Что же мне — ходить молиться на Лельку Прахову?!


"...Жил-был художник один...". Звали его Миша Врубель. Он был гений в свои 26 лет, но, тогда об этом знал только он сам. Однажды (все сказки начинаются с "однажды") его заметил и оценил знаменитый искусствовед профессор Академии художеств Прахов, который руководил возведением Владимирского собора в Киеве.

Эскизы росписи для собора, которые сделал никому не известный бедный художник, всех повергли в шок. Это было нечто потрясающее, по силе воздействия на зрителя не имеющее равных в мире, должное превзойти росписи Сикстинской капеллы. Пока достраивали здание собора, Прахов поручил Мише расписать иконостас в реставрируемой Кирилловской церкви.

Когда общественность Киева пришла на открытие Кирилловской церкви, случилось нечто невообразимое - в лике Богоматери все сразу узнали жену Прахова - Эмилию. Жена киевского градоначальника закричала: "Что же мне - ходить молиться на Лельку Прахову?!". Прахов, хоть и поздно, но, тоже всё понял - случилось то, что всегда случается с художниками - когда Врубель писал Богоматерь, ему позировала жена Прахова Эмилия Львовна - женщина экстравагантная и необузданная в проявлении эмоций, и художник, тоже "не от мира сего" влюбился в модель.

Он, кстати, влюблялся во всех женщин, всем делал предложения, получал отказы, с горя у всех одалживал деньги и никому никогда не отдавал. Художнику было отказано и от дома Праховых и от росписи Владимирского собора. В отчаянии художник бежал в Одессу, оттуда слал Эмилии многочисленные послания, на которые не получал ответа. Но, именно, этот скандал сделал Врубеля знаменитым. Его нарастающее безумие и экстравагантные поступки разжигали к нему интерес во всём мире. К его работам на выставках выстраивались очереди. Сам же художник вряд ли был счастлив.

Его мучали демоны, которых он отпускал на холсты один за другим всю жизнь, во многих из которых угадываются черты отвергнувшей его Эмилии; он потерял единственного сына, ослеп, умер в 1910 году и был похоронен в Питере. После революции его могила была утеряна. Её с большим трудом отыскал знаменитый фотограф Валерий Плотников и установил плиту из чёрного мрамора.

Эмилия Прахова жила долго и умерла в Киеве в 1927 году. В её мемуарах нет ни слова о Врубеле, а многочисленные письма от него её дочка, по просьбе мамы, сожгла, не читая. И мы уже никогда не узнаем, был ли роман между Художником и Дамой, или, это - легенда. Я выбираю романтическую версию, т.к. считаю, что сладкая ложь лучше горькой правды, и не понимаю, зачем разоблачать красивые легенды.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //