Что сделал Петр I для Москвы


Воротясь в августе 1698 года из Великого посольства (путешествие на Запад 250 высших российских сановников, в том числе и самого Петра, с целью создать коалицию против Османской империи) в Москву, Петр первым делом отменил в столице патриаршество. Вместе с ним из обихода москвичей исчезли и многие обряды, начиная с шествия на ослах в Вербное воскресенье и кончая представлением Страшного суда на Ивановской площади в мясопустную неделю.

Зато были введены, по западному обычаю, маскарадные действа: в такие дни устраивались комические процессии. Князь Ромодановский ездил, наряженный царем, а дьяк Зотов - под видом папы, назначенный «патриархом пресбургским, заяузским и всего Кокуя (так тогда называли Немецкую слободу. - Прим. авт.)». На Красной площади устроили «Комедийную храмину» - театр, за плату открытый для всех желающих.

Помимо прочего, при Петре был заново отстроен Новодевичий монастырь, завершено сооружение Всехсвятского каменного моста через Москву-реку, возведена Сухарева башня, построены храмы Св. Николая на Мясницкой, Иоанна Воина на Якиманке, Пресвятой Троицы на Капельках (1-й Мещанской), Петра и Павла на Басманной... Некоторые из церквей строились по чертежам, сделанным рукой самого царя.

Неподалеку от Сухаревой башни по петровскому указу разбили Аптекарский, или Ботанический сад. В Немецкой слободе разместилось здание Сената, впоследствии переведенное в Петербург. Здесь же появились навигацкая школа и первая общеобразовательная гимназия; строились и фабрики: шелковая, суконная, полотняная, магазины «на европейский манер»...

В 1707 году в Лефортове открылись «Главная Военная гофшпиталь» (ныне Главный военный госпиталь имени Н.Н. Бурденко) и госпитальная школа (ныне здание Архитектурного института на Рождественке).

Противопожарная безопасность по-петровски

Нелегким испытанием для столицы стал пожар, один из самых крупных со времен Ивана Грозного. В хрониках говорится: «19 июня 1701 года, в 11-м часу, волею Божиею учинился пожар: загорелись (в Кремле) кельи в Новоспасском подворье: и разошелся огонь по всему Кремлю, выгорел царев двор весь без остатку; деревянные хоромы и в каменных все нутры, в подклетях и в погребах - все запасы и питья. Льду много растаяло от великого пожара, не в едином леднике человеку стоять было невозможно.

Ружейная и мастерская палаты, святые церкви на государевом дворе, кресты и кровли, иконостасы и всякое деревянное строение сгорело без остатку; также и дом святейшего патриарха и монастыри, а на Иване Великом колоколы многие от того пожара разселись. И все государевы приказы, многие дела и всякая казна погорели. Дворы духовенства и бояр все погорели без остатку. Во время пожара монахов, монахинь, священников и мирских людей погибло много в пламени. Огонь был так велик, что им уничтожены были Садовническая слобода и государевы палаты в саду. Даже струги и плоты на Москве-реке погорели без остатку. В Кремле невозможно было ни проехать на коне, ни пешком пробежать от великого ветра и вихря: с площади подняв, да ударит о землю и несет далеко, справиться не дает долго. И земля сырая горела на ладонь толщиною».

Чтобы в дальнейшем избежать пожаров, Петр начал сокращать количество деревянных построек. В 1704 году им был издан указ о строительстве каменных домов в Кремле и Китай-городе. Для этого земли отбирались у бедных домовладельцев и передавались более зажиточным. Неимущим же предоставлялись участки земли в других частях города, где разрешалось строить деревянные дома, но непременно под черепичною или земляною крышей. К тому же здания предписывалось строить не внутри дворов, а по линии улиц и переулков.

С 1705 года Петр потребовал от домовладельцев следить за состоянием деревянных мостовых. В Кремле же и Китай-городе они заменялись каменными плитами. Во всех остальных частях Москвы царь распорядился мостить улицы мелким камнем. Для этого была введена особая «каменная повинность». Дворцовые, архиерейские. монастырские земли, вотчины и крестьянские дворы обязывались сдавать в казну определенное количество камней и песка для прокладки мостовых.

В 1711 году вышел очередной указ Петра - о снабжении гарнизонных частей Москвы пожарными инструментами (топорами, ведрами, лопатами и баграми). Царь как в воду глядел: 13 мая 1712 года в столице приключился новый пожар. Начавшись за Пречистенскими воротами Белого города, он за час уничтожил треть московских построек. После этого было предписано делать в печах широкие трубы и устанавливать их с фундаментом на земле. В «черных» избах требовалось ставить кирпичные печи. У тех, кто не выполнял предписание, избы просто разрушали. В летнее же время рекомендовалось устанавливать печи для выпечки хлеба во дворах или огородах. а в домах топить с мая по сентябрь лишь два дня в неделю. Состояние печей должно было проверяться четырежды в год. При возникновении пожаров жителей обязывали участвовать в их тушении. Уклоняющихся подвергали штрафам.

Борьба за чистоту и «социалка»

Москвичам предписывалось следить за чистотой на улицах. Мусор и трупы животных надо было свозить в указанное место. Домовладельцам каждое утро приходилось выметать сор. За соблюдением этого указа следили десятские (особые люди, которых выбирали по одному на каждые десять домов). Если кто-то нарушал санитарные правила, его крупно штрафовали. Запрещалось бросать мусор в московские речки, тут уж виновные не отделывались штрафом: их били батогами!

К чести Петра, он заботился не только о санитарном состоянии города, но и о здоровье москвичей. Так, царь резко ограничил рыночную продажу лекарств в Москве, поскольку неизвестные «снадобья» могли вызвать мор. В то же время, еще в 1701 году, в столице было открыто восемь частных аптек, где пациентов консультировали доктора. Первая из них располагалась. опять же, в Немецкой слободе (ныне это Аптекарский переулок).

Одним из важных «социальных проектов» Петра I было строительство в Первопрестольной богаделен для нищих. К 1717 году в Москве при приходских церквях существовало около сотни таких богаделен. В приходах и женских монастырях также устраивались приюты для подкидышей.

Брошенная столица

В 1712 году новой российской столицей стал Санкт-Петербург. Туда перебралась царская семья, туда же в 1714 году перевели из Москвы Сенат и приказы, преобразованные в коллегии.

Возведение каменных зданий в Москве было приостановлено, так как всех каменщиков «перебросилина строительство Северной столицы. Однако многие торжества государственного масштаба по-прежнему проводились в Первопрестольной. Так, в 1722 году Петр пышно отметил здесь окончание Великой Северной войны, заключение Ништадтского мира и принятие императорского титула, а в 1724 году в Успенском соборе состоялось коронование императрицы Екатерины Алексеевны, сопровождавшееся большими празднествами, ради которых были отремонтированы дворцовые здания в Кремле.

Известно, что Петр не считал нужным сохранять в Москве старинные постройки, он предпочитал возводить новые, в европейском стиле, и вообще хотел видеть Москву европейским городом. Однако традиционный облик древней столицы менялся с трудом: практически, она так и осталась смешением крепостных, дворцовых, монастырских и церковных построек с деревянными помещичьими усадьбами и крестьянскими избами. Возможно, если бы Петр не бредил тем, чтобы у России появилось «окно в Европу», ему и впрямь удалось бы превратить Первопрестольную в европейский город. Но не получилось... Впрочем. Москва при Петре все-таки значительно разрослась: если в 1701 году в ней насчитывалось всего 16 358 дворов. то в 1732-м - уже 19 417, что по тем временам было очень масштабным увеличением.

Да, у Петра не вышло существенно изменить лицо Москвы (а может. и к лучшему), но именно при нем она сделала шаг к тому, чтобы стать цивилизованным городом. Поэтому никак нельзя недооценивать того, что совершил для нее первый российский император.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //