Гражданин Рима и его враг. Квинт Серторий

Талантливый генерал, отважный солдат, хороший администратор, гражданин Рима и его враг. Это не Марий и не Сулла, хотя он и жил в то же время, что они, и сражался и с ними и против них. Его сравнивали по военному опыту с Метеллом, по отваге с Помпеем, а по удаче с Суллой. Герой Республики и беглец. Один из лидеров государства и мятежник. Жалкий изгнанник и один из опаснейших врагов Рима. Квинт Серторий.

Статуя Сертория, на ней видно, что он был одноглазым

Прекрасное жизнеописание этого выдающегося парня оставил Плутарх и можно было бы этим ограничиться, но... некоторое время назад британские ученые ™ в археологической экспедиции под Бетисом раскопали древнюю рукопись, датируемую 81–82 гг. до н.э. Ее подлинность не доказана, но говорят, что ее писала рука Сертория...

Закат в Заливе прекрасен. Океан озаряется багровым и кажется отражением неба. Я сижу на песке и смотрю на закат. Наши корабли раскидала буря, и мы вынуждены остановиться здесь, на самом юге Иберии, где Бетис впадает в океан. И тут я услышал эту историю от встретившихся моряков.

Историю об Островах блаженных, расположенных на закате, островах, где герои древности находили свой покой. И теперь я не нахожу себе места. Все мои спутники говорят, что мне рано на покой, что я нужен Риму, что я должен помнить о долге. И больше других доказывает мне это верный Гиртулий (один из лучших и самых верных военачальников Сертория, позже погибший от рук Помпея).

А хочется уже отдохнуть. Хотя мне только 41 год — самый расцвет сил. Но из них уже 23 года я держу в руках меч во славу Республики. Я воевал в Галлии, в Испании, Италии, Мавритании. Я сражался с кимврами, тевтонами, галлами, кельтиберами, вакцеями, италиками, маврами, а теперь я воюю с римлянами.

Закат в заливе прекрасен. Морские волны странным образом возвращают меня на берега реки Родан, в день моей первой битвы под Аразиомоном, когда два благородных глупца погубили всю нашу армию. Раненый, я тогда не бросил ни доспехов и оружия, и на коне переплыл Родан. Мне было 18 лет.

Через 3 года во время кампании Мария я, переодевшись кельтом, прокрался в их лагерь и принес столь нужные сведения. И случились Аква Секстиевы и Верцеллы, и 65 тыс врагов остались на поле.

Память играет со мной странные штуки. Я уже плохо помню, как прославленный Тит Дидий пригласил меня к себе военным трибунам в испанская кампанию (98–93 гг. до н.э.). Многие битвы уже подзабылись. Но я никогда не забуду Кастулон. Кельтиберы подняли восстание, и почти весь гарнизон пал. Собрав немногих оставшихся в живых, я ударил в ту же ночь, пользуясь беспечностью варваров, не выставивших часовых. Мы перебили всех бунтовщиков. А на утро, без отдыха, мы выступили к Истурги, посмевшему оказать помощь восставшим, которым овладели в тот же день.

После была Цизальпинская Галлия. Богатейшая страна. Я успел влюбиться в нее в те 2 года, что был там квестором. А за ней лежит еще более богатая Галлия Косматая. И неимоверные богатства и славу она принесет тому, кто ее покорит. Два года относительного покоя, лучшие годы...

А в Союзническую войну мой покровитель Дидий сделал меня легатом. Мы славно дрались против италиков, но радость победы была омрачена не только потерей глаза, но смертью славного Тита.

А дальше был Сулла. Втроем: Марий, Цинна и я, мы образовали антисуллианскую коалицию. С тех пор меня называют марианцем! Глупцы! Мне никогда не нравился этот буйнопомешанный, плюющий на законы и традиции Рима, солдафон. Он был диктатором и одно это наполняло мою душу презрением. Нет ничего лучше свободы, и не может быть римский гражданин рабом! И по сей день среди всех своих битв я выделяю тот день, когда вместе с Цинной мы перебили всех африканских рабов Мария, этих бардиэев, его личную гвардию, терроризирующую весь Рим.

Я много раз предупреждал этих напыщенных болванов, этих высокомерных глупцов, что Сулла силен, что он вернется, что нам надо прекратить играть в эти глупые политические игры. Мне не верили. Они выбрали Мария–младшего, не имевшего и толики военного гения своего отца, консулом. И в конце прошлого года я решился. Собрав верные войска, под прикрытием своего назначения, я поспешил в Испанию, которую планировал сделать своей военной базой для дальнейшей борьбы с Суллой, который уже высадился в Италии. Но я не успел подготовиться. Сулла занял Рим, а Гай Анний Луск прорвался в Испанию. (Ливий, военачальник Сертория, командир отряда, прикрывавшего проходы, был убит подосланным убийцей, что и открыло путь Аннию).

После поражения от Анния я бежал в Африку с 3 тысячами воинов. И был снова разбит. Маврами. Снова бегство, которое закончилось штормом и этим прекрасным закатом.

Но что же делать дальше? Блаженные острова зовут, манят, но сердце помнит о долге. Дальше я договорюсь с киликийскими пиратами, и мы высадимся в Мавритании. Там я соберу новые силы и вернусь в Испанию. Что пропретор Испании Ближней Кальвин, что пропретор Испании Дальней Фуфидий не смогут мне противостоять.

Лузитаны примут меня, и я договорюсь с кельтиберами. Я спишусь с Митридатом, и он даст мне золото и корабли. Сулла разумеется не оставит все это без внимания и пошлет войска. Скорее всего, пошлет старика Метелла и своего любимчика Помпея. Что ж, Метелл мне не угроза, а Помпей. Будем драться и с Помпеем. Тем временем, используя киликийцев, свои связи в Италии и золота Митридата, я подниму восстание в Италии. Да хоть, гладиаторов, среди них много италиков, и, говорят, есть римляне.

И, если, я одержу победу на Помпеем, и, если придет помощь от Митридата, и, если меня не предадут, то...
На этом рукопись обрывается. Остальную историю вы знаете, а если нет, то я напомню. Серторий вместо с пиратами славно покуражился в Мавритании и с большими силами вернулся в Испании, где в течение следующих 8 лет вел упорную и, временами, успешную войну против Рима. Митридат помог и деньгами, и флотом. Причастен ли Серторий к восстанию Спартака — неизвестно.

В 73г. до н.э. к нему присоединился Перперна, военачальник поднявшего неудачное восстание Лепида. Перперна был средним полководцем, но не хотел подчиняться Серторию и считал себя равным ему. В 72 г. до н.э. на пиру в честь своей победы он убил Сертория.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //