Боевые лазеры СССР. Восстановление

В России намерены возобновить создание проточного лазера на углекислоте, разработанного в СССР. Разработкой подобного лазера занимались специалисты Советского Союза в 70-х годах. Однако из-за прекращения финансирования проект вынуждено был закрыт.

Полигон, где производились испытания, отдали Казахстану. Но вся технологическая база проекта располагается на сегодня в Москве. В период СССР удалось сконструировать углекислый лазер со способностью поражать вражеские самолеты и баллистические ракеты. Испытания проводились на монете 5 копеек. Устройство с легкостью попало в цель.

Возобновление работ над проектом является весьма актуальным в настоящее время в связи с наращиванием в Восточной Европе системы противовоздушной обороны, передает "Южный Федеральный".

***
Началом советской лазерной программы можно считать тот день, когда группа именитых ученых – это были Н.Г. Басов, Ю.Б. Харитон, Г.В. Кисунько и Е.Н. Царевский – направили в ЦК КПСС записку о принципиальной возможности использования оптического квантового генератора (название лазера, применявшееся в советской науке в то время) в противоракетной обороне. В записке утверждалось, что при соответствующем развитии лазерных и некоторых других технологий вполне возможно создать боевую установку, которая направленным лучом будет поражать боевые блоки вражеских баллистических ракет. Поскольку совсем недавно был Карибский кризис, чуть не приведший к ядерной войне, а ракеты вероятного противника год от года становились все совершеннее и несли все больший заряд, предлагалось провести некоторый объем работ по лазерной ПРО.

Предложение рассмотрели в Центральном комитете и одобрили. В 1966 году вышло постановление Правительства СССР о начале работ по программе «Терра-3». Требовалось создать лазер с энергией излучения не менее 1 МДж, а также системы обнаружения и наведения для него. Вся экспериментальная установка получила название НЭК (натурный экспериментальный комплекс); о присутствии в комплексе лазера из соображений секретности в названии не говорилось. Работу поручили ОКБ «Вымпел», позже к ним присоединится ЦКБ «Луч» (будущее НПО «Астрофизика»). Также к работам по «Терра-3» привлекались ведущие институты, в том числе, ВНИИЭФ и ФИАН. Испытывать НЭК планировалось на полигоне №10, он же Сары-Шаган, в Казахстане (район озера Балхаш).

Оставшиеся годы десятилетия во всех привлеченных организациях шла напряженная работа по теме, а уже в 1970-м на полигоне началось строительство НЭК. На этом этапе в проекте были заняты лучшие умы отечественной оборонки, достаточно посмотреть лишь на руководство программы: это и академик АН СССР Б.В. Бункин, и академик Е.П. Велихов, и член-корреспондент Академии Н.Д. Устинов. Строительство комплекса продлилось до конца 72-го, а после начались испытания различных систем. В ноябре следующего года были проведены первые испытания установки в боевом режиме – тогда была поражена стационарная мишень на сравнительно небольшом расстоянии. Тем не менее начинать с чего-то было надо, и даже такая «мелочь» пошла впрок. В 1974 году НЭК показали делегации из Министерства обороны во главе с министром А.А. Гречко. В ходе показательных стрельб лазер уничтожил учебную цель, размер которой был сравним с размерами монеты номиналом в пять копеек. На первый взгляд, это больше похоже на чистую «показуху», но при более тщательном рассмотрении тех стрельб можно прийти к выводу о совершенстве системы наведения комплекса.



Высокое начальство Миобороны оценило результаты работ по проекту «Терра-3» и приказало приступить к созданию нового комплекса, большей мощности и большей эффективности. Вскоре был построена новая система, получившая название 5Н76. Основная аппаратура и командный пункт боевой лазерной станции находилась в одном здании, зашифрованном как «41/42В», рядом с ним пришлось построить дополнительное сооружение для размещения в нем генераторов. К моменту начала строительства в распоряжении ученых не было подобной аппаратуры достаточной мощности – пришлось ставить менее мощные генераторы, но зато имеющиеся в наличии.

5Н76 успели запустить еще в 70-х и эксплуатировали до конца следующего десятилетия. Подробностей о ходе работ нет – прошло не так уж много времени, чтобы их рассекретили. Вообще, следует сделать одну важную оговорку: все советские лазерные проекты хорошо и надолго засекречивались, и из-за этого даже сейчас, спустя почти полвека после постановления о «Терре-3», в открытом доступе находится гораздо меньше информации, чем хотелось бы. В частности, до сих пор точно неизвестно, лазеры какого типа применялись в программе «Терра-3». В разных источниках (от вполне уважаемых до сомнительных) упоминаются разные конструкции – от газовых и твердотельных до химических и лазеров на свободных электронах. Именно эта секретность и порождает разные домыслы. Например, есть информация (подтверждений или опровержений ей нет), что в октябре 1984 года шаттл «Челленджер», пролетая над Казахстаном, попал под луч лазерной установки, после чего экипаж ощутил недомогание, а ряд систем шаттла засбоили. Насколько это правда – тоже неизвестно.

Если существует возможность сбить лазером боевой блок стратегической ракеты, когда он уже вошел в атмосферу, наверное, можно атаковать и аэродинамические цели: самолеты, вертолеты и крылатые ракеты? Этой проблемой тоже озаботились в нашем военном ведомстве, и вскоре после начала «Терры-3» вышло постановление о запуске проекта «Омега» — лазерной системы ПВО. Состоялось это в конце февраля 1967 года. Создание противовоздушного лазера поручили ОКБ «Стрела» (немного позже его переименуют в ЦКБ «Алмаз»). Относительно быстро в «Стреле» провели все необходимые расчеты и сформировали примерный облик зенитно-лазерного комплекса (для удобства введем термин ЗЛК). В частности, требовалось поднять энергию луча как минимум до 8-10 мегаджоулей. Во-первых, ЗЛК создавался с оглядкой на практическое применение, а во-вторых, сбивать аэродинамическую цель надо быстро, пока она не достигла нужного ей рубежа (для самолетов это пуск ракет, сброс бомб или цель в случае с крылатыми ракетами). Поэтому энергию «залпа» решили делать примерно равной энергии взрыва боевой части зенитной ракеты.

В 1972 году на полигон Сары-Шаган приехала первая аппаратура из состава «Омеги». Сборку комплекса вели на т.н. объекте 2506 («Терра-3» работала на объекте 2505). В состав опытного ЗЛК не вошел боевой лазер – он еще не был готов – вместо него установили имитатор излучения. Попросту говоря, лазер меньшей мощности. Также установка имела лазерный локатор-дальномер для обнаружения, опознавания и предварительного наведения на цель. С имитатором излучения отработали систему наведения и изучили взаимодействие лазерного луча с воздухом. Лазер-имитатор был выполнен по т.н. технологии на стекле с неодимом, локатор-дальномер имел в своей основе рубиновый излучатель. Помимо особенностей эксплуатации лазерной системы ПВО, что несомненно было полезно, был выявлен и ряд недостатков. Главный – ошибочный выбор системы боевого лазера. Выяснилось, что стекло с неодимом не может дать требуемой мощности. Остальные же проблемы без особого труда решались меньшей кровью.

Весь полученный на испытаниях «Омеги» опыт применили при создании комплекса «Омега-2». Главная его часть – боевой лазер – теперь построили по быстропроточной газовой системе с электрической накачкой. Веществом для активной среды был выбран углекислый газ. Прицельную систему делали на основе телевизионной системы «Карат-2». Итогом всех доработок стали дымящиеся на земле обломки мишени РУМ-2Б, впервые это случилось 22 сентября 1982 года. В ходе испытаний «Омеги-2» было сбито еще несколько мишеней, комплекс даже рекомендовали для использования в войсках, но не то что превзойти, даже догнать по характеристикам существующие ЗРК лазер так и не смог.

В 1978 году ЦКБ «Луч» было преобразовано в НПО «Астрофизика». Примерно в это же время на «Луче», предприятии под руководством генерального конструктора Н.Д. Устинова, начались работы по созданию мобильного лазерного оружия. Первым проектом стал «Стилет». По замыслу авторов, эта машина должна была обнаруживать на поле боя вражеские бронемашины, определять расположение их оптических приборов и поражать последние точно направленным лучом лазера.

На шасси от самоходки САУ-100П был установлен лазер 1К11 и соответствующее оборудование. Лазер мог работать в слабом режиме для целеуказания управляемому оружию и в сильном – в таком случае на расстоянии около 5-7 километров (в источниках приводятся разные данные) ощутимо повреждались фотоэлементы оптических систем и передающие трубки телекамер. При соответствующем стечении обстоятельств вражеский танкист, смотрящий через оптический прибор, мог получить серьезный ожог сетчатки. При этом дальность действия «Стилета» превышала дальность огня большинства танков. Наводка лазерной установки на цель по горизонтали осуществлялась поворотом башни, по вертикали – за счет системы зеркал. В 1982 году были построены две опытные машины с немного различающимся составом дополнительного оборудования. Серийно «Стилет» не строился.

Одновременно со «Стилетом» в «Астрофизике» разрабатывался другой самоходный лазерный комплекс, на этот раз предназначенный для борьбы с воздушными целями. Машина «Сангвин» внешне похожа на зенитную самоходку «Шилка», с той разницей, что у первой вместо пушек установлен блок лазерного излучателя. Наведение также осуществлялось почти как на «Шилке»: поворотная башня и наклонное устройство излучателя. Также «Сангвин» имел дополнительный маломощный лазер-дальномер и обновленную систему управления огнем (правильнее будет сказать «светом» или «лучом», не так ли?). На испытаниях, начавшихся в 1983 году, «Сангвин» показал, что он не только может определить оптическую систему воздушной цели, но и успешно ее поразить. При этом на дальностях свыше 10 км оптика цели «ослеплялась» на несколько минут, а на дистанциях в 8-10 км уже начиналось разрушение чувствительных элементов оптики. Точных данных о количестве выпущенных «Сангвинов» нет (секретность, что поделать), но как минимум один экземпляр сделан был.

«Стилет» и «Сангвин» были, без сомнения, хорошими образцами техники. Но у них был один существенный недостаток: один лазер. В боевой обстановке это означало, что противник, установив на свою оптику соответствующие светофильтры, может не опасаться сильных повреждений электроники или глаз. Ответ на светофильтры напрашивался сам собой – поставить на самоходку несколько лазеров разного диапазона, против которых не поможет даже пакет из разных фильтров. В 1991 году на специально доработанные шасси и рубку самоходной гаубицы «Мста-С» установили сразу пакет лазеров. Получившаяся машина была названа 1К17 «Сжатие». На фотографиях видно, что самоходка имеет 12 лазеров (два ряда по шесть штук) и сопутствующую оптику: лазерный дальномер, объектив системы наведения и два прицела (дневной и ночной).

Каждый лазер имеет собственные приводы для наведения на цель. Относительно самих лазеров имеется две версии: по одной, специально для «Сжатия» в лаборатории была выращена дюжина 30-килограммовых кристаллов рубина, по другой – лазер не рубиновый, а так называемый Nd:YAG (твердотельный лазер на основе алюмо-иттриевого граната с добавками неодима). Тем не менее оба варианта обошлись бы производителю в копеечку и требовали больших энергозатрат. Для снабжения лазеров электричеством «Сжатие» имело дополнительную силовую установку, приводившую в движение специальный генератор. Государственные испытания машины, судя по рекомендации к принятию на вооружение, прошли успешно. Однако на том, похоже, дело и кончилось. СССР распался, и уже стало не до «Сжатий».

Работы по лазерным системам ПРО и ПВО на полигоне Сары-Шаган с переменным успехом шли до начала 90-х. После развала Советского Союза вся важная аппаратура была увезена с полигона.





Наш Telegram @VerrDi для настроения
Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //