Чем обернется для Прибалтики эмбарго России на конфетки и шоколадки


В ответ на продление санкций против России в Россельхознадзоре предлагают расширить продовольственное эмбарго на цветы и шоколад из стран ЕС. Эти меры носят предварительный характер: из-за девальвации рубля и прочих проблем экономики, вызванных санкциями, производство российской шоколадной продукции находится не в лучшей форме.

Поэтому странам ЕС, включая активнее всех добивавшихся санкций страны Балтии, проблемы в российской экономике вернутся бумерангом: за кризис российских производителей прибалты могут поплатиться гибелью собственной кондитерской индустрии, продукция которой экспортируется в основном в Россию.

«На полках российских магазинов размещаются элитные сорта шоколада из Евросоюза, например, из Бельгии, Франции, Германии. И это — именно тот сегмент рынка, который наши производители хотели бы занять. Ведь у нас есть возможности производить шоколад элитных сортов», — заявил заместитель главы Россельхознадзора Алексей Алексеенко.

По его словам, повысить вероятность вынесения решения правительства о расширении продовольственного эмбарго может наличие «ярко выраженного интереса отрасли», а также политические события.

Политическую основу для расширения списка запрещенных товаров только что создал Евросоюз, проигнорировавший участие в России в мирном урегулировании на Донбассе и продливший антироссийские санкции еще на полгода. Под «ярко выраженным интересом отрасли» имеется в виду заинтересованность в ответных санкциях тех отраслей российской экономики, развитие которых затруднено из-за девальвации рубля, ограничений для российских промышленных и финансовых компаний на Западе. Например, это касается российских поставщиков цветов и шоколада.

После резкого подорожания импортных ингредиентов для производства шоколадных изделий (а закупочные цены на какао-продукты из-за девальвации рубля в прошлом году выросли на 50%) российские кондитерские фабрики оказались на грани банкротства: по данным Росстата, производство шоколада в России только в марте сократилось на 21,3%. Для спасения кондитерской отрасли срочно нужны протекционистские меры.

Поэтому, после неизбежного теперь симметричного продления контрсанкций России еще на полгода, список запрещенных товаров может пополниться как раз за счет шоколадной продукции.

Как подчеркнул руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт, ограничение поставок шоколада «имеет смысл для поддержки отечественных производителей».

Что же касается цветов, то цветочная продукция (как срезанные цветы и бутоны, так и семена, клубни, черенки, цветочные луковицы) импортируются в Россию преимущественно из Нидерландов. Однако не для всех из них именно Голландия является страной происхождения — часть цветочной продукции прибывает в порт Амстердама из Латинской Америки и далее перевозится в Россию либо морским путем, либо фурами. «Многие другие страны (кроме стран ЕС) готовы нам поставлять цветы, да и своя отрасль в случае эмбарго начнет потихоньку восстанавливаться.

Также давно звучат призывы к тому, чтобы поставки цветочной продукции из Латинской Америки шли напрямую, а не через те же Нидерланды», — говорит о планах правительства РФ по части цветочного импорта замглавы Россельхознадзора. То есть в данном случае запрет направлен не только против стран-производителей, но и против стран-транзитеров. В том числе против стран Прибалтики с их грузовыми портами и прочей логистической инфраструктурой — это еще одна, пусть очень маленькая, но все-таки мера по дальнейшему размежеванию с ними.

Но гораздо важнее для Литвы, Латвии и Эстонии возможный запрет шоколада, потому что шоколадную продукцию в этих странах тоже производят, причем экспортируют преимущественно в Россию.

Крупнейшей кондитерской фабрикой Прибалтики является литовская «Пергале», поставляющая в Россию шоколадные плитки и наборы конфет. Производство было основано в 1952 году, поэтому возможное банкротство фабрики литовскому правительству можно будет списать на «преодоление последствий оккупации». Чего не скажешь о расположенной в Шяуляе конфетной фабрике «Рута», основанной в 1913 году литовским кондитером Антанасом Грицявичюсом. Тем более этого нельзя сказать о получившей за почти полтора века существования звание легендарной кондитерской фабрике «Лайма» в Латвии, производящей, помимо шоколадной продукции, печенье и мармелад, драже и вафли, торты и карамель.

В позапрошлом году в Риге был открыт музей шоколада «Лайма», фирменные магазины фабрики и столбовые часы «Лайма» входят в число обязательных для посещения туристических объектов латвийской столицы. В случае Эстонии схожее место занимает знаменитый бренд «Калев»: кондитерская фабрика, основанная еще в 1806 году и названная впоследствии в честь героя эстонского национального эпоса. Со времен Российской империи «Калев» славится конфетами ручной работы, марципаном и шоколадными плитками с северными ягодами.

Все эти фабрики и бренды, представляющие собой часть исторического и культурного наследия стран Балтии, удалось сохранить в период тотальной деиндустриализации постсоветской Прибалтики благодаря близости огромного российского рынка и отчасти — благодаря узнаваемости среди российских потребителей и в чем-то даже ностальгии.

Разговоры о переориентации экспортных потоков на запад в случае с шоколадом и прочими сладостями будут так же бессмысленны, как и с любой другой прибалтийской продукцией. «Молочке» год назад прибалтийские политики уже обещали дружно рынки ЕС, однако никто в Западной Европе с тех пор с пармезана на «Свалю» и «Джюгас» не перешел. Столь же наивно будет теперь предрекать, что союзники по ЕС откажутся от бельгийского и швейцарского шоколада, и станут есть продукцию «Лаймы» и «Калева».

Ухудшающееся положение экономик Литвы, Латвии и Эстонии является следствием внешнеполитических "побед" их руководителей.

Они добивались санкций — получили санкции. Они предвкушали со злорадным торжеством, как санкции ударят по российской экономике — после падения рубля многие отрасли производства в России переживают кризис.

Только такие успехи политиков возвращаются бумерангом в их страны, и банкротство кондитерской отрасли Литвы, Латвии и Эстонии станет следствием трудностей, созданных санкциями для кондитерского производства в России.

И едва ли это заставит правящих в Прибалтике политиков одуматься. Год назад у них уже была такая возможность после продовольственного эмбарго. Однако вместо того, чтобы скорректировать свою внешнюю политику и сделать её хотя бы нейтральной, Литва, Латвия и Эстония стали втрое громче прежнего вопить о надвигающейся на них российской агрессии, видеть во сне и наяву «зеленых человечков», занялись травлей инакомыслящих из числа своих граждан (и неграждан), принялись составлять «черные списки» и разворачивать на границе неугодных экспертов и артистов.

Привлекли к себе внимание всего мира разговорами о том, что следующими после Украины станут их маленькие, но гордые республики, добились такого успеха в ведении информационной войны, что нападение России на страны Прибалтики стало казаться уже свершившимся фактом.

Тогда уже не для всего ЕС, а персонально для них запретили прибалтийские шпроты. Вероятные новые запреты на ввоз будут касаться всего ЕС, но если лидеры балтийских стран не уймутся, то что мешает в пандан к продовольственному эмбарго запретить что-нибудь персонально для них? Например, транзит.

И останется из всего реального сектора у Литвы, Латвии и Эстонии одна алкогольная продукция — пиво «Швитурис», ликер «Вана Таллин» и Рижский бальзам.

Все это местные политики и будут употреблять, закусывая шоколадом и шпротами. Это будет одновременно и праздник в честь очередной международной победы над Россией, и поминки по собственной экономике.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //