Грузинские золотоискатели

Приглашаем подписаться на наш Telegram канал @VerrDi (https://t.me/VerrDi)


Сванетия — историческая горная область на северо-западе Грузии, населённая сванами. Золото тут добывали еще тогда, когда страной руководил Сталин. Сейчас золото моет несколько семей, и это их дополнительная работа.

Представьте себе грузина, немолодого уже мужчину, лет 50-ти, который живёт всю жизнь в деревне и занимается сельским хозяйством. То что он сван, не играет большого значения. Сваны – они, в принципе, такие же грузины, как и все остальные грузины. В общем, нарисуйте себе его портрет на основе уже известных вам образов, взятых из историй, ТВ, газет и просто из жизни.

Представили?

Наверняка получился такой колоритный дед, с густой бородой, бровями, лицо в морщинах ну и так далее. А теперь представьте, что его зовут Эмо! Я легко могу представить это имя среди каких-нибудь японцев, но чтобы грузин с таким именем!

Когда мне сказали что с утра за мной зайдёт Эмо, и мы пойдём мыть золото, меня больше впечатлило имя, нежели тема золота. Я конечно же согласился.

История с золотом такая. Его тут добывали и работало много народу. Это было время, когда страной еще руководил Сталин. В деревне жив ещё один старик, который помнит те времена, но с ним поговорить не удалось. В общем, никто точно ничего не говорит, потому что это было давно, но то что было — факт. Скорее всего, в интернете можно найти подробную историю этих мест и что тут было с золотодобычей. Прикрыли всю эту лавочку примерно тогда же, когда Сталин покинул этот свет. После, говорят, одни иностранцы уже в наши дни пытались что-то наладить, да не вышло, нерентабельно.

Золота в этих землях немного, работы и затрат гораздо больше. Подозреваю, при Сталине работали не потому, что нужны были деньги, а потому что не хватало золота как такового. Впрочем, могу и ошибаться.

Сейчас золото моет несколько семей. Это их дополнительная работа, и это важно отметить. Весна и всё лето проходят на полях. Здесь выращивают фасоль, кукурузу, картофель. Много скота и надо сено заготовить. Работы полно. Но уже в ноябре, когда на полях делать нечего, можно спуститься к реке, и намыть золотишка. Эмо говорит, что в лихие 90-е только за счёт золота смогли продержаться. Но и сейчас золото для них дополнительный заработок.

Наверняка вы спросите, как же сбывается это золото и сколько оно стоит? Сбывается оно просто: есть покупатель, он его и выкупает. Цена золота тоже гуляет и очень сильно, всё зависит от конкретного покупателя и, возможно, от того, будет ли самородок среди песка или только золотой песок. Золото не переплавляют, как нашли, так и сдают.

Скорее всего, меня сводили на самое пустое место, я просто уверен в этом. Рыбные места они никому не покажут, и я бы так поступил. Но даже на конкретно перекопанном берегу можно найти золото, чтобы жить. Не так как новые грузины, но и не прозябать на 300 лари (200$).



Поздним утром встретился с Эмо. Рано не имеет смысла, т.к. река в тени и ещё холодно. Начинают часиков в 11, могут и позже, это зависит от настроения. Первым делом я спросил не про золото, а про имя. Ясно одно: его оригинальное имя сократили до Эмо. Любопытство было удовлетворено, и мы пошли по полям и весям в сторону реки.

Но сперва надо было заглянуть домой к Эмо. Отдельная тема — яблоки, идёшь, сорвал несколько — и жуй. Они все страшно вкусные, причём встречается несколько сортов. Мне кажется, это ещё одна причина, почему тут живут много лет: яблоки очень полезны, а они тут в таком изобилии. Даже самогон гонят из яблок.

Вспомнил я про самогон, ага... Прошли через сад и за забором обнаружился тот самый пепелац, в котором делают бодрящий напиток. Бабушка старательно замазывала глиной щели, и вот-вот воспылает пламя под огромным чаном.

По дороге мы встречаем, со слов Эмо, шикарную яблоню, и не грех, как он говорит, этим воспользоваться.

Мирно пасшиеся неподалёку коровы резво сбежались, пара яблок упала на траву и была моментально слизана.

Прежде чем спускаться к реке, Эмо рассказывает, что именно тут в былые времена много копали. Ещё видны кое-где следы ям и искусственные каналы для подвода воды. Рассказывал, было много приезжих, русских, которые спали у них в домах, аж по 20 человек.

К нам присоединяется брат Эмо, старший брат. Они будут работать вместе. Вытаскивают из кустов видавший виды деревянный желоб и все принадлежности к нему, пару лопат, тряпки, и доску с поперечными перекладинами:

Конструкция уже весьма расшаталась и требует некоторой доводки. Тут прибить, там постучать, но всё вполне работоспособно:

Готовый желоб устанавливают у ручья, чтобы вода проходила по нему и таким образом промывала породу. Принцип простой: золото тяжелее, и оно оседает на дне жёлоба. Если его сносит водой, то оно застревает в конце, где прикреплена доска с перекладинами под которой лежат тряпки.

Перед началом работ, Эмо говорит, всегда молится.

Когда молитва закончена, начинается работа. Эмо роет яму. Он хочет добраться до слоя, в котором, с его слов, есть золото. Яма выкапывается возле камня, он объясняет, что тут чаще всего попадается песок. Его брат идёт дальше по берегу и начинает корчевать пластинчатые камни:

Я сперва не понял, зачем он набирает в ведро пластинчатые камни, пока не начался процесс очистки их от песка. Песок счищается в ведро для дальнейшей промывки, а камни летят в воду:

Как только ведро наполняется, всё содержимое ссыпается в желоб с проточной водой:

Как и у рыбаков, у старателей есть свои истории и легенды. Я думаю вы поняли, что показывает Мурад:

Эмо тем временем роет и роет яму, говорит, что скоро дойдёт до грунта, который можно промывать:

Пока Эмо занят, Мураду не терпится поскорее начать промывку. Он берет ковш и набирает туда породу:

Промывает. Пока ничего.…

Но тут Эмо сказал, что можно уже мыть, и первые порции породы полетели в желоб:

Что-то видели. У ребят глаз намётанный на это дело. Я вот ничего не увидел. Кстати, когда солнце, золото легче обнаружить, но в этот день его было мало, и мужики фактически ничего не видя набирали песок, авось что будет. Но в данный момент что-то было и весьма крупное. Эмо сделал такое лицо, буд-то там слиток золота проплыл )

Увидеть тут что-либо нереально. Тяжёлое золото, по теории, оседает первым и задерживается тут:

Процесс продолжается ещё час. Мужики поочерёдно копают яму и кидают песок в желоб. Пока один копает, второй или смотрит, или расчищает у желоба завалы. Процесс мог бы продолжаться и дольше, но Эмо говорит, что ему надо будет скоро идти домой.

Начинается разборка конструкции. Аккуратно, не спеша. Сперва снимают желоб, чтобы перестала течь по нему вода. Потом вынимают внутреннюю доску. Тряпки с песком — в кастрюлю, а желоб — промывать, чтобы ни одна песчинка не пропала.

Тщательно прополоскивают тряпки. На них, в основном, и оседает золото:

Промывка оставшегося песка:

А вот и небольшой самородок, тот самый, блеск которого видели мужики:

В лагере старателей становится значительно веселее. И уже без перерывов, Эмо продолжает мыть песок. Здесь вы видите несколько крупинок золота на фоне песка:

Всё найденное золото «ссыпается» в мензурку — и вуаля!

Мы с Эмо собираемся уходить, но Мурада охватила золотая лихорадка, и он остаётся дальше мыть золото.


Фотографии и текст Дементиевского Ивана





Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //