А был ли Гитлер настоящим художником

29 апреля 1945 года Адольф Гитлер принял решение уйти из жизни. Он написал завещание, проинструктировал своих знакомых и сочетался браком с Евой Браун. В новой книге британских авторов поминутно реконструируются последние часы жизни фюрера. Есть и сенсация от немецкого историка, который связал преступления Гитлера с его творческими амбициями.

В апреле родился и покончил жизнь самоубийством Адольф Гитлер. На Западе к нему отношение двоякое: этот исторический деятель — персонификация вселенского зла, однако на теме Гитлера можно очень хорошо заработать. Штутгартский историк Вольфрам Пита (Wolfram Pyta) только что опубликовал книгу Hitler — Der Künstler als Politiker ("Гитлер. Художник как политик").

"К чему еще одна монография о Гитлере?" — спрашивает на страницах Stuttgarter Zeitung‎ историк Вольфрам Пита и отвечает, что еще никто последовательно не исследовал вопрос, как "занятие искусством" (Künstlertum) создало из Гитлера политика и военачальника. Увязывая культуру с политикой, Пита глубже исследует проблематику, а также заставляет по-новому взглянуть на деятельность диктатора. Учитывая такое изобилие литературы о фюрере, сделанное историком из Штутгарта вызывает уважение и достойно похвалы.

Не только любители, но и специалисты, задающиеся вопросом, а был ли Гитлер настоящим художником, зачастую отказывают фюреру в таланте художника и архитектора. Если его считают преступником и негодяем, то ему следует отказать в одаренности и неважно, что увлеченный творениями Рихарда Вагнера, этот человек 135 раз побывал на представлении оперы "Нюрнбергские мейстерзингеры". Однако Вольфрам Пита не собирается в очередной раз рассуждать о том, что Гитлер потерпел неудачу как художник и архитектор. Для историка главное, как Гитлер воспринимал мир. Его художественное восприятие окружающего мира.

Писатель Томас Манн (Thomas Mann) обратил внимание на Гитлера как на художника и неохотно отозвался о нем как о "братце Гитлере". Оригинальное название манновского эссе Bruder Hitler. Немецкий философ и теоретик культуры Вальтер Беньямин (Walter Benjamin) видел в нацистском движении и ее вожде "эстетизацию политики" — Ästhetisierung der Politik. На основании всего перечисленного современный историк Пита делает вывод: "Политик Гитлер без художника Гитлера — немыслим".

Политические мероприятия своей партии Гитлер старался обставить как театральные постановки, а живую устную речь ставил гораздо выше классической письменной культуры лишь на том основании, что масса или толпа воспринимает слово, а не мертвую букву. Поскольку речь была для него оригинальным политическим действием, то для него не существовало дискуссий и фюрер не допускал возражений.

Даже в 1944 году Гитлер посчитал смертельным афронтом попытку фельдмаршала Манштейна перебить его выступление перед офицерами. Вкладом Гитлера в политику и ведение войны явился монолог. Художник выше любых аргументов и резонов.

Так как воздушную войну невозможно изобразить на картах, то Гитлер едва ли воспринимал разрушение немецких городов бомбардировками авиации союзников. Во всяком случае это пробуждало в нем дух архитектора, когда можно сразу приступать к строительству, а не заниматься предварительным сносом зданий.

Последние часы своей жизни Адольф Гитлер провел в бомбоубежище под зданием новой рейхсканцелярии, в так называемом "бункере фюрера" — Führerbunker. Двое британских авторов Джонатан Майо (Jonathan Mayo) и Эмма Крэйги (Emma Craigie) поминутно восстановили, как прожил Гитлер последние сутки в своей жизни. Книга под названием Hitler's Last Day: Minute By Minute - ("Последний день Гитлера. Минута за минутой") пока еще не переведена на русский язык, так как только что появилась в продаже на Западе.

Предлагаем читателям авторизованный перевод из этой книги:

00.01. Примерно в девяти метрах под землей, где расположена спальня Евы Браун, она готовится к своей свадьбе. Ее служанка укладывает ее обесцвеченные перекисью водорода волосы. Покорная воле своего будущего супруга, который не любит косметики, она осторожно прихорашивается, чтобы выглядеть естественно. Она надевает длинное черное платье из шелковой тафты, черные замшевые туфли, золотой браслет с вкраплениями кристаллов турмалина, ожерелье топаз и свои любимые часы с бриллиантами. Сегодня, спустя 14 лет после того как началась ее тайная связь с Гитлером, она сочетается с ним законным браком.

В это время из бункера выносят труп ее зятя (мужа сестры) Германа Фегеляйна (Hermann Fegelein). За полчаса до того, его — по команде ее жениха — застрелили по обвинению в дезертирстве. Ради своей беременной сестры Браун просила сохранить ему жизнь. Гитлер пришел в бешенство из-за того, что она вмешивается не в свое дело, и она смирилась.

00.10. Адольф Гитлер в конференц-зале или комнате для совещаний бомбоубежища склоняется над пустым ломберным столом. Он диктует "политическое завещание" своей секретарше Траудль Юнге (Traudl Junge), которая его стенографирует.

После нескольких распоряжений и новых назначений — в частности, своим преемником фюрер назначил (но не "вождем", а президентом) гросс-адмирала Карла Дёница (Karl Dönitz) — он приступает к диктовке личного завещания. К удивлению Юнге он также говорит, что берет в жены Еву Браун — и сообщает о своей собственной смерти: "Я и моя супруга во избежание стыда отстранения от должности или капитуляции выбираем смерть. В соответствии с нашей волей наши тела надлежит сжечь сразу на месте, на котором я в течение двенадцати лет ежедневно служил своему народу".

После паузы Гитлер отходит от стола. Он поручает своей секретарше перепечатать завещание в трех экземплярах и принести ему. Никогда прежде он не приказывал делать три копии, предварительно не прочитав одну из них.

Между тем в комнате для совещаний идет подготовка для брачной церемонии. Возле ломберного стола ставят пять стульев. Функцию служащего загса выполняет советник берлинского муниципалитета и управляющий области (гауамтсляйтер) Вальтер Вагнер (Walter Wagner). Камердинер Гитлера отметил, что Вагнер был также взволнован, как и невеста.

00.15. Генерал-полковник и командующий 6-м воздушным флотом Роберт Риттер фон Грейм (Robert Ritter von Greim) с трудом поднимается по ступеням бункера. Он провел пару дней у фюрера. Когда он пытался прилететь в окруженный Берлин, был тяжело ранен. Гитлер назначает его новым главнокомандующим люфтваффе, наследником вместо впавшего в немилость Германа Геринга.

Гитлер поручает ему силами люфтваффе контратаковать русских, кроме того, Грейм берет с собой письмо Евы Браун, чтобы передать его ее беременной и только что овдовевшей сестре Гретль, которая вместе с родителями находится в доме Гитлера в Оберзальцберге. Он ни словом не упомянул Браун о смерти мужа Гретль.

Между тем Магда Геббельс (Magda Goebbels), жена министра пропаганды, одевается в своей маленькой спальне. Гордо она вдевает в петлицу золотой партийный значок, который Гитлер вручил ей два дня назад за "храброе поведение". В комнате рядом ее дети в возрасте от 4 до 12 лет спят на трех, расположенных ярусом, кроватях.

В своем кабинете — маленьком помещении с низким потолком, где он проводит большую часть времени, — Гитлер говорит своему камердинеру Хайнцу Линге (Heinz Linge), что он охотно позволил бы тому вернуться к своей семье, на что Линге возражает, что он был при фюрере в хорошие времена, теперь хотел бы оставаться с ним и в плохие. "У меня не могло бы быть лучшего господина", — говорит он.

После некоторой паузы Гитлер поручает ему, чтобы он достал достаточное количество бензина для кремации двух трупов. "Я здесь застрелюсь с Евой Браун", — говорит диктатор. Линге он поручает завернуть их тела в шерстяные одеяла, вынести в сад и там сжечь. Линге с легкой дрожью отвечает: "Так точно, мой фюрер!"

0.45. Линге поручает водителю Гитлера Эриху Кемпке (Erich Kempka), чтобы тот принес 200 литров бензина. Поскольку в окруженном Красной армией и опустошенном войной Берлине наблюдается дефицит бензина, Кемпка спрашивает не шутит ли он. "Поверь мне, Эрих, это не шутка. Ты должен сделать все для этого", — отвечает Линге. Водитель Гитлера поручает помощнику слить бензин из находящихся поблизости автомашин.

1 час. Ева Браун и Адольф Гитлер показываются из своих комнат, она уцепилась за его руку. Она надела ранее выбранный наряд. Гитлер не переоделся. Он надел повседневные черные брюки и мятый серый армейский китель.

Вагнер нервно приветствует обоих, когда они занимают свои места по другую сторону пустого ломберного стола. Двое остальных свидетелей бракосочетания: рейхсминистр агитации и пропаганды и имперский комиссар обороны Берлина Йозеф Геббельс и секретарь фюрера и имперский министр Мартин Борман. Служащий загса спрашивает, являются ли вступающие в брак арийского происхождения и нет ли у них наследственных заболеваний.

Они обмениваются золотыми кольцами, которые ранее были сняты с трупов убитых гестапо арестованных. Кольца слишком велики. Вагнер объявляет брак действительным. Вагнер исходил из того, что церемония бракосочетания закончится за полночь и поэтому датировал документ 28-м апреля. Теперь он исправляет от руки цифру 28 на 29. Затем подает карандаш Гитлеру, тот подписывает, после него — Браун. Автоматически она выводит начальную литеру своей прежней фамилии B(raun), потом перечеркивает и подписывает: Ева Гитлер, урожденная Браун.

1.30. После церемонии молодожены возвращаются в свои покои. Там имеется шампанское, чай и бутерброды, присутствует также руководящий персонал. Гитлер накоротке проверяет, как идет печатание завещания, и возвращается. Он отказывается от шампанского, однако выпивает свой привычный маленький стаканчик венгерского вина с сахаром. Ева Браун налегает на шампанское, генералы пьют коньяк. Камердинер Гитлера Линге поздравляет невесту как "фрау Гитлер", ее глаза светлеют, она кладет свою руку ему на предплечье и улыбается.

Мысли Гитлера все еще заняты работой. Он отправляет Бормана и Геббельса дополнить список именами новых назначенцев, чтобы секретарша его напечатала.

2.30. В бункере фюрера продолжается праздник. В то время как Браун пьет шампанское, Гитлер сидит тихо.

4 часа. Траудль Юнге закончила печатать завещание Гитлера. Копии политического завещания доставляют на подпись Геббельсу, Борману и генералам Бургдорфу и Кребсу. Адъютант от авиации при Гитлере полковник Николаус фон Белов (Nicolaus von Below) подписывает личное завещание.

4.15. Геббельс говорит секретарше Гитлера: "Фюрер хочет, чтобы я покинул Берлин, фрау Юнге". Он приказал ему принять ключевую должность в новом правительстве. "Но я не могу. Я не могу покинуть Берлин. Я не могу покинуть фюрера. Я не вижу смысла продолжать жить, если фюрер мертв". Он просит ее напечатать его собственное завещание. Это было впервые, когда он не исполнил приказ своего фюрера.

5 часов. Гитлер и Ева разошлись по разным спальням. Служанка Евы Гитлер Лисл Остертаг (Lisl Ostertag) помогла хозяйке надеть ее синюю ночную сорочку. Гитлер как всегда очень тщательно умывается, надевает белую ночную рубашку из хлопка и вешает свою одежду на вешалку-стойку. Он не хочет помощи, он не любит, когда до него дотрагиваются. Лежа на своих кроватях они слышат выстрелы русских орудий.

5.30. Траудль Юнге закончила печатать завещание Йозефа Геббельса. Он почти вырывает из пишущей машинки последнюю страницу и удаляется в свою комнату.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //