Что очень модно в современной Японии

Представляю список явлений, которые нашли отражение в программе J-Fest, — фестиваля современной культуры Японии этого года, и позволяют составить некоторое представление о нынешней Японии.

Познакомимся с японскими поп-культурными достижениями за пределами привычного ряда из покемонов и лишенной рта кошечки Hello Kitty (хотя без них дело, разумеется, не обойдется).


Короткометражная анимация

Аниме-отрасль (японцы, вообще говоря, словом «аниме» обозначают любую мультипликацию, даже европейскую) не сводится к одним только шедеврам Хаяо Миядзаки и сериалам с гигантскими роботами — это еще и целый пласт рисованного авторского кино со своими мэтрами вроде оскароносцев Кодзи Ямамуры и Кунио Като или творческого коллектива Tochka, экспериментирующего в жанре светописи. Раз в год Агентство по делам культуры — японский аналог российского Минкульта — проводит ревизию авангардной анимации и видеоарта в рамках Media Arts Festival Tokyo, после чего фильмы и клипы — лауреаты данного смотра отправляются в мировое турне. Две таких подборки продемонстрированы на J-Fest.

«Гандам»

Одновременно с выпуском на экраны «Звездных войн» Джордж Лукас предложил зрителям целый сонм сопутствующих товаров — от комикс-адаптации до настольных игр. Не исключено, что практику предельно агрессивного мерчандайзинга он подсмотрел у японцев, к концу 1970-х плотно завязавших анимационную отрасль с игрушечной индустрией. В частности, аниме «Гандам» не выросло бы в один из величайших медийных феноменов современной Японии без активной поддержки корпорации «Бандай», выпускающей сотни наименований сборных моделей роботов, звездолетов и боевых машин из этой научно-фантастической вселенной. Топ-менеджер «Бандай» Сатору Мацумото выступил в Москве с лекцией о специфике своего бизнеса на примере коллекционных пластиковых моделей, расходящихся миллионными тиражами.

Кириэ



Поистине массовое увлечение западной (в первую очередь, конечно, американской) культурой парадоксальным образом не мешает японцам поддерживать на высочайшем уровне традиционные искусства и ремесла, время от времени если не изобретая их заново, то, по крайней мере, находя новые креативные импульсы для развития каллиграфии, оригами, живописи сумиэ, техники вышивания на шарах тэмари или кириэ — аппликации на цветной рисовой бумаге васи. Мастер кириэ Сю Кубо в рамках J-Fest продемонстрировал, как, имея в распоряжении только лезвие и стопку листов собственноручно окрашенной бумаги, можно создать убедительный объемный мир, обладающий неоспоримой художественной ценностью.

«Гинтама»

Насчитывающие многие десятки томов манга-сериалы определяют досуг значительной части японской молодежи — так, за приключениями действующих лиц «Гинтамы» (51 том, аниме-экранизация на 270 серий) вот уже десять лет следят десятки миллионов читателей школьного и студенческого возраста. Как «Наруто» или бесконечный «One Piece», «Гинтама» — история о параллельном взрослении героев и аудитории. Полнометражный аниме-фильм «Последняя глава: Ёродзуя навсегда», который покан в Москве, — не более чем вставная главка в метасюжет, снятая тем не менее с присущим мультипликаторам студии Sunrise мастерством и изобретательным подходом к визуальной стороне дела.

«Бунка»

Японская мода — как в своем высоком изводе, так и в уличной ипостаси, популяризированной кислотным журналом Fruits, — неплохо известна в мире. Концентрация домов моды и всевозможных ателье в районах Сибуя и Харадзюку позволяет записать Токио в число ведущих столиц мировой фэшн-индустрии. Поддержкой молодых модельеров там с 2006 года занимаются преподаватели и кураторы Bunka Fashion Graduate University (BFGU) — учебного заведения, плотно работающего по международным программам продвижения японской модной культуры на международной арене. BFGU и организаторы J-Fest привозли в Россию выставку из 25 работ наиболее перспективных японских студентов-модельеров.

Манга

Манга отличается от западных графических историй отсутствием цвета (правда, это условие соблюдается не всегда), широчайшим диапазоном затрагиваемых тем, колоссальным объемом домашнего рынка — в Стране восходящего солнца манга продается на 6 миллиардов долларов в год — и рядом чисто изобразительных нюансов, которые, правда, в последнее время сноровисто копируют рисовальщики за пределами Японии (особо преуспевают французы и бельгийцы). С 2012 года в «Японском доме» в Москве иллюстратор Юри Такаги ведет дистанционный курс обучения ремеслу манга, раскрывая секреты профессии в ходе видеолекций, предусматривающих ответы на вопросы зрителей в прямом эфире. Такие уроки-конференции прошли и на J-Fest.

Новые горизонты аниме

Закончив филфак университета Тюо, Макото Синкай некоторое время работал художником по фонам на студии по производству компьютерных игр, но вскоре переключился на создание анимационных фильмов, снискавших феноменальный успех, — притом что сам автор остается скорее иллюстратором-пейзажистом и рассказчиком историй, чем собственно мультипликатором (за что его недолюбливают коллеги по цеху). Хотя 40-летнего Синкая дежурно называют «новым Миядзаки», его фильмы уместнее сравнивать со спектаклями Евгения Гришковца, чем с работами классика студии Ghibli. Певец повседневности Синкай в своей новой картине «Сад изящных слов» (показ на фестивале 23 ноября) оформил камерный романтический сюжет филигранной, изумительного качества графикой, немыслимой в аниме других режиссеров.

Косплей

Феномен переодевания в полюбившихся героев художественных произведений сугубо японским не назовешь: ближе к концу 1930-х годов участники первых научно-фантастических конвентов в США вовсю примеряли на себя кустарные костюмы персонажей комиксов. Япония, по обыкновению, подхватила, развила и реэкспортировала увлечение, после чего уже российские фаны в начале XXI века привнесли в косплей элементы театрализованного шоу. Сегодня сложно представить игровую выставку или аниме-фестиваль без элементов маскарада, косплееры со всей планеты каждый год состязаются на World Cosplay Summit в японской Нагое, а на московском J-Fest ожившие герои манга соседствовали с «готическими Лолитами» и отважными людьми, в мельчайших деталях воспроизводящими наряды исполнителей японской рок-музыки.

Cool Japan

Российский J-Fest и аналогичные мероприятия в других странах — примеры политики «мягкой силы», на которую налегают японские власти, схлестнувшиеся с Южной Кореей в борьбе за статус самого интересного и прогрессивного государства Азиатско-Тихоокеанского региона. В ситуации, когда корейские поп-исполнители завоевывают один рынок за другим, ставка в приумножении «валовой национальной крутизны» Японии делается на «поп-культурную дипломатию» и ее послов вроде Такамасы Сакурая, в прошлом журналиста, а ныне эдакого человека-покемона, бьющего по площадям обзорными лекциями — запоминающимися, не особо содержательными, странными до неловкости и в целом укрепляющими имидж Японии как «ведущего поставщика сумасшедшей фигни с 1960 года», если пользоваться формулировкой с известной картинки-демотиватора.





Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //