Фабрика советских гениев

Коллекция отличных, редких и эмоциональных гифок (gif, видеороликов), а также юмор в Телеграм канале КОЛЛЕКЦИЯ @collection_good.


Иногда новые науки возникают не из-за открытий, а из-за появления новых философских концепций. В конце XIX века такой концепцией стала идея Ницше о сверхчеловеке. И вскоре учёные всего мира начали мечтать об искусственном "выведении сверхлюдей" и об искоренении бесполезных "недочеловеков", которыми уже тогда признавались все преступники, больные и нищие. Так появилась евгеника – наука об улучшении человечества.

С 1907 года в США стали принудительно стерилизовать преступников, эпилептиков, психически больных, алкоголиков, детей-сирот, бездомных и инвалидов — слепых, глухих и больных туберкулёзом. Всего было стерилизовано около 80 тыс. человек, причём половину из них стерилизовали уже после Второй мировой войны.

Германия в первой половине XX века стерилизовала около 320 тыс. человек, а начиная с 1937 года пошла дальше — начала их убивать.

И только в России евгеника пошла путём созидания.

У нас всё особенное – и наука, и люди

Это произошло во многом благодаря исследованиям русского биолога Николая Кольцова, который первый открыл механизм передачи наследственной информации с помощью хромосом и установил их точное количество в клетках человека.

Будущий гений родился в 1872 году в Москве, в семье бухгалтера меховой фабрики. Биологией увлёкся в юности, блестяще окончил университет, работал на зоологических станциях в Неаполе, в Германии, в Виллафранке. Изучал строение клеток, в том числе спермиев ракообразных. Свои открытия он хотел изложить в диссертации, которую должен был защищать в Московском университете, но из-за революции 1905 года, которой он сочувствовал, Кольцов был ограничен в научной деятельности и был вынужден перенести её в негосударственный университет им. Шанявского, где в 1912 году организовал первую лабораторию экспериментальной биологии.

Идеи евгеники вдохновили не только Кольцова, но и других учёных. Анархист Пётр Кропоткин писал, что "генетическим мусором" следует, скорее, называть изнеженных аристократов-бездельников, а не рабочих или матерей-одиночек, которые выживают там, где аристократы умрут от болезней, и при этом умудряются растить детей. Другие писали, что люди с психическими отклонениями бывают гениальны в науках и в искусстве, что следует уничтожать социальные "болезни" – нищету и безграмотность.




Уже в 1917 году Кольцов возглавил Институт экспериментальной биологии, затем создал при нём отдел евгеники и стал основателем первого в СССР евгенического общества, в которое вошли видные учёные: психиатры, врачи, гигиенисты и антропологи. Учёные объявили, что для генофонда советского народа важен каждый человек, а главная цель науки — оздоровление нации, и этому помогут исследования в области генетики.

Большевики были с этим не согласны, они считали, что главное — не "молекулы", а воспитание.

В это сложное время Кольцов поставил перед собой задачу — выяснение точного механизма передачи наследственности и того, можно ли на неё как-то влиять. Ему в голову пришла блестящая идея — попробовать облучать клетки рентгеновскими лучами, чтобы понять способ возникновения мутаций и механизмы их закрепления или исправления.

Сам себе Бог?


В 1923 году Кольцов написал труд "Улучшение человеческой породы", в который свёл все свои идеи по созданию советского суперчеловека Хомо Креатора (Homo Creator) — Человека Созидающего. В ней он указывал, что стерилизация людей, аборты и контроль над рождаемостью ведут к ограничению генетического богатства народа, а значит — к ущербу для государства.

Чтобы создать человека нового типа, учёным СССР следовало начать отбор одарённых и физически крепких людей с высокими моральными качествами. Для них следовало создать условия, в которых они могли раскрыть свои таланты и оставить после себя многочисленное потомство. Учёный указывал, что в каждой из павших цивилизаций, будь то Рим или Древняя Греция, лучшие люди из зависти подвергались гонениям, и это приводило к тому, что они не оставляли после себя детей. Если же для них создавались тепличные условия, они тем более переставали производить детей и сосредотачивались на потреблении благ и удовольствиях.

Советской науке следовало найти золотую середину, чтобы каждый суперчеловек смог не только приносить пользу, но и оставить после себя не менее тысячи детей, в том числе и с помощью искусственного оплодотворения здоровых и умных женщин.

Создание Хомо Креатора должно было покоиться на трёх китах: антропотехнике, антропогенетике и евгенике, возведённой в религию. Религия должна была заставить людей верить только в законы физического мира, антропогенетика должна была совершать открытия, с помощью которых можно было "улучшать породу", а антропотехика — претворять их в жизнь.

Евгенику — в жизнь!

Кольцов считал, что страна стоит на пороге невероятного скачка развития человека. Вот-вот и в мире появится раса идеальных людей. Конец войнам и конфликтам! Да здравствует прогресс и наука!

В каждом советском журнале публиковались статьи о евгенике, врачи и биологи ездили по городам с лекциями, сам Кольцов выступал на радио. Евгеническое общество росло — в него вступали гинекологи и акушеры, неврологи и судмедэксперты, зоотехники и учителя. Благодаря им в СССР появилось направление охраны младенчества и материнства, в которое вошла профилактика заболеваний среди детей и молодёжи. Врачи пропагандировали отказ от абортов и грудное вскармливание, в городах стали появляться женские консультации, врачи уговаривали пациенток отказаться от вредных привычек, наблюдали за течением беременности.

Звучали даже предложения, что перед бракосочетанием мужчина и женщина должны в письменной форме уведомлять друг друга о наличии в семье наследственных или инфекционных заболеваний, психических отклонений.

Началось изучение наследования групп крови и их распределения у народов. Была проведена масштабная компания по выявлению наследственных заболеваний в регионах СССР. Врачи ходили по квартирам, приходили на заводы и в школы, на Кавказе цыган и ассирийцев осматривали прямо на улицах. Это позволило выявить увеличение зоба в некоторых областях СССР и обнаружить связь между национальностью и дальтонизмом.

Оказалось, что дальтоники армяне, кабардино-балкарцы, болгары и немцы не видят зеленый, а финны, ассирийцы, татары и евреи с одинаковой частотой не видят зеленый и красный. Выяснилось, что народы Средней Азии почти не страдают от воспаления аппендикса.

Подножка от иностранных "коллег"

Но Кольцова самого ждали зависть и удары судьбы. В 1920 году он был арестован по делу белогвардейского Тактического центра — учёного подозревали в хранении денег и в предоставлении помещения для собраний. Но это был лишь первый звоночек.

В конце 1920-х его стали обвинять в буржуазности и в том, что он ставит "молекулы" выше законов советского общества. В 1930 году общество евгеники распалось — Кольцов просто не стал его перерегистрировать в НКВД. Все отделы в институте пришлось переименовать в "генетические", но работу Кольцов продолжил, надеясь в каждой больнице СССР открыть отделы по генетическим заболеваниям.

Он стал первым, кто использовал в цитологии методы физики и химии. Он сформулировал матричный принцип репродукции наследственных молекул, но отрицал роль ДНК как носителя генетической информации, считая, что эту роль выполняют более сложные белковые структуры.

Исследованиям учёного положил конец террор 1937 года. Возможно, роковую роль в судьбе Кольцова сыграл американский генетик Герман Меллер, который в 1936 году прислал Сталину книгу и письмо. Американец надеялся, что в СССР ему дадут возможность заниматься практическими экспериментами над людьми.

Ответ не заставил себя ждать: генетика и евгеника были объявлены "продажными девками капитализма" и "фашистскими" науками. Исследования были прекращены, положены под сукно и засекречены.

Николай Кольцов пытался заниматься пушными зверями и шелководством, но когда в 1940 году на науку началась новая атака и был арестован академик Вавилов, сердце не выдержало — учёный скончался от инфаркта в Ленинграде, куда приехал на конференцию.

По горькой иронии судьбы генетик Меллер в 1946 году стал лауреатом Нобелевской премии "За открытие появления мутаций под влиянием рентгеновского облучения".

А российская генетика навсегда отстала от мировой науки. Тем не менее работы учёных принесли свои плоды: в СССР в брак можно было вступить только по достижении 18 лет, в 1936 году были запрещены аборты, а по всей стране появились санитарно-эпидемиологические станции. А вот только расу советских Хомо Креаторов так и не вывели. Впрочем, может быть, это к счастью.





Метки:


Комментарии:


Поиск по сайту
Архивы
© 2020   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //