на голодную смерть. И вот однажды, уже в который раз обследуя свои «владения», он заметил черепах, поднимавшихся по сухому песку на остров.

П. Серрано перевернул на спину нескольких из них, затем перерезал одному животному горло и прильнул пересохшими губами к ране... Кровь пресмыкающегося утолила жажду, она была пресной и чем-то напоминала рыбий сок. Мясо черепах оказалось съедобным, а главное, достаточно питательным. В дальнейшем Педро заготавливал его впрок — разрезал на мелкие куски и высушивал на знойном солнце.

Панцири животных тоже пригодились. Моряк сделал из них сосуды, в которые собирал небесную влагу. Несчастный был спасен.

Черепах на этом затерянном в океане клочке суши оказалось великое множество, но есть их сырое мясо было отвратительно. Необходим был огонь. На костре можно приготовить горячую пищу, а дым, поднимающийся к небу, давал надежду на спасение. Как уже говорилось, топлива имелось предостаточно. Нитки от сухой одежды вполне могли бы послужить трутом, металлический нож — кресалом, однако кругом не было ни одного камня. Быть может, их можно найти под водой? Во время штиля на море моряк до изнеможения нырял у берега, пытаясь обнаружить хоть мелкие камни...

Наконец ему повезло, и с помощью найденного «кремня» ярким пламенем запылал костер. Чтобы дождь не загасил с таким трудом добытый огонь, Серрано соорудил над ним навес из панцирей черепах. Как оказалось, животные пригодились на все случаи жизни.

Минуло три года. Все попытки привлечь дымом костра к острову хоть какое-то судно были тщетными. Ежедневно долгие часы робинзон до боли в глазах вглядывался в горизонт, но белоснежные паруса, показывающиеся вдали, неизменно «растворялись» в безбрежных просторах океана.

Однажды утром во время завтрака невольный поселенец острова увидел двуногое существо, направлявшееся к его очагу. Вначале человек не заметил отшельника... но, когда увидел обросшего робинзона, закричал и бросился прочь. Серрано сделал то же самое, ибо думал, что его посетил сам дьявол. Не останавливаясь, он во все горло орал: «Иисусе, избавь меня от дьявола!» Услышав это, пришелец остановился и закричал: «Брат, не беги от меня! Я христианин, как и ты!» Серрано не останавливался. Тогда незнакомец стал громко читать молитву. Моряк повернул обратно. Он подошел к человеку, одетому в синие штаны и рубашку, заключил в свои объятия.

Неизвестный рассказал, что его корабль потерпел крушение, а сам он, схватившись за обломок мачты, добрался до острова. К сожалению, анналы истории не сохранили имя второго робинзона. Серрано предложил все, чем располагал — воду, мясо, рыбу, которую теперь добывал гарпуном, сделанным из куска дерева с наконечником из острой рыбьей кости.

Теперь их было двое, и жили они в дружбе и согласии. Хозяйство вели совместно: один следил за костром, собирал сухие водоросли или обломки дерева, выброшенные морем, другой добывал пищу. В свободное время вели длинные беседы, рассказывая друг другу о своей прошлой жизни. Однако потом темы разговоров исчерпались. Люди едва обменивались несколькими фразами. Затем последовали упреки, злоба, абсолютное молчание. Нередко из-за обид по ничтожным поводам возникали даже драки...

Они расстались. Теперь каждый вел охоту на черепах, ловил рыбу, поддерживал огонь на своей территории острова. Прошло время — и наступило примирение. Одному из моряков хватило решимости первому сделать шаг навстречу. Слезы стыда текли по лицам, губы дрожали, но была и безграничная радость — радость того, что они вновь вместе.

И вот, наконец, к острову подошел корабль. На воду спустили шлюпку, и матросы дружно навалились на весла. Приблизившись к берегу, гребцы увидели стоящих на песке двух волосатых «исчадий ада». Испуганные, бормоча молитвы, они тотчас повернули назад. В любую минуту ниточка надежды на спасенье могла порваться...

Серрано и его товарищ кричали, что было сил: «Вернитесь, мы люди!» Но шлюпка по-прежнему удалялась к кораблю. Доведенные до отчаяния робинзоны громко запели молитву. Лодка вновь развернулась носом к песчаной косе.

Матросы с нескрываемым страхом осмотрели и ощупали косматых существ, а затем доставили их на судно, где спутник Педро Серрано, не выдержав волнений, умер от разрыва сердца. Оставшегося в живых доставили вначале в Испанию, а потом в Германию, чтобы показать императору. Для доказательства своего рассказа Серрано не стригся, и во время поездки его, как экзотического зверя, показывали всем желающим за определенную мзду.

Император пожаловал отважному «робинзону» огромное богатство — 4000 унций (1 унция = 29,86 г) золота. Используя этот дар, моряк хотел поселиться в Перу напротив того острова, где провел 7 лет, однако по пути туда он скончался.

Кадр из фильма "Изгой" 2000 года про современного робинзона (в главной роли актер Том Хэнкс)

Австралийский отшельник

А известны ли современные «робинзоны», прочтя эти строки, спросит читатель? Да, известны. И наиболее драматично сложилась судьба австралийского отшельника Джеймса Кароля. Это произошло в 1926 году. Однажды доктор Корлянд со своими друзьями отправился на охоту в ту часть Зеленого континента, где еще сохранились селения людоедов. Вступив с ними в дружеское общение, путешественник узнал, что недалеко живет один белый. Компания охотников заинтересовалась этим «смуглолицым» дикарем и решила его навестить...

Подойдя к пещере, на которую указали аборигены, они внезапно услышали рычание зверя. Спустя несколько минут, из ее чрева показалась косматая голова. Корлянд побежал навстречу гориллоподобному созданию, но как только то заметило чужого, набросилось на пришельца с такой силой, что охотник упал. Спутники доктора кинулись на помощь и схватили мохнатое существо. Они пытались заговорить по-английски, по-французски, по-немецки и по-голландски, но в ответ дикарь только рычал и пытался кусать людей. Его связали и только тогда проникли в пещеру.

К величайшему удивлению, там обнаружили толстую тетрадь-дневник, которую в течение ряда лет вел этот человек-зверь. Из рукописи выяснилось, что в каменном жилище обитал доктор Джеймс Кароль, который 25 лет назад убил из ревности свою жену и от отчаяния и страха убежал, неизвестно куда. В дневнике он писал о своих переживаниях в дикой местности, окруженной опасными зверями и ядовитыми животными. С течением времени беглец превратился в зверя. Кароль был помещен в санаторий близ Сиднея. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Да, далеко не каждому, оказавшемуся оторванным от людей, удавалось остаться человеком. Ведь человек — социальное существо, и самым ужасным наказанием для него является гнетущий страх Одиночества.

Плачевный опыт

В 1962 году репортер французского радио Жорж де Кон решил на собственном опыте попробовать, каково пришлось Робинзону Крузо на необитаемом острове. Для своего эксперимента он выбрал пустынный островок Энао в Полинезии, служивший некогда местом ссылки каторжников, и решил прожить на нем в полном одиночестве год. Репортер взял с собой большой запас консервов, лекарств, орудия труда, а также радиопередатчик, которым мог пользоваться в течение 5 минут ежедневно.

Опыт закончился плачевно. После 4-месячного пребывания на острове, потеряв в весе 15 кг, он был доставлен в больницу на Маркизовых островах. Де Кон признался, что не выдержал одиночества и спасовал перед москитами и акулами, не дававшими заниматься рыбной ловлей.

Когда-то Масафуни Нагасаки был фотографом, работал в индустрии развлечений, но нормы, устанавливаемые обществом, претили его свободолюбивому характеру. Тогда он решил уйти из мира людей. Вот уже более 20 лет Масафуни живет на острове Сотобанари, у западного побережья острова Ириомоте, префектура Окинава. Питается добровольный Робинзон рисом, пьет дождевую воду, которую собирает в расставленные по всему острову горшки.

Робинзоны поневоле

А вот при каких обстоятельствах 44-летний летчик гражданской авиации Анри Бурден и его жена Жозе начали свою робинзонаду. В конце 1966 года они отправились в многомесячное путешествие на своей яхте «Синга Бетина» из Сингапура на родину. Разыгравшийся шторм сильно повредил утлое суденышко мореходов, сбил его с курса, и после многих недель дрейфа разбитую яхту принесло к берегам небольшого острова Батерст в 5D милях к северу от австралийского порта Дарвин.

Путешественники были настолько уверены в том, что их быстро обнаружат, что не стали утруждать себя заботами о запасах пищи на длительный срок. Они перенесли с яхты лишь немного риса, муки и консервов. Но проходили дни, недели, — и Бурдены поняли, что оказались в изоляции.

Когда кончились запасы провизии, супруги стали питаться крабами, ящерицами, улитками. «Остров кишел ядовитыми змеями, — рассказывала Жозе. — Я так боялась, что они покусают нас. Мы слушали музыку — у нас был портативный радиоприемник и транзисторный магнитофон, которые уцелели на яхте. Бах и Моцарт были нашими верными друзьями. Они помогали нам остаться в здравом уме». Прошло долгих два месяца, но самое страшное ожидало впереди.

«Мой муж сделал плот из обломков яхты. Мы решили добраться до материка...» Однако древесина, из которой он был сооружен, быстро набухла и потеряла плавучесть. Одни среди бескрайней водной пустыни, без пищи — только котел с пресной водой — медленно, очень медленно они стали тонуть. Непонятно, каким чудом впитавшее влагу дерево еще выдерживало их вес. Так текли бесконечные часы. Людям казалось, что сама смерть отвернулась от них. У супругов сохранились еще остатки сил, они стояли по пояс в воде, а плот медленно двигался по океану...

.. .Шли четвертые сутки. Жозе и Анри были еще живы. Небесное светило клонилось к закату, еще немного, и оно уйдет за горизонт. «Я подняла голову, — продолжала женщина, — и увидела судно... Мираж? Галлюцинация? Нет! Кажется, и оно нас заметило, Я закричала. У мужа хватило сил зажечь дымовую шашку — не.знаю, как ему удалось сохранить ее сухой». Несчастные были спасены австралийским сторожевым катером.

В 1974 году четверо потерпевших кораблекрушение молодых искателей приключений 42 дня просидели на коралловом рифе в Тасмановом море. Лишь когда пошла седьмая неделя их «заточения», рыболовному траулеру удалось пробиться сквозь шторм и взять на борт вконец измученных жаждой и голодом людей.

Легкомысленные путешественники бросили вызов морской стихии, отправившись на небольшой яхте из новозеландского города Окленд в австралийский порт Сидней. Им предстояло преодолеть 1280 миль. Как заявили потом специалисты из центра спасения на морс в Канберре, это было одно из самых неподготовленных путешествий. Океан, однако, принял дерзкий вызов: в 350 милях от восточного побережья Австралии яхту поджидал коварный риф Мидлтон...

Эта подводная отмель, полностью скрывающаяся под водой во время большого волнения, снискала печальную славу кладбища кораблей. Среди его жертв были грузовое судно водоизмещением 13,5 тысячи тонн и рыболовная шхуна, в обломках которой горе-робинзоны укрывались от палящих лучей солнца, ветра и дождя.

В том же году члены экипажа американского военного корабля, высадившись на полинезийский остров Анто-раж в архипелаге Кука, который значился в лоции как необитаемый, обнаружили там... робинзона. Им оказался новозеландец Том Нил. Он рассказал, что вот уже в течение двух лет живет на этом клочке земли, разочаровавшись в «прелестях капиталистического общества равных возможностей».

На острове он развел кур, свиней и голубей. Вместе с Нилом была только его верная собака. На предложение вернуться домой отшельник ответил категорическим отказом. А когда моряки предложили ему американские газеты и журналы, заявил: «Ваш мир меня не интересует!» Избранный им путь добровольного одиночества продолжается и поныне.

Завершая повествование, нельзя не остановиться на удивительной судьбе еще одного современного робинзона — 14-летнего паренька Саши Бараша, жившего с отцом в поселке одной из советских океанологических станций Приморья.

В 1977 году во время плавания на научно-исследовательском катере «Бурун» его смыло за борт. Вплавь мальчик добрался до необитаемого острова. Все богатство потерпевшего составляли: надетая одежда, перочинный нож, две большие английские булавки, огрызок карандаша, двухметровый кусок капронового шнура и кеды. Питался он яйцами чаек, мидиями, съедобными дикорастущими растениями. Спустя месяц с небольшим паренька спасли советские пограничники.

После благополучного возвращения в беседе с корреспондентом газеты «Тихоокеанский комсомолец» юный робинзон рассказал: «Однажды вечером я в который уже раз вспоминал острова, описанные в книгах Жюля Верна и Дефо. Мне вдруг стало смешно. Как выдумывали эти писатели! Ни один из способов (выживания), описанных в «Таинственном острове» и «Робинзоне Крузо», мне так и не пригодился».

И действительно, как мы видим, каждый робинзон находил собственный способ выжить, каждый шел своим путем к спасению.

Истории Саши Бараша посвящена повесть Н. А. Внукова «Один на один»




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //