Жизнь простого гения Перепонкина


Сбербанкофобия. Пропитанная ненавистью, лживая статья о Германе Грефе, главе Сбербанка России



Перепонкин родился 7-месячным, поэтому сразу стал ползать и у него было уже 4 зубика.

Через неделю малыш произнес первое слово-и слово это было о полку Игореве, которое тут же он перевёл с древнеславянского на один из мертвых языков арамейской группы.

Правда, ходить он стал только в годик, а до этого только бегал, прыгал часами на одной ноге и танцевал вприсядку.

Когда пришла пора идти в ясли, он не сразу согласился с этим архаичным стереотипом дошкольного воспитания, о чем и высказался в четырехчасовом докладе малодоступным научным языком маме на ушко.Естественно, мама ничего и не поняла, а поэтому отвела юного гения всё-таки в ясли.

Пока детки кушали манную кашу, водили неуверенные хороводы и игрались в кубики, наш герой тихо сидел в углу и размышлял о тайнах мироздания.К вечеру картина мироздания была сложена-из девяти кубиков.По двум кубикам воспитательница Светлана Петровна и техничка баба Шура вскоре защитили диссертации и получили нобелевские премии: первая-по физике, вторая-премию мира.Над остальными видные ученые пока ломают друг другу головы.

На следущий день Перепонкина отправили в школу.Когда учительница вывела на доске мелом «1 сентября», мальчик встал и по характерологическим особенностям почерка посоветовал женщине реже заниматься с мужем анальным сексом, дабы не подавлять мужской либидствующий эстетизм целлюлитно-липидными флюктуациями обвисших ягодиц.Учительница в слезах выскочила из класса, а к Перепонкину подошла хорошая девочка Лида и назвала его дураком.Так к вундеркиндеру пришла первая любовь.

Впрочем, он не успел её впустить ни в одно из своих трёх сердец, потому что уже стоял, опустив голову, на педсовете и метросексуально маникюрил обкусанные ногти.Конвой из его родителей рыдал и периодически падал на колени, но решение педагогического коллектива было неумолимо:«Чё, самый умный, мальчик? Если да, то на-ка, реши вместо ЕГЭ задачу, за которую Перельман отказался от миллиона!»

Поковырявшись в носу пару секунд, Перепонкин написал на ладошке директора школы правильный ответ, исходя из которого всем лишний раз стало ясно, что не все евреи хитрые и жадные, и если кто-то из них до конца не уверен в своей правоте, то никогда не возмёт незаслуженный миллион.А Перельман был не прав, и отстаньте вы от человека, ему и так больно и стыдно…

Директор школы, кстати, после того педсовета быстро уволилась из школы, колесит по всему миру, собирая полные залы и стадионы, демонстрирует ту самую правую руку, где через слои грязи, корост и цыпок ещё можно прочитать несколько формул гениального решения…

А Перепонкин с аттестатом зрелости, где по всем предметам стояли шестёрки и семёрки, вышел во взрослую жизнь.Смеркалось…

Дождавшись, пока глаза привыкнут к отсутствию архитектурного плана застройки исторического центра родного города, а нос-к смердящему запаху наживы и зависти, интеллектуальная глыба побрела по теннистым аллеям парка культуры и отдыха им.Павлика Ангелина.Навстречу ползли тела уставших мужчин в наколотых на голое тело тельняшках и голубых беретиках.

Было 2 сентября и они возвращались из фонтанов, где целый месяц справляли нужду человеческого естества в патриотических праздниках.Поздоровавшись с героями, Перепонкин дал всем закурить, довольно доходчиво объяснил ребятам, почему он без шляпы, и спел голосом Баскова, только на две октавы выше, песню венецианских гондольеров на суахили.Десантура подарила мальчику жизнь и они мирно разошлись.

Дома выпускника ждал праздничный ужин.Собрались гости-родственники, знакомые, соседи, родственники соседей, знакомые соседей родственников, соседи родственников знакомых, родственники соседей знакомых, знакомые родственников соседей и хорошая девочка Лида со своими родственниками, соседями и знакомыми.На столах дымились королевские креветки по-флотски, в тазах был нарублен салат из салата.

Трюфеля по древнему якутскому рецепту и когти морских сиамских котиков, обжаренных в оливковом мороженом, стояли на прикроватной тумбочке у камина.У рояля тихо наигрывал «собачий вальс» друг семьи-дядя Жора Ким-ир-сен-ский.На шахматной доске кто-то пытался повторить партию Ленского из «Евгения Онегина», нервно постукивая всеми мизинцами всех рук.На балконе шел дождь.

И вот вошёл Перепонкин.Что тут началось!!! Девушки в кокошниках и галифе времен гражданской бросились водить хороводы.В спальне две бригады молдавских и таджикских гастробайтеров устроили соревнования по перетягиванию каната.На кухне мужики затянули «прощание славянки».Молодежь тусила в кабинете отца, периодически то раздеваясь, то одеваясь-и обратно.Тамада кричал «горько!!!»и ему постоянно наливали крюшон из сельдерея.Веселье было мегатонным!

Пока родители разглядывали аттестат, к Перепонкину подошла хор.дев-ка Лида и предложила ему за пол-цены руку и сердце.«Да у меня своих сердец три, мне что их, солить? А рука будет валяться без дела-ты ведь знаешь, у меня же голова совсем не дурная.А тебе разве самой не надо?»-«А мне папа каждый месяц из командировок привозит.

Он у меня торгует органами, но сейчас кризис и спрос упал.»

-«Да ничего, скоро стагнация финиширует, только надо провести секвестрацию бюджета, и если инфляционные процессы не перейдут в перманентную дефляцию, то рынок стабилизируется.»

-«Да все так говорят: и баба Шура, лифтерша в нашем подъезде, и Сан Саныч, что бутылки принимает в нашем дворе.И дядя Жора Ким-ир-сен-ский таджикам то же самое сказал, а они не верят.

Говорят, стабилизационный фонд пуст, а персонификацию виновных в этом никто не проводит.Да ещё эта монетаризация… Короче, ну его, Перепонкин, этот кризис, айда танцевать!»И они весело исполнили 2-часовой балет «Семнадцать мгновений весны»без антракта, под дружный хохот не задействованных в общей оргии на балконе гостей…

Утром у Перепонкина болела голова и сушило во рту.В свои неполные три года он редко так напивался и столько курил-раза три-четыре от силы.Руки дрожали и обязательную утреннюю фугу Баха, как он сокращенно называл группу «Бахыт-Компот», мальчик сыграл на терменвоксе не так виртузно, как обычно.Догрызывая морские кошачьи когти и запивая их теплым «портером», он стал собираться в университет.

Сегодня предстоял серьезный экзамен.Занятия в ВУЗе уже начались, студенты во всю уже собирали картофель и капусту в подшефном колхозе «Нам бы Ильича» и Перепонкин тревожился, что безнадежно отстанет от своих будущих сокурсников.Дядя Жора Ким-ир-сен-ский по этому случаю отправил свой самолет в Таиланд, где преподаватели университета проводили традиционный выездной ученый совет.

Утром самолет с приемной комиссией во главе с ректором должен был приземлиться в аэропорту«Домовнуково», чтобы решить судьбу подающего надежды абитуриента.Перепонкин стал волноваться…

Но волновался он зря.Комиссия встретила одаренного малыша весело и непринужденно.Многие ещё не сняли залихватские банданы и пляжные шлепанцы, только успели одеть галстуки и белые рубашки, полуприкрывавшие шорты, поэтому настроение было ещё празднично-курортное.Перегар мягко перебивал запах новеньких хрустящих долларовых купюр, туго набившие пухлые конверты, которые дядя Жора принес в пластиковом ведре и заблаговременно раздал всем участникам экзамена.Когда ректор, застегивая ширинку, вышел из-за шторы в сопровождении ученого секретаря Розалии Тибетовой, Перепонкин слегка поклонился и потянулся за билетом.

В первом задании предлагалось доказать теорему Ферма восемью различными способами.Правда, человечеству не было известно и одного, но юного Лобачевского это не остановило и через четыре минуты он выдал этих способов числом семнадцать, зарифмовав их и спев на мелодию из кинофильма «Шербургские зонтики» голосом Зиновия Гердта.

Дальше был химический вопрос.Экзаменующемуся предлагалось озвучить дешевый способ добывания золота из морской воды.Перепонкин подошел к доске и в двух формулах и трех предложениях вывел Россию из нынешнего и всех последущих финансовых кризисов навсегда.Именно благодаря его оригигнальному способу в наши квартиры поступает теперь горячая вода по золотым трубам, а холодная-по платиновым.Именно благодаря Перепонкину я сейчас сижу на золотом унитазе и на золотом ноутбуке за 4 доллара пишу это повествование.А осенью поеду в золотом вагоне по золотым рельсам в Москву за колбасой, стиральным порошком и хозяйственным мылом! Впрочем, я отвлекся…

По понятным причинам, третий вопрос по политэкономии комиссией был великодушно пропущен и без пяти минут студента попросили зачитать последний вопрос-по русскому языку.Предлагалось просклонять слово «кофе» и поставить ударение в слове «йогурт»-причем двумя вариантами.

Надо сказать, что Перепелкин мало смотрел телевизор и, будучи маленьким, отправлялся спать сразу после «спокойной ночи, малыши».Поэтому, когда начиналась программа «Время», он уже лежал в своей кроватке с томиком своего любимого Гегеля.Естественно, он не мог знать о новых правилах русской грамматики.Врожденная генетическая интеллигентность выдавала ему только один благозвучный и, как казалось, единственно возможный вариант к этим словам.Узнав в конце концов правильный ответ, Перепонкин впервые в жизни стоял остолбеневшим целых две минуты.

Оцепенение прервал голос ректора:«Студент Перепонкин, мы прощаем вам заминку в последнем вопросе.Вы приняты! Идите, обрадуйте родителей.А завтра, с первыми петухами, отправляйтесь-ка, батенька, вы в колхоз, к такой-то альмаматери! На картошку!»И вся комиссия дружно засмеялась…

Вечером Перепонкина ждал праздничный ужин(см.выше)…

Будильник разбудил нашего героя в 3.30: то ли утра, то ли ещё ночи.Он подошел к стояку двери, где папа отмечал бензопилой «Дружба» его рост.Приятно отметив, что вырос ещё на 46 см, Перепонкин отправился в туалет.Описав унитаз и стены мочой, он растерянно вышел в коридор:«Мама, что это?!»-«Это эрекция, сынок! Ты стал совсем взрослым.»И, погладив сына по головке, напевая «детство ты моё...», мама пошла готовить обычные к завтраку люля-кебабы в крыжовниковом варенье.

«Эрекция… что же с ней делать?»-думал юноша, перелистывая ею страницы медицинской энциклопедии.Найдя статью «Секс», он стал внимательно читать.Кончив, он поставил книгу на полку и неожиданно обнаружил, что эрекция куда-то исчезла.На душе было хорошо, в теле-приятная легкость, по ногам растекалась какая-то липкая жидкость и Перепонкин застучал по батареям соседям сверху, чтобы прекращали клеить обои в такую рань.

Тем временем мама собрала сыночку в дорогу сумку: старые дедовские сапоги-кирзачи, его же атласную кумачевую косоворотку, кушак, армяк, зипун, оторвала от сердца свой любимый шушун, теплые варежки на резинках, бейсболку отцовскую, доху-а вдруг морозы грянут? Положила пирожки с авокадо, морс из киви-бутыль, противоклещевую сыворотку в банке из под майонеза. Замешкавшись немного, задумчиво сквозь окно посмотрела вдаль-и кинула пачку любимых презервативов со вкусом мёда. Затем положила полное собрание сочинений Льва Толстого(академическое издание 1952г.), медицинскую аптечку, набор для клизмования в условиях открытого космоса(муж приобрел по случаю на распродаже)-и закрыла сумку. Светало…

На автовокзале было многолюдно.Мать ревела. Плач её периодически переходил в кликушество. Отец был более сдержан, лишь курил кальян один за одним, да медленно седел-на животе и в паху. Перепонкин сжимал автобусный билет в руке, вытирал редкие слёзы и не переставая рассуждал о роли этрусков во всемирной истории. Наконец объявили посадку, мама весело рассмеялась, отец одобрительно и смачно выпустил кишечные газы, пожелал сыну после третьей всё же закусывать иногда и наш студент направился к автобусу. Начинался новый, доселе неведомый этап жизни гения- студенческая юность: бесшабашная и сумасшедшая!!!

Перепонкина ждали.Работать было некому. Все студенты поголовно хворали: у мальчиков с непривычки болели спины, девочки были простужены.И все были голодными.В колхозе, кроме картошки на полях, ничего съестного не имелось. Но чистить картошку никто не умел, а колхозники были сыты по горло-кто от безденежья, кто от обещаний светлого будущего. Сытый голодного не разумеет, поэтому колхозники только разводили руками-в поисках стакана самогона.Студенты же худели и урчали впалыми животиками.

Придя на поле, Перепонкин моментально оценил обстановку.Картошка уродилась славная, валялась она по всему полю, на другом краю поля стоял безхозный ржавеющий зерноуборочный комбайн, у колес которого лежали и мычали три грязных коровы с огромными и недоенными вымями. Собрав у девушек заколки, одолжив у ребят пару навороченных айфонов, найдя в развалах ботвы вилы, газовый ключ и книгу «Основы законадательства республики Сьерра-Леоне», наш герой походкой Егора Прокудина из «Калины красной» направился к комбайну. Студенты скептически смотрели на удаляющуся спину Перепонкина и дружно хотели к мамам.

Через пару часов в комбайне что-то затарахтело, из кабины комбайнера вылез чумазый гений и стал призывно жестикулировать. Когда юноши и девушки окружили сельскохозяйственный агрегат, они увидели чудо: по транспортеру откуда-то из машинного чрева в бункер засыпались только что-то зажаренные аппетитные чипсы. Из трубы, из которой в старой советской кинохронике зерно перетекало в кузова грузовиков, на землю вылетали огромные дымящиеся комья чего-то светло-нежного, пахнущего жареным луком и кипяченным молоком. Все кинулись подставлять, кто ведра, кто кепки, кто просто ладони. Это было настоящее домашнее вкуснющее картофельное пюре! Да ещё и со шкварочками!!! Началось безумное, неуёмное, безграничное поедалово!

Когда все объелись и, не в силах двигаться, лежали на земле с огромными пресытившимеся животами, сладко и благодушно попукивая, в кабину к Перепонкину влезла хорошая девочка Лида. Надо сказать, что в каждом коллективе есть такая девочка, поэтому все совпадения с уже фигурировавшими Лидами являются случайными. Эта Лида была крупной розовощекой брюнеткой с иссиня черной толстенной косой до колен и огромными потрескивающими от перезрелости сахарными арбузами грудей.

Такие же арбузы, только настоящие, обвивали её руки.«Угощайся… предки сейчас привезли.Хотели меня забрать домой, но я отказалась-нельзя оставлять товарищей в трудную минуту, верно?»-«Верно, Лидия.»-«Л-и-и-дия… Меня никто так ещё не называл...»-«А как?»-«Солнышко, зайка, пупсик, киса… Ещё-дай взаймы, дай списать, возьми в рот.А так ласково, Лидия, никто… А пошли к речке?»-«Зачем?»-«Я хочу тебя...» Перепонкин молчал. Он думал, что девушка не закончила фразу и ждал продолжения. Но Лида сказала всё.

Придя к реке, Лида предложила заняться сексом.«Нет, Лидия, я сексом уже много занимался. Не в яслях, конечно, и не в школе. Дома. У меня много литературы по этому предмету, я тщательно её проштудировал. Даже зачеты по сексу сдал, папе. Он сказал, что у меня хорошие способности по этому предмету и большое будущее!»-«Ну так продемонстрируй на практике свои знания! Назовем это лабораторной работой, а?»-«Но для этого нужна как минимум эрекция, ну и хотя бы немного либидо.»-«А я что, тебе не нравлюсь?!»-«Нравишься, конечно.Как товарищ, как друг, как соратник...»-«Ну а это как?» И Лидия обнажила левую грудь. Девушка была левша, поэтому эта грудь у ней была толчковой.

Перепонкин почувствовал эрекцию. Но решил не признаваться, так как по обертонам голоса, папиллярному рисунку на ладони девушки он четко знал уже, чем это может закончиться лет так через 15-20: бесформенная жирная Лидка будет пилить его за маленькую зарплату, большое разочарование в нем и свою бездетность в результате когда-то недолеченной гонореи… Усилием воли Перепонкин заставил свой писюн лечь на место, свернуться калачиком и затаиться до лучших, более либидинных времён. Напрасно просидела Лида с Перепонкиным до утренней зорьки в ожидании эрекции и бурного оргазма.

Гений рассказывал о применении быстрых нейтронов в ядерной медицине, древних рукописях, найденных при раскопках в мальтийских пещерах, пел последний альбом «Мумий Троля» и рассказывал политические анекдоты времен первой французской революции.

Когда последние надежды рассеялись в первых лучах зари, Лида встала и со словами «Ну и дурак»врезала по перепонкинской промежности-естественно, левой коленкой. И с гордо поднятой головой пошла-навстречу солнцу и новым трудовым достижениям. Минет же в голову ей так и не пришёл. Хоть думала она о нем всю ночь ежеминутно.Светало…

На следующий день, прямо на полевом стане, Перепонкина избрали бригадиром. А за одно и старостой потока, председателем профкома курса и капитаном университетской сборной по спортивному бриджу на льду. В ответной речи бригадир предложил собирать картофель новым, придуманным им только что методом. К вечеру вся картошка стояла посреди поля в мешках, никто абсолютно не устал, все весело смеялись и думали о сексе. До окончания сельхозработ оставалось еще три недели… Перепонкин предложил всем не терять время и заняться благоустройством подшефного колхоза.

Он рассказал, как из подручных материалов, которыми село было буквально завалено-навоза, осколков разбитых бутылок, окурков и другого мусора, и с добавлением трехдневной браги и ещё чего-то, можно быстро наладить производство строительных блоков, которые не развалятся и через тысячу лет. Всё это можно собрать тем же методом, что и картошку. На следующее утро воодушевленные, полные сил студенты приступили к наведению порядка на улицах. Правда, вскоре стали поступать жалобы, что пьяные колхозники всячески препятствуют, хулиганят и щипают девочек за вторичные половые признаки и пытаются проникнуть в первичные.

Перепонкин пошел по дворам, вырубая точечными ударами правого указательного пальца всех дебоширов. Обездвижив хулиганов, он делал какие-то пассы над их головами, в результате чего у всех алкашей развился стойкий антиалкогольный симптомокомплекс. Основными проявлениями этого комплекса была стойкая недельная изжога даже от запаха алкоголя, отсутствие какой-либо эйфории после его употребления, и паралич анального сфинктера.

Понятное дело, никому не хотелось быть злым и замученным изжогой засранцем, поэтому вскоре в колхозе выветрился запах этилового спирта навсегда. Отоспавшись, гладко выбритые и пахнущие спиртонесодержащими лосьенами мужики с энтузиазмом присоединились к студентам и через неделю на окраине села появились первые трехэтажные коттеджи улучшенной планировки и ухудшенной некрасивости.

Через две недели село переехало в новые дома, по ночам там раздавались страстные крики оголодавших от длительного недотраха баб.Мужики, окончательно отрезвев, выделывали такие кренделя, что доярки утром буквально ползли на фермы доить чистеньких и ухоженных коровок.Ползти-то ползли, но счастли-и-ивые!!! Вскоре в местной аптеке ни осталось ни одного теста на беременность, а по соседству открылся небольшой, но жутко прибыльный секс-шоп.

После того, когда уже студенты уехали, где-то через год колхозники разрушили свои уже не нужные старые лачуги и хибары, огородили территорию, засадили газонами, цветниками, вырыли несколько бассейнов, поставили аттракционы. Всё это накрыли стеклянным куполом и назвали кантри-клабом им.Перепонкина. Нескончаемый поток горожан и гостей из соседних областей заставил построить скоростное шоссе до города и… Впрочем, это уже другая песня. Потом как-нибудь расскажу.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //