Байкал. Какой маршрут выбрать и как подготовиться


Есть такая аксиома: на Байкале хоть однажды должен побывать каждый. Но что здесь делать простому городскому жителю? Раньше он, например, любил турецкие и египетские олинклюзивы, а тут — российское далёко. Ходить в поход он не умеет, рыбу — в жизни не ловил. Что ж, в прошлом октябре Арсений Виноградов лично проверил три интересных направления для такого туриста.

Где Россия, южная оконечность озера Байкал, Слюдянский район Иркутской области, Кабанский и Тункинский районы Бурятии

Как Самолетом (или поездом) до Иркутска, далее на электричке, поезде, автобусе, такси или автомобиле до Байкала

Когда Круглый год. Летом — наплыв туристов, осенью — сверхъестественная красота и грибы

Зачем Увидеть своими глазами, что значит занюханная фраза «Байкал — жемчужина Сибири». Почувствовать энергетику тектонически живой земли. Сравнить свой след со следом медведя. Пройтись по (почти) заброшенной железной дороге начала ХХ века. Съесть омуля, в конце-то концов

Устье Ангары, поселки Листвянка и Байкал, города Слюдянка и Байкальск... Впервые оказавшись на Байкале, ты, скорее всего, найдешь себя где-то здесь. Из этого и будем исходить: ты — на озере, сезон — не купальный, погода — благоприятная, хочется не совсем бессмысленно провести время. Куда податься?

Приехали

Прилетев в Иркутск, смотри не обманись, как некоторые. Город стоит на Ангаре. Река в черте города перегорожена плотиной ГЭС, из-за чего разлилось широкое Иркутское водохранилище. Выглядит и правда озером, но это еще не Оно. До ближайшего берега Байкала — 70 км на восток. Но мы держим путь южнее — в Слюдянку и далее в Байкальск.

Такой маршрут до озера дольше (часа полтора-два), но зато и Байкал здесь открывается иначе. Дорога выруливает из очередного поворота — и вот тут лучше бы притормозить. Шоссе спускается с холма, внизу — город, а вдаль тянется узкая, длинная, не до краев заполненная чаша. Самая глубокая в мире, если говорить об озерах, но ты этого еще не осознаешь, просто знаешь. А не до краев заполненная — из-за того, что Байкал на всем видимом протяжении охвачен горными грядами, как будто кто-то из него отпил, но и другим оставил.

До Байкальска — еще минут 40 езды. Кидаем вещи в гостинице на окраине городка и на закате спускаемся к берегу. Ожидаешь величия, но видишь просто красоту: небо меняет оттенки как вздумается, сосны склоняются над едва плещущейся водичкой, кругом разбросаны обмылки деревьев. Это и есть Байкал? Просто уходящая за горизонт гладь то ли озера, то ли моря?

Это и есть Байкал? Просто уходящая за горизонт гладь то ли озера, то ли моря?

А под ногами — удивительная вещь, красный песок. Кто-то начинает злословить в адрес закрытого пару лет назад целлюлозно-бумажного комбината: дескать, вот оно, подлое индустриальное эхо. Но нет, песок по-честному красный — в его составе есть гранат, и такое мало где встретишь.

Не спеша доходим до обустроенной прямо на берегу бани — ее мостки призывно уходят в воду. Смельчаки из нашей команды залезают в воду без всякой предварительной парилки, задорно орут, выскакивают обратно, а я тяну носом — чертова московская простуда! — и молча завидую. Звезд ночью — полное небо. В Москве так ярко светят только кремлевские рубины. Да и те не так.

Хамар-Дабан

Новое утро начинается с нависших облаков, дождичка и пяти градусов тепла — самое время прогуляться по сырым тропам Байкальского природного биосферного заповедника. Его администрация (единственно легальный для туриста вход на территорию) находится в поселке Тахной в часе езды от Байкальска. Это уже Бурятия.

Сам заповедник — это почти 170 тысяч гектаров строго охраняемой природы, большой квадрат, один бок которого оперся на Байкал, а противоположный — обхватывает хребет Хамар-Дабан, ползущий по восточному берегу озера в сторону Улан-Удэ.

Первые шаги по заповедной территории весьма комфортны: для короткой прогулки тут сооружен деревянный настил, по которому хоть с детской коляской носись. Но стоит с него сойти и немного углубиться в лес, как тут же натыкаемся на след — свежий медвежий. «Это маленький!» — усмехается егерь, наш проводник, и все спешат сравнить медвежью лапу со своей. Я бы сказал, у этого парня размер сороковой. Если с когтями.

Не знаю, любишь ли ты покой — но прогулка по заповеднику настраивает на медитативный лад. Идешь себе по тропе, внизу под 30-метровым обрывом вьется горная река, ярко горят ягоды рябины. На старте всем выдали палки для трекинга — кто-то прицепил их к рюкзаку, кто-то под мышкой тащит, кто-то настроил более-менее удобную длину и имитирует лыжный ход. И что-то в этом есть: во-первых, четыре точки опоры на скользких корнях лучше, чем две, во-вторых, все тело работает, а не только ноги с головой.

Впрочем, голова постепенно отключается, отдыхает. Где-то к середине прогулки ты уже можешь посмотреть на себя с высоты самолета, на котором вчера прилетел. Середина Сибири. Горные отроги. Холодные реки. От города до города — совершенная глушь, и где-то там внизу маленькая точка, серый капюшон — ты. И ты теперь можешь честно сказать: «Я там был, и это удивительные места. Там даже в самую тихую погоду чувствуешь напряженную энергетику тектонически живой земли. Может, это и не единственное такое место на планете, но на Байкале я почувствовал это в первый раз».

А теперь спустись вниз. Чем это занимается серая точка (ты)? А, на привале у зимовья ест сваренную на костре уху из омуля. Вот и запомни: в этих краях принято расхваливать копченого омуля (известное дело: говорим «Байкал» — подразумеваем «омуль»), однако уху из него мало кто пробовал. А она ничуть не хуже: прозрачная, как слеза нерпы, и ароматная, как три звезды Мишлена.

Зачем тебе палки?

Так называемые палки для скандинавской ходьбы — идеальный инструмент для длительных пеших походов и не только. О том, как правильно их выбирать и пользоваться ими, рассказывает Евгений Голубев, генеральный директор и тренер клуба AirFit.

1. Взяв в руки палки, ты сможешь равномернее распределить нагрузку во время ходьбы: за счет вовлечения в работу верхнего плечевого пояса будут задействованы более 90% всех мышечных групп. Другое неоспоримое преимущество в том, что снижается нагрузка на коленные суставы и на поясничный отдел позвоночника. В итоге тебе будет легче поддерживать одинаковую скорость ходьбы на большом маршруте.

2. Различают два вида палок: для hiking (горный туризм) и для nordic walking (ходьба по равнинным и холмистым участкам). Главное отличие — материал, конструкция темляка (см. ниже) и самого стержня. Для гор палки, как правило, прочнее, тяжелее и имеют обычную петлю для фиксации кисти.

3. Формула настройки длины палок (они телескопические) — твой рост х 0,68. Другой вариант: опусти руку, согни локоть строго на 90° и скорректируй длину палки под расстояние от кулака до пола. Для горных участков палки делают покороче (рост х 0,66), для прямой и слегка холмистой местности — длиннее (рост х 0,7).

4. Техника ходьбы с палками сильно напоминает классический лыжный ход, где руки и ноги работают попеременно и разноименно. Во время шага правой ногой выносишь вперед левую руку с палкой, в следующем шаге — наоборот. Самая распространенная ошибка — это неакцентированное отталкивание рукой от палки. Ты каждый раз должен чувствовать, как трицепс получает нагрузку, работает, утомляется.

5. При выборе палок обрати внимание на темляк (то, за что ты будешь ее держать). Идеально, если это система «капкан»: кисть плотно фиксируется, и, даже если ты разожмешь пальцы, палку не потеряешь. Сами палки бывают алюминиевые, карбоновые и композитные. Карбоновые — самые легкие и самые дорогие. Но зато карбон лучше амортизирует на твердом грунте, благодаря чему не перенапрягается верхняя часть трапеции и ты дольше не чувствуешь дискомфорта в шейном отделе позвоночника.

Аршан

Впереди — опять Бурятия, Тункинская долина (она тянется от Байкала в сторону Монголии), поселок Аршан. За окном, пока едем, мелькают жухлые желтые луга, на горизонте — цепь вершин, это горная система Восточный Саян. И синее небо — все цвета под стать сине-желтому гербу республики. Тут и там видны буддийские ступы (небольшие культовые сооружения), и полное впечатление, что ты уже совсем в другой стране, хотя и двух часов не прошло.

Вроде и незаметно, но мы едем в гору: если берег Байкала — это порядка 450 м над уровнем моря, то поселок Аршан у подножия Тункинских Гольцов, в 115 км по трассе от озера, расположен еще на 450 м выше. И мы пойдем еще выше. Цель — скала с народным названием Камень желаний, высшая точка, на которую можно добраться без альпинистской подготовки.

Никто не думал, что будет тяжело, но два с половиной часа движения вверх по 30–45-градусному склону дают о себе знать о-г­о-го как. Да что там — уже спустя 15 минут, после первого холмика, все смотрят друг на друга большими глазами: «Еще долго?» Еще долго. Но оно того стоило даже не в смысле преодоления себя (все-таки не сверхъестественная нагрузка), а хотя бы потому, что с каждой новой высотой открывался все более сумасшедший вид на долину. Зеркальные озера, столбы дыма от горящей травы, склоны, покрытые лесным ворсом. По-горному яркое солнце — и пронизывающий ветер, пропасть внизу — и уходящие в облако вершины.

И знаешь, почувствовать себя героем фильма «Эверест» не так уж и сложно. Когда ты, городской житель, под ногами которого обычно и лестницы сами вверх едут, оказываешься в горах, включается совершенно детское и почти забытое чувство игры во что-то настоящее. Мы поднялись всего-то на полкилометра — до отметки 1400 м, но мы карабкались, спотыкались, пытались отдышаться, делали последний рывок и с многозначительной усталостью сидели там наверху, смот­ря вдаль. Как большие.

КБЖД

До конца 50-х годов прошлого века Великий Сибирский железнодорожный путь (или, говоря по-нынешнему, Транссиб) упирался прямо в Байкал у устья Ангары, сползал вниз по берегу озера, огибал его южный край и только потом устремлялся дальше на восток. Этот участок и получил название Кругобайкальской железной дороги (КБЖД). Но затем путь спрямили, и на Байкале осталась тупиковая 89-километровая ветка от Слюдянки до поселка Байкал — в качестве памятника истории и инженерного искусства.

Ничего подобного ты, скорее всего, раньше не видел. На 89 километрах КБЖД разбросано почти 40 тоннелей, полтора десятка галерей и две с половиной сотни мостов. Попасть сюда можно несколькими способами. От Слюдянки до поселка Байкал в течение всего года катается экскурсионный поезд — с остановками, панорамными видами, едой и рассказами экскурсовода. Он того стоит, но лучше в том же Байкальске найти по объявлению шкипера с лодкой и махнуть поперек озера, чтобы высадиться на противоположном берегу, у КБЖД, в каком-нибудь безлюдье.

Вообще в переходе через Байкал есть свой смысл, и ты его не упусти. Именно там, посередине воды, даже при несильном ветре и небольшом волнении, осознаешь скрытую мощь того места, куда тебя занесло. 40 минут плавания уже позади, впереди — еще столько же, внизу — километровая глубина, и ты с ней как бы наедине. И все, что ты видишь вокруг, оно не то чтобы дружелюбное, оно просто решило позволить тебе насладиться своей красотой, и ты понимаешь, что тебе повезло дважды: ты на Байкале, и Байкал не против этого.

Но вот причаливаем. Романтика почти заброшенной железной дороги, которая была сооружена больше века назад, мало с чем сравнима. Пройдись пару километров вправо или влево — с постоянным ощущением, что где-то сзади идет поезд (а он не идет). Нырни в тоннель, украшенный датой постройки: «1903–1904». Представь, что уже в 1­910-х годах здесь ежедневно проходило до сотни коптящих небо составов, и удивись, как это так получается, что чудо инженерной мысли (в России нет другого такого насыщенного инженерными сооружениями участка железной дороги) со временем превращается в едва ли не природный объект, идеально вписанный в едва ли на самый красивый ландшафт из тех, что ты видел. И мысленно поставь жирную галочку: я был здесь. И еще одну: пожалуй, это знакомство надо продолжить.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //