Быть партнером США не выгодное занятие


Сбербанкофобия. Пропитанная ненавистью, лживая статья о Германе Грефе, главе Сбербанка России


Быть партнером Америки не выгодное занятие. Центр мирового капитализма не только может давать «подряды», но и забирать влияние, возможности, а следом – капиталы. Великобритания испытывает это на себе.

В минувшем году россияне так были заняты скачками курса рубля, что не заметили два аналогичных события в Европе. Вместе с отечественной валютой просел евро, а заодно – и британский фунт стерлингов.

Его уже давно уже не чеканят из серебра. И он давно уже не является символом необъятной Британской империи. Ее солнце закатилось. Однако фунт стерлингов приспособился к новой реальности, к реальности нелиберальной глобализации трех последних десятилетий.

Правда, случилось это нелегко. В 1992 году фунт обвалился к доллару, показав, что вместе с Советским Союзом крушение потерпела и старая Англия. Любимица российских либералов Маргарет Тэтчер доигралась в реформы, и фунт пришлось девальвировать: он тонул после разгрома некогда хребтовых для британской экономики отраслей.

С падением фунта в начале 1990-х годов опустился и геополитический вес Англии по сравнению с США. Джордж Сорос не зря имел немалый кредит, играя на понижение. Игра эта оказалась чрезвычайно выгодной его отечеству. Но, прошло время, и фунт уже не казался валютой, склонной к быстрому падению.

Пусть Британия далеко ушла от своего старого индустриального порядка, но она была финансовым центром. Привлекательным, даже очень. Так было до последнего времени, когда вторая волна кризиса покатилась по Европе. Дошла она и до Англии. И фунт повалился снова.

В 2007 году за единицу британской валюты давали два доллара США. Однако Англия вошла в первую волну кризиса рука об руку с Соединенными Штатами и врозь с континентальной Европой. Причем вновь, как и в 1992 году, проявилась слабость экономики и финансовой системы Британии, ее вторичный к США характер.

В результате весной 2009 года за один фунт давали уже 1,4 доллара. Наступившее затем укрепление британской валюты сопряжено было с весьма резкими ее колебаниями. В результате последнего укрепления в июле 2014 года за него давали 1,7 долларов.

Но британская экономика не случайно считается одной из наиболее пострадавших от мирового кризиса. Потому падению фунта в 2014-2015 годах не стоит удивляться. Ныне за единицу британской валюты дают 1,5 долларов, и это еще не конец истории, несмотря на некоторое укрепление валюты весной. Подобное можно сказать и относительно евро. Для обеих западноевропейских валют вновь настает трудное время. Однако фунт, вероятно, будет штормить больше, чем евро.

Но пока он держится, несмотря на немалый отток капиталов. И если кто-то думает, будто недвижимость в Лондоне будет дорожать вечно, то стоит припомнить историю других старых центров капитализма. Утратив промышленное лидерство (как давно утеряно оно Англией), долгие десятилетия страны могут оставаться финансовыми центрами. Большие кризисы выбивают и с этих позиций. Потому Англия должна будет сойти на ступеньку, а то и на две, вниз после США.

Быть младшим партнером Америки не всегда выгодное занятие. Центр мирового капитализма не только может давать «подряды», но и забирать влияние, возможности, а следом – капиталы. Увы, бывшая метрополия североамериканских колоний не имеет выбора. Она давно проиграла конкуренцию как сверхдержава и попала в подчиненное положение к США.

И сегодня Великобритания – это финансовый центр второго порядка. Он выделяется на фоне Бельгии, ФРГ или Австрии, но не перестает быть уязвимым. Причем 2,8% рост ВВП в минувшем году не должен нас обманывать. Показатель этот всегда легко «подкрутить», а вот просадка курса фунта более показательна.

Во время апрельской конференции по второй волне кризиса в РЭУ им. Г.В. Плеханова автор статьи имел по фунту дискуссию с британским коллегой – Джеймсом Мидуэй, старшим экономистом Нового экономического учреждения. Он время от времени выступает на Russia Today.

По его мнению, ныне имеются все основания для дальнейшего ослабления фунта. Замедление роста английского ВВП в первом квартале текущего года лишь легкий намек на предстоящую волну ослабления фунта. Подобная волна ждет и евро. Причем нельзя пока сказать какая из европейских валют потеряет к доллару больше. Хотя положение британской валюты выглядит более уязвимым.

Газета The Times сообщает, что в последние 15 месяцев Великобритания лишилась 365 млрд долларов. Естественно, Самое популярное объяснение бегства капиталов – отплытие «российских денег». Однако дело обстоит не вполне так. И не бегство российских капиталов заставляет беспокоиться на предмет устойчивости фунта в 2015-2016 годах.

Деньги выходят сразу из двух рискованных сфер: из британских банков и из фунта. И самым пустяшным последствием такого поведения капиталов будет спад продаж на английском рынке недвижимости, да и просадка в торговле. Проигрывают не инвесторы, а сам остров.

Британия готовится к возвращению в депрессивное состояние, если только стабилизацию после первой волны кризиса можно назвать перерывом в ней. Причем совершенно неверно связывать проблемы фунта и Англии с Украиной, Москвой или местной политикой. С чего вообще инвесторы должны доверять вялой и неустойчивой британской экономике? Хлебнуть фунт лиха не хочется никому.

Соединенные Штаты как финансовый центр пока выигрывают от проблем Старого Света. Причем зависимость его от Америки возрастает, что лишь поднимает жажду добраться до постсоветских экономик. Они должны позволить решить все проблемы точно так, как это произошло в начале 1990-х годов.

И хотя события на Украине уже показали, что ларчик этот не так просто открывается, интерес западного капитала не пропадает. Удовлетворится ли он? Избавятся ли фунт и евро, а заодно финансовая система Запада от качки? Сомнительно, очень сомнительно.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //