Исчезновение Шведской Империи


Швеция - одна из самых благополучных стран в мире, придерживающаяся нейтралитета во всех международных конфликтах. Сложно представить, но несколько веков назад это была империя–агрессор, наводившая страх на всю Европу.

Шведский феномен

В период своего наивысшего расцвета – во второй половине XVII столетия – Швеция не была похожа ни на одну другую европейскую империю. Колонии Испании, Англии и Голландии располагались по ту сторону океанов, а завоеванные Швецией территории находились прямо у нее под боком. Можно сказать, что могущество метрополий обеспечивалось коммерсантами, а «великодержавие» Швеции – ее армией.

Чем стремительнее росла Шведская империя, тем больших материальных и человеческих ресурсов требовалось для сохранения ее владений. До поры до времени это удавалось.

С вышколенной и прекрасно обученной армией шведских королей мало кто на континенте мог соперничать.

Впрочем, отвоеванные у Германии, Речи Посполитой и России территории практически не имели экономической выгоды для Швеции, а вот угрозу они несли постоянно. Закон геополитики неумолим: если империя больше не служит целям, ради которых она создавалась, то ее существование рано или поздно обречено.

Скороспелое величие


К моменту смерти Карла XI в 1697 году Швеция пребывала на пике своего могущества. Она была влиятельным игроком на международной арене, владела колоссальной территорией, обладала боеспособной регулярной армией (60 тыс. человек) и передовым флотом (42 линейных корабля и 12 фрегатов).

Что же не позволило Швеции сохранить имперский статус?

Швеция стала заложницей быстрого роста территорий. По сути, он начался с захвата в 1621 году Риги и приостановился в 1660 году подписанием Оливского мира. К этому времени государство фактически установило контроль над всей Балтикой. Шведская империя включала в себя пространство площадью около 900 тыс. км² с населением более 3 млн. человек.

Насколько бурным был рост могущества империи, настолько быстрым оказалось и ее падение. Его начало в 1702 году положил захват русской армией Шлиссельбурга, а конец венчало убийство Карла XII, которое произошло шестнадцатью годами позже. За столь короткое время страна просто не успела свыкнуться с имперской идеей.

На грани возможностей

Уже в период правления Густава II Адольфа (1611–1632) Швеция была вовлечена в две тяжелейшие войны – с Польшей за ее балтийские провинции, затем – в Тридцатилетнюю. Войны требовали огромных средств, и королю ничего не оставалось, кроме как обратиться за помощью к нелюбимой им аристократии.

Гибель короля Густава Адольфа в битве при Лютцене, 1632 год

Чтобы компенсировать потери дворян, Густаву II приходилось регулярно отчуждать в их пользу не только собственные владения, но и податные земли – богатейшие угодья, приносившие доход короне в виде налогов. Такими темпами королевская казна быстро опустела.

Острый экономический кризис грянул при Карле XI. В 1680 году на риксдаге постановили: «дарованные дворянам земли вернуть обратно короне». Возвращение произошло, что подорвало силу и влияние аристократии, которая больше не поддерживала военные авантюры короля.

Однако милитаризация, прежде всего, отозвалась бедствиями простого народа, изнемогавшего под непосильным бременем налогов и постоянных призывов к оружию. Частый голод, особенно в северной Швеции, Финляндии и остзейских провинциях в это время стал обычным явлением.

Война не по карману

Еще в 1658 году Карл X обнаружил, что в мирное время защита Померании требует присутствия 8 тыс. солдат, а в военное время и того больше – 17 тыс. Содержание шведской армии стало головной болью властей на весь период «великодержавия».

Немалые суммы из казны шли на поддержание гарнизонов, закупку оружия и строительство фортификационных сооружений, что существенно ударило по карманам простых налогоплательщиков.

Но если в первой половине XVII столетия армия могла содержать себя сама за счет контрибуций и грабежей, то во время войны с Данией (1675–1679), шедшей внутри страны, эта проблема откликнулась наиболее остро.

Полтавская битва

Годовой бюджет Швеции был весьма скромным. В 1620-х он составлял около 1,6 млн. риксдалеров, в разгар Тридцатилетней войны вырос до 3,1 млн. Но даже эта сумма уступала состоянию отдельных польских магнатов.

Только финансовая помощь Голландии, России, и, особенно, Франции, которая ежегодно отчисляла на содержание шведских экспедиционных сил 1 млн. ливров, помогала Швеции поддерживать ее военную машину. Но так было не всегда.

Государственную казну заметно опустошила расточительность королевы Кристины, которая решила тратить средства не на военные нужды, а на искусство и науку. Для Швеции это было непозволительной роскошью.

Упрямый Карл

Летом 1708 года Карл XII решился на вторжение в Россию. Вдохновленный завоеванием Польши в 1707 году, он намеревался наскоком овладеть Москвой. Не вышло.

Карл XII

Общая численность королевских войск не превышала 56 тыс. человек. Однако ни потеря большей части продовольствия и боеприпасов, ни суровая зима, ни использованная русскими войсками «тактика выжженной земли» - ничего не остановило Карла. Его армия таяла на глазах. Полководческий талант короля очень не вовремя уступил эгоизму и упрямству «храброго солдата».

Поражение под Полтавой поставило крест не только на амбициозных планах Карла XII, но и на перспективах шведского «великодержавия».

Окончание в 1721 году Северной войны стало настоящей катастрофой для некогда могущественной державы. Швеция, лишившись почти всех своих владений, фактически потеряла имперский статус.

Истощение

К началу XVIII века Швеция осталась без союзников. Закончилось время щедрой финансовой поддержки Францией и Голландией. Страна была измотана бесконечными войнами, ее казна опустела, иссякли и человеческие ресурсы.

Прогрессирующая бедность и низкая плотность населения определяли военную доктрину страны. Уже после знаменитой победы при Брейтенфельде (1631) шведские войска стали комплектоваться за счет наемных солдат (немцев, англичан, шотландцев). К концу Тридцатилетней шведы и финны составляли только 20% численности армии.

К примеру, в 1648 году армия под командованием Карла Густава Врангеля состояла из 62 950 человек, 45 206 из которых были немцами и только 17 744 являлись шведами.

Густав II Адольф пытался компенсировать скудность человеческих ресурсов за счет внутренних резервов: под ружье было поставлено практические все трудоспособное мужское население страны с 16 до 60 лет. Заниматься экономикой и хозяйством было попросту некому.

От распущенности к муштре

Несмотря на то, что Густав II оставил наследникам мощную и боеспособную армию, воинская повинность в ней была организована плохо. Многие новобранцы оказались не готовы к условиям войны, значительная часть из них умирала от голода и болезней, так и не приняв участия в сражениях. Кроме того, начала хромать дисциплина, что оборачивалось конфликтами с гражданским населением оккупированных территорий.

Порядки в Армии Карла XI демонстрировали другую крайность. Солдаты воспитывались в духе христианских ценностей: им прививалось уважительное отношение к местному населению, но при этом воспрещалось показывать чувство страха в бою. Солдат могли казнить не только за изнасилование, но и за упоминание имени Бога всуе.

За мелкие провинности наказывали плетью: за пьянство полагалось 50 ударов, за кражу - 35 ударов, за отсутствие в строю - 25 ударов. Моральный облик солдата – поборника христианства – для Карла XI был не менее важен, чем его военная выучка.

Такое не очень бережное отношение к солдатам катастрофически сокращало численность армии, и без того поредевшую на бесконечных войнах.

Шведский Титаник


Летом 1628 года в порту Стокгольма на воду был спущен флагман шведского военного флота – боевой корабль Vasa. Судно, водоизмещением 1200 тонн, 69 метров в длину, с 64 орудиями на борту и экипажем из 445 человек, было гордостью королевства. Но из-за просчета в конструкции (слишком высоко расположенный центр тяжести) в первом же плавании корабль затонул.

Шведская империя повторила судьбу легендарного корабля, прожив яркую, но быстротечную жизнь. Vasa и сегодня можно увидеть в музее Стокгольма, как свидетельство былого величия некогда сильной державы.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //