Эпоха женской незащищенности


В древности женщины всегда были под защитой. Всю жизнь. По всему миру, ведь культура отношения к женщине была везде. С рождения до самой смерти. Близкие им мужчины сменяли друг друга по цепочке – отец-муж-сын. Иногда подключались братья, дяди, дедушки, внуки. Остаться женщине без защиты было огромным несчастьем, и огромным позором для ее семьи.

Женщина почиталась с рождения, все понимали, что даже маленькие девочки обладают огромной силой и могуществом. Но при этом, даже вырастая, наивны как дети, их легко обмануть и легко, обманув, использовать. Поэтому, как и детей, их нужно оберегать. Как драгоценность. Всю жизнь. Как зеницу ока.

Времена меняются. Постепенно отношение к женщинам было пересмотрено почти во всем мире. Где-то раньше, где-то позже женщин начали эксплуатировать. То есть использовать, выжимать из них все самое лучшее ради своей выгоды, а потом и выбрасывать. Потерялось прежнее почтение, бережное отношение. А главное пропало и покровительство. Хотя оно и продержалось очень долго, пусть даже местами суть покровительства была извращена. Но что с нами случилось за последние сто лет?

Что с нами сделала цивилизация?

В конфликтах последнего века погибло огромное количество мужчин. Огромное. И во время революции, и во время двух мировых войн, и во время точечных конфликтов. Добавим сюда тех мужчин, которые физически выжили, но душой – сломались. И тогда мы поймем, что некоторым поколениям наших женщин защиту уже не мог дать никто. Женщины оставались без мужа с детьми на руках. Дети оставались без отца с горюющей матерью. Пожилые женщины теряли сыновей и свою опору в старости. Мир резко стал другим.

Женщины, у которых не было защиты, сперва пытались эту защиту найти любым способом. Выходили замуж за того, кто есть, и терпели. Даже если он совсем не защищал. Помню, одна пожилая женщина делилась со мной, что вышла замуж она после того, как потеряла мужа на войне, только затем, чтобы детей поднять, трех дочерей своих, чтобы мог кто-то защитить, позаботиться. А он оказался не таким. И пил, и бил, и девочек гонял. Никакой защиты, наоборот – от него же и приходилось защищаться. Она очень жалела, что вышла замуж, а уйти от него было невозможно. Некому было ей помочь выгнать его из ее же дома. Так и терпела всю жизнь.

Потом некоторые женщины, особенно насмотревшись на своих мам, отказались от защиты мужчин. Перестали верить в то, что мужчина – защитник. Хотя это самое первое его призвание, самая главная его работа в семье. Перестали просить. Перестали доверять. Научились все делать сами.

Этому были основания. Ведь послевоенных мальчиков некому было вырастить мужчинами. Воспитывали их мамы, давая им защиту и опору. Так мужчины привыкали получать, а не давать покровительство. Привыкали и «висеть на шее» у женщин. Они так и не поняли своей мужской природы, лишь постоянно боролись с мерзким ощущением в груди – алкоголем, работой, другими женщинами. Они не умели давать то, чего от них хотели. И сами не знали, кто они, зачем и как.

Не желая быть использованными, мы сами решили использовать мужчин. Это не так больно, это кажется более выигрышной стратегией. Этих самых изуродованных матерями мальчиков мы научились еще и «добивать» — выжимать из них деньги, детей, положение – а потом выбрасывать. Не дожидаясь пока кто-то сделает то же самое с нами.

И образовался замкнутый круг. Без защиты женщины не могут быть женщинами. В этом положении они растят из своих мужчин таких же женщин, как они сами. И рядом с этими мальчиками, когда они вырастут, рядом снова ни одна женщина не получит защиты и заботы. Кажется, что разомкнуть его невозможно.

Но это не все достижения цивилизации в отношении женщин. То, что для нас стало приемлемым и нормальным в двадцатом веке, еще пару веков назад было преступлением. Нравы стали чересчур свободными. И свободные сексуальные связи, и аборты, и разводы, и гомосексуализм, и много чего другого.

Мы словно слетели с катушек и понеслись куда глаза глядят. Никто нас не останавливает, никто не может нам помешать – и мы катимся, катимся. А катиться можно только вниз. Не вверх. И защитить, остановить нас некому. Мужчины в нашей деградации активно участвуют и помогают уходить все дальше от себя.

Когда я проводила расстановки, часто мне становилось жутко, слушая истории девочек. О них самих или об их мамах и бабушках. По несколько абортов, некоторые даже не помнят точного числа. Огромное количество мужчин, которым так же счет давно потерян. Слишком свободный образ жизни, перетекающий в зависимость от алкоголя, таблеток, сигарет. Это страшно.

Это то, во что превратила нас современная цивилизация. Изначально мы «девы» – божественные создания. Чистые, светлые, полные самых лучших качеств. Полные любви, умеющие любить, умеющие доверять, ощущающие свою связь с Высшими силами, любящие заботиться и помогать другим. Но этот жестокий мир превращает нас в бессердечных кукол. Пустых, одиноких, но сильных.

Или же в товар. В тех, кого можно использовать и выбросить. Тех, над кем можно издеваться, кого можно унижать. Домашнее насилие в мире – и в частности в России – зашкаливает. Те, кто должны своих жен защищать, часто их же и убивают или калечат. Все это на глазах у своих же детей. Варианта у нас как будто два – быть сильной стервой и помыкать другими или быть тряпкой, об которую все вытирают ноги. Хотя чаще всего мы кочуем туда-сюда между двумя этими полюсами. Доверилась, полюбила, унизили – стала сильной и непробиваемой, все сама, «больше никогда», пока не полюбила кого-нибудь снова.

Из нас выжимают все, что можно. А что можно? Энергия красоты, которая есть в нашем теле. Она привлекает, манит, дает наслаждение как глазам, так и органам чувств. Теперь наши полуобнаженные и совсем обнаженные тела продают разные товары и услуги. Так же нашим телом теперь принято открыто наслаждаться и не иметь никаких последствий в виде ответственности – огромное количество «мужских» журналов, откровенных фильмов, стремление мужчин обладать телами разных женщин.

Наша забота так же активно эксплуатируется мужчинами, которые ждут и своего ужина, и чистых рубашек. При этом часто не берут женщину в жены, не несут за нее ответственность, но пользуются. Наша наивность становится причиной того, что мы верим в разные сказки, прощаем тех, кого прощать не следует, остаемся там, откуда надо бежать со всех ног.

В общем, цивилизация научилась природное женское богатство использовать в своих не совсем чистых целях. Кроме того, она еще и постаралась женщинам объяснить, что это нормально, что ничего страшного в этом нет. Что ты должна быть независимой, что никто тебе не должен ничего запрещать. А то запретит какой-нибудь один мужчина наслаждаться тобой всему остальному миру – где же тут справедливость? Что ты все можешь сама, что ты тоже можешь использовать других людей ради своих целей. Что женская природа – это миф и выдумки, на самом деле все равны. И плевать на то, что у тебя в сердце тупая заноза боли. Просто не обращай внимания, забудь.

Цивилизация же объяснила и мужчинам, как следует к женщинам относиться. Разрешив эксплуатацию, назвав ее красивыми словами вроде «свобода» и «сексуальная революция». Но проблема в том, что сколько ни наслаждайся, всегда будет мало. Уже и так попробовал, и этак, но всегда хочется больше. Мужчины в своем стремлении выжимать из женщины больше удовольствий, опускались все ниже и ниже. Уже не только муж не мог защитить жену, но и отец – собственную дочь. Женщинам пришлось учиться защищать себя самостоятельно. И им даже показалось, что получилось.

Феминистки в чём-то правы

Феминистки не появились бы из ниоткуда. На самом деле они пытаются сами себя защитить, когда уже никто их не защищает. Всем своим поведением они кричат только об одном – у нас нет защиты! Вопрос в том, как они это делают, ведь лучшая защита – это нападение, что сейчас и происходит во многих заданных странах. Где мужчины начали бояться женщин – не так посмотришь, не то сделаешь – окажешься в суде.

Но такой стратегией цели-то не добиться, защищенности не станет больше. А если со всех сторон обложить мир законами и правилами, как со мной надо обращаться, то можно упустить самое главное – счастье и любовь. Да и самой легко начать заходить за грань дозволенного, имея кучу бумажек о своих правах.

Феминистки очень бурно реагируют на все ведическое. Мол, вы опять хотите, чтобы над нами все издевались, вон сколько женщин убивают и мучают! И они правы – статистика пугает. Но другого рода статистики нет. Сколько женщин, живя благополучно, на самом деле несчастны и мертвы? Скольких уже замучило до смерти такое отношение к жизни, когда все вокруг враги? Сколько феминисток уже устали ходить с ружьями? И сколько из них на самом деле мечтают о том, чтобы их защитил кто-то другой, а они смогли, наконец, довериться и отдохнуть? Где взять такую статистику? И почему-то мне кажется, что она будет страшнее предыдущей.

На самом деле современные феминистки – это маленькие напуганные девочки, потерянные в океане боли современного мира. Им страшно, трудно, они никому не доверяют, никому не верят, и у них нет внутренних ресурсов для того, чтобы измениться. Ресурсов хватило лишь на то, чтобы захлопнуться как ракушка, чтобы сберечь себя и не погибнуть. И дальше «ракушка» продолжает сидеть в своем окопе и отстреливаться. Она уже не может различить, с добром к ней человек или с войной. Обстреливает всех по умолчанию, а потом разберемся. Все мужчины становятся в ее глазах агрессорами и эксплуататорами.

А дальше все просто. Наши мысли формируют нашу реальность. Если она такими видит всех мужчин, то другие из ее жизни пропадут. Нормальному мужику не захочется, чтобы в него при встрече стреляли, чтобы с ним боролись. Он пойдет своим путем. А разного рода садистам и мазохистам такая встреча приглянется, они с радостью будут снова и снова приходить. И снова и снова подтверждать, что все мужчины именно такие. Чем еще больше будут пугать маленькую девочку в ракушке.

Феминистки хотят защиты, но так как их некому «упорядочить», они не находят противоречий в своей же теории. И продолжают бороться там, где можно было попросить убежища. Но в сердце остается вера в любовь – они же девочки. И желание жить иначе живо. Поэтому такую боль причиняют им любые рассказы о ведическом знании, о женственности, о слабости. Поэтому они так набрасываются на тех, кто рассказывает о женском пути. Не потому, что они глупы. Лишь потому что им очень больно слышать то, что пробуждает их сердце. А раз пробуждается сердце, то ставятся под сомнение все их жизненные правила, устои, убеждения. И это страшно. Потому что тогда ее снова смогут обидеть, снова смогут сделать ей больно.

Не учитывается лишь один факт. Что при пробуждении сердца, как бы ни было больно, есть шанс. Шанс наконец заполнить пустоту своего сердца. Шанс наконец снять с себя мешки ответственности. Шанс увидеть другую жизнь. Шанс снова научиться любить и верить. Этот шанс дорогого стоит, хотя и выглядит слишком просто.

Мы сами формируем отношение к себе

Живя в этом мире, мы адаптируемся, подстраиваемся. Начинаем считать нормой то, что нам преподносят как норму. Женщины впитывают все очень быстро. Особенно те, кого никто не защищает от этих самых «норм» и «правил».

Мы привыкли к такому отношению, и сами уже начали так к себе относиться. Теперь мы, как и картошка, «продаемся». Мы выставляем себя в витрине этого мира, ждем своего покупателя, всячески приводя себя в товарный вид. Мы вынуждены бороться с морщинами, сединой, лишним весом. Не потому что нам этого хочется, а потому что иначе никто не купит. А тот, кто уже купил, сдаст обратно. Из своего страха потерять свое место, мы снова и снова бежим от самих себя. От своих мимических морщинок и милых складочек на животе. Мы сами уже не понимаем, как нормально выглядит тридцатилетняя, сорокалетняя женщина.

Как-то я была у косметолога, и та заметила на моем лбу мимические морщины. По моему мнению мимические морщины в 32 года – это нормально, если вы живы. Если ваше лицо двигается, если вы эмоциональны. Но косметолог сразу предложила ботокс – мол раз и красота! Соблазн-то велик, пара укольчиков – и лицо без морщинок.

А когда я вышла из кабинета, увидела тех, кто сидел в очереди за мной. И испугалась. Это действительно страшно – женщины непонятного возраста в плохом смысле слова. По рукам, шее видно, что ей уже точно больше пятидесяти. Но гладкое перетянутое лицо стремится убедить всех, что ему никак не больше двадцати. У нее в телефоне уже есть номер внука, но она все еще пытается казаться молодой. Как будто зрелость не может быть красивой. Как будто седина или морщины – это уродство.

И это тоже начинается с идеи эксплуатации женщин, в которую мы сами радостно вбегаем. Разрешаем себя использовать, принимаем чужие правила жизни, отказываемся от самих себя, подгоняем себя под стандарты «товара, который хорошо продается».

Мы сами принимаем эти правила игры. Мы сами начинаем себя использовать, эксплуатировать свое тело, продавать свою душу. Нам кажется, что взамен мы получаем любовь, но это иллюзия. Любовь в такие игры не играет. Любовь она в искренности и естественности. И ей дорога каждая морщинка, каждый седой волос, каждая веснушка, каждый шрам…

Нам кажется, что все зависит только от мужчин. Мол, они к нам так относятся, и мы вынуждены подстроиться. В чем-то это правда. Но правда лишь частичная, избирательная. Потому что мужчины чаще всего относятся к нам именно так, как мы относимся к себе сами.

Как-то я наблюдала за компанией подростков, и заметила интересную вещь. В группе этой было две девушки и пять или шесть парней. Одна девушка просто сидела на лавочке, с книгой. Она почти не участвовала в беседе, иногда улыбалась и что-то отвечала. А вторая девушка… Она была очень активна. Она смеялась, хохотала, достаточно вызывающе двигалась. И парни – одни и те же – так по-разному вели себя с каждой из них.

Вторую девушку минут за пятнадцать каждый по нескольку раз ущипнул за все выпуклые места (она при этом хохотала и в шутку отбивалась), несколько раз ей задрали юбку, пару раз положили себе на колени и отшлепали, много раз обозвали разными словами. Она предлагала себя, сама того не понимая, и ее использовали. С пренебрежением. С животным вожделением. При этом она была достаточно привлекательной внешне.

Ко второй же девушке, не менее привлекательной внешне, те же самые парни в то же самое время обращались очень уважительно. Помогали ей поднять упавшие книги, ни разу не тронули ее пальцем, ни разу не оскорбили. В ком же тогда проблема? В мужчинах ли? Или в том, как мы себя с ними ведем? В том ли, как мы себя подаем, или в том, как они к нам относятся?

К чему все это ведет

Падение культуры предсказано. Век такой. Век раздоров и деградации. То, что в древности было естественным, сейчас становится осуждаемым. И наоборот.

Сейчас если ты носишь мини юбки, загораешь в одних плавках, постоянно спишь с разными мужчинами, делаешь аборты, разводишься, пьешь, куришь, колешь ботокс, работаешь с утра до ночи, не видишь своих детей, стрижёшься почти налысо – это нормально. Не нужно никому ничего объяснять, ты нормальная среднестатистическая женщина. Современная, модная, без стереотипов.

Но если ты тело свое прикрываешь одеждой, волосы не распускаешь, не пьешь, не куришь, не ешь мясо, не красишься, ходишь в храм, с кем попало не спишь, детей в садик не отдаешь, не работаешь – то ты странная. Ты точно или сектантка, или отстала от жизни, или просто ненормальная.

Вот что с нами сделала цивилизация и отсутствие мужской защиты. Женщины слишком наивны, чтобы суметь защитить свой ум от посягательств подобных цивилизаций. Мы сами поверили во все то, что нам преподносится как норма. Мы позволили себя зазомбировать, и думаем, что обрели свободу. На самом деле мы больше потеряли, чем приобрели. К сожалению.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //