Если потерял паспорт…

Что делает нормальный мужик, когда на горизонте начинает маячить какая-то административная проблема? Правильно, говорит себе: «Ничего, как-нибудь пронесет», — и продолжает жить прежней жизнью. По крайней мере, я поступил именно так.

Неделя (наверное, а может, и больше) на то, чтобы обнаружить сам факт пропажи паспорта. Неделя на вялые поиски, неделя на клятвенные обещания самому себе перед сном («Завтра обязательно напишу заявление!»). Потом пара недель предновогодней суеты, две недели каникул и еще неделя на то, чтобы открыть глаза. Плюс-минус еще пара недель.

В общем, в полицию я пошел только месяца через три. Что, конечно, не делает чести моей сообразительности: все это время я общался со знакомой знакомых, на чей паспорт взяли кредитов примерно на миллион. Ей был запрещен выезд из страны, а в банки, к адвокатам и в суд она ходила, как в булочную. Но разве такое может случиться со мной?

Вернувшись из полиции, я обнаружил в почтовом ящике письмо из банка (назовем его «Банк А»): у меня, оказывается, трехмесячная задолженность по кредиту, которую надо срочно погасить. Дальше следовал стандартный набор угроз: настучим на вас в бюро кредитных историй; ограничим выезд из страны; примем для погашения задолженности все предусмотренные законом меры, «включая самые жесткие» (!!!).

В панике позвонил в банк, но там меня встретили успокаивающе любезно: милая дама порекомендовала приехать в отделение с паспортом и подать претензию на то, что по моим документами был взят мошеннический кредит. «У вас еще нет паспорта? Подайте претензию прямо сейчас, устно. Через неделю получите вердикт».

Совесть была убаюкана общением с любезной, вновь потянулись беззаботные дни — лишь перед сном я теперь время от времени размышлял о том, как буду прятаться от кредиторов в тайге или торговать собственными почками. Через неделю из «Банка А» пришло смс о том, что устная претензия по поводу мошеннического кредита отклонена. Приближался мой день рождения.

Комментарий экспертов

Что делать, если потерял паспорт:

  • Немедленно заявить об этом в полицию. Промедлишь — не только соблазнишь жуликов на разные гнусности с твоим документом, но и вынудишь органы применить к тебе статью 19.15 КоАП: проживание гражданина без документа, удостоверяющего личность. Штраф — до 5000 рублей.
  • Бывает, полицейские предлагают написать заявление об утере паспорта, даже если ты точно знаешь, что его украли, — так им мороки меньше. Решай сам, учитывая, что даже по заявлению о краже твой документ, скорее всего, не найдут, а ходить давать показания тебе придется. Главное: по закону в любом случае ты имеешь право оформлять новый паспорт сразу, как подал заявление в полицию и получил талон-уведомление о принятии этого заявления. Старая схема, когда в случае кражи тебе приходилось месяц ждать результатов расследования и ходить со справкой, больше не действует.
  • Получить паспорт ты можешь в любом отделении ФМС России (но если это не отделение по месту регистрации, оформление бумаг может затянуться — до 2 месяцев вместо обычных 10–14 дней). Список необходимых документов и бланки квитанций найдешь на сайтах региональных ФМС (например, в Москве это fmsmoscow.ru).

7 марта я проснулся в 7 утра от звонка с незнакомого номера. Природное тщеславие заставило расплыться в улыбке: «Вот, я их не знаю, а они меня — помнят, поздравляют».

– Соколов? Отдел взыскания «Банка А»! Вы что, проблем хотите? У вас есть неделя, чтобы погасить долг! Хотите с полицией разбираться, в суде разбираться? Хотите, чтоб мы ваше имущество арестовали? — решила не размениваться по мелочам незнакомая мне дама.

Мои сонные попытки оправдаться и призывы не хамить были проигнорированы. Выдав еще порцию угроз, дама отключилась.

Спустя пару часов раздался новый звонок, на сей раз это был мужчина. И вновь мои призывы к спокойствию, вежливости и разуму ухнули в пустоту. Ничего я им не докажу, никого мои претензии не волнуют, я могу идти хоть в суд, хоть прямо в Кремль — все равно они с меня снимут все до копейки. Малоприятная беседа.

Я записал номер как «Не брать!!», но в последующие дни «Банк А» перезванивал еще с трех номеров: моя телефонная книжка пополнилась записями «Злая баба из банка», «Небрать2» и «Нет!!!». Угрозы поступали порциями — 3-4 вызов­а утром (часов в семь), 3-4 в обед, затем окол­о 17:00 и 20:00. Много эмоций, крика и угроз. В конце концов я вообще перестал отвечать любым незнакомым номерам.

Спустя 10 дней я, наконец, получил новый паспорт и отправился в ближайшее отделение «Банка А». Тут меня определили в лапы к полной противоположности Злой Бабы.

Упитанный мужчина по имени Михаил, лет тридцати, в рубашке и галстуке, действовал, как хорошо отлаженный автомат.

Алгоритм работы Михаила:

  • расспросить, как, когда и при каких обстоятельствах клиент потерял паспорт;
  • потребовать у клиента новый паспорт, талон о принятии заявления в полицию и копию самого заявления;
  • взять у клиента образцы почерка (я написал свою фамилию-имя и 20 раз расписался на чистом листе бумаги), чтобы сличить с подписью на мошенническом кредитном договоре;
  • многократно извиниться за Злую Бабу («Она просто выполняет свою работу»), по­обещать, что звонки прекратятся;
  • выдать клиенту копии мошеннических документов по кредиту.

Этих копий я очень ждал — боялся, что мошенник каким-то образом умудрилс­я взять кредит безо всяких манипуляций с паспортом и филигранно подделав мой почерк. Вкупе с тем, что заявление об утере паспорта я подал позже, чем был взят кредит, такой поворот событий обеспечил бы мне серьезные проблемы. К счастью, в паспорт была вклеена какая-то хмурая физиономия с монобровью. Анкета сообщала, что Соколов Игорь работает завскладом на Черки­зовском мясоперерабатывающем комбинате и просит (корявыми детскими буквами) выдать ему 100 000 рублей потребительского кредита на два года. Я обрадовался.

Еще больше я обрадовался, когда звонки действительно прекратились и пришла смска: моя претензия принята и будет рассмотрена в 45-дневный срок. Но про то, чтобы остановить паровой каток «Почты России», никто не договаривался. И я начал получать письма.

Сначала о том, что моя задолженность растет. Затем о том, что «Банк А» разозлился не на шутку, разрывает наш с ним договор и требует в трехдневный срок выплатить всю, с учетом пеней и штрафов, сумму — 118 731 рубль 51 копейку.

Третье письмо было уже от коллекторов: они сообщали, что приедут по адресу моей прописки (где на самом деле живут только мои родители) и опишут имущество. А если я не буду зайкой, то мои (родительские) шкафы, сервиз и холодильник уйдут с молотка.

Комментарий экспертов

Как быть, если на твой паспорт взяли кредит.

  • Как можно раньше заявить в полицию о потерянном паспорте. Такое заявление, поданное раньше, чем был взят кредит, — самое надежное алиби. Но стопроцентной гарантии от неприятностей оно все равно не дает. Никакой единой, доступной и полиции, и банкам базы данных по утерянным документам нет. Известны случаи, когда кредиты по украденным паспортам выдавали спустя месяцы после того, как потерпевший получал новый документ.
  • Подать в банк претензию о мошенническом кредите. Единой схемы, по которой следует оформлять такие претензии, нет — у каждого банка своя процедура.

Тут уж я не выдержал и отправился в органы. Полицейский, фамильярно перейдя на «ты», подтвердил: меня берут «на пушку», ничего описывать коллекторы не имеют прав­а, на письма обращать внимания не нужно — и вообще, не волнуйся, Соколов, твоя полиция тебя бережет. А пока все, иди себе.

Я и пошел, по ходу прогулки получив от «Банка А» новое смс: «Вы обещали до конца недели заплатить долг 42 000 рублей». Такое же смс вечером, следующим утром и так далее. Почему до конца недели? Почему 42 000? Почему требования оплатить долг в трехдневный срок они отправляют по почте, когда пеший гонец добрался бы быстрее? Кипя возмущением, я заявился уже в сам банк.

– Каждый человек, берущий кредит, обязан указать в анкете контакт доверенного лица. Видимо, коллеги из отдела взыскания позвонили по этому телефону, и друг мошенника обе­щал выплатить вот такую сумму. Не обращайте внимания, — хладнокровно парировал мои возмущенные вопли нарядный сотрудник в фиолетовом галстуке.

На все остальные вопросы мужчина отвечал советско-магазинным: «А это не я вам звоню и не я вам смски отправляю, вас много, и отделов в банке много, как за всем уследить, а кредит вам не я выдавал, и ничего я поделать не могу — терпите, пока вашу претензию не рассмотрят».

Наглость, как известно, обезоруживает, поэтому я просто молча уставился на нарядного мужчину и тяжело сопел. Дошло бы до драки, но собравшийся вокруг нас консилиум сотрудников продолжал суетиться, куда-то звонить, и пару секунд спустя выяснилось, что мою претензию удовлетворили, кредит списа­ли и больше ко мне вопросов нет. Вечером в почтовом ящике я обнаружил еще одну угрозу описать мое имущество — с наслаждением порвал его в клочки.

Впрочем, одними разборками с банком дело не закончилось. По факту этого мошенничества, разумеется, возбудили уголовное дело, и мне пришлось давать показания по месту совершения преступления — в отделении полиции подмосковного городка с говорящим названием Панки (это ровно в двух часах езды от моего дома).

С заданной преступником загадкой не справились бы Холмс, Пуаро и Мегрэ вместе взятые. «Неустановленное лицо в неустановленном месте неустановленным способом овладело паспортом гражданина Соколова И.В. и осуществило мошеннические действия в отношении «Банка А», нанеся ему крупный ущерб», — что-то вроде этого было написано в протоколе. Документ был составлен следователем по шаблону — изменились только имена и даты, а вместо романтической фразы «мошенническим образом приобрел холодильник» появилась прозаическая «получил кредит мошенническим способом».

Что-то мне подсказывает, что фальшивого Соколова так и не нашли. А на выходе из полиции я получил смс: «Только у нас, в «Банке А»! Специальные предложения по кредиту! Спешите!» Хорошо, я подумаю.

Кому я должен

Почему «Банк А» с такой легкостью выдал кредит фальшивому Соколову и простил Соколову настоящему? Дело в невероятных объемах потребительского кредитования. Скажем, в 2012 году кредитов было выдано на 32 триллиона рублей, из них мошенникам — на 67 миллиардов, то есть всего около 0,2%. Потери банков от таких вот фальшивых соколовых ничтожны.

«Рынок кредитования все тучные годы рос сумасшедшими темпами, а качество работы с клиентами ухудшалось. От подробного анализа платежеспособности каждого клиента перешли к скоринговым системам, которые автоматически рассчитывают риск невозврата экспресс-кредита на основе статистических данных.

Работают с этими системами неквалифицированные сотрудники за низкую зарплату, задача которых — любыми силами выполнить назначенный центральным офисом план по выдаче кредитов.

Соответственно, было много профессиональных ошибок и бездумного автоматизма. Впрочем, нынешний кризис должен изменить эту ситуацию. Уже сейчас банки повышают требования и к клиентам, и к сотрудникам, совершенствуют критерии оценки кредитоспособности потенциальных заемщиков», — говорит Александр Карпов.

Опасаться, что на твое имя купят пару квартир, не стоит (для получения ипотечног­о кредита нужно внести первый взнос порядка 20% стоимост­и недвижимости, предоставить большое число документов и предъявить поручителей). А в отношении потребительских кредитов будет действовать простое правило: чем большую сумму взял на твое имя мошенник, тем дольше банк будет сопротивляться. В крайнем случае дело может дойти до суда.

И тут, чем быстрее ты действовал и чем аккуратнее собирал все сопутствующие процессу документы, тем больше у тебя шансов выйти сухим из воды.

Комментарий экспертов

Как отбиваться от банков.

«В случае более чем трехмесячной просрочки платежей банки охотно сотрудничают с коллекторами. Те либо выкупают долг у банка, либо помогают банку выбивать деньги из должника. Но все действия по взысканию задолженности регламентированы законом «О потребительском кредите (займе)», вступившем в силу летом 2014 года», — говорит Александр Карпов.

«Закон запрещает беспокоить должника с 22 до 8 часов в будние дни и с 20 до 9 часов в выходные и праздничны­е. Запрещены любые меры прямого воздействия со стороны кредитор­а и коллекторов (даже орать и угрожать нельзя). Принудительно взимать часть зарплаты, запрещать поездки за границу и арестовывать имущество можно только по решению суда, но для этого банк еще должен подать иск и выиграть дело. А при любых нарушениях закона со стороны банка гражданин может и должен сообщить в полицию, прокуратуру и Рос­потребнадзор», — говорит Ярослав Данилов.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //