Автомобильные самоделки Советского Союза


Хочешь сделать что-то хорошо – сделай это сам. Вряд ли отечественные Кулибины руководствовались мнением Фердинанда Порше, но на подсознательном уровне суть улавливали совершенно точно.

Монотонное однообразие автомобильных форм и красок в Советском Союзе, очереди на покупку и ценники машин спровоцировали появление в стране целого течения автомобильных кулибиных.

Самоделки, кустарно создаваемые умельцами в противофазе промышленного автопрома, на фоне последнего выделялись звучными именами и оригинальным дизайном, заметно проигрывая в качестве. Но те эксклюзивные купе и спорткары были автомобилями из другой жизни, знакомой по редким прогонам зарубежных фильмов на большом экране, а потому мелочей в них старались не замечать. Впрочем, как и крупного – ни один «демарш» так и не получил конвейерного продолжения…

«Ленинград»

Ты слышал о нем? Мы, честно говоря, до недавнего времени были уверены, что история самостоятельного автомобилестроения началась в стране сильно позже. Каемся, упустили из виду. Оказывается, еще в 1956 году рядовой ленинградец с инженерным образованием сконструировал и построил на «модернизированных узлах и агрегатах отечественных автомобилей» спортивный родстер.

Двухместная открытая модель с 90-сильным 3,5-литровым двигателем от представительского ЗИМа (ГАЗ-12) разгонялась до скорости свыше 180 км/ч, что позволило владельцу покрыть расстояние в 2125 км от Симферополя до Ленинграда за рекордные 20 часов. Об этом с гордостью рапортовала советская пресса тех лет, но интерес к машине быстро затерялся где-то между решениями очередного съезда КПСС и успехами хлопкоробов Узбекистана.

«ГТЩ»

Автомобиль класса GT от Щербининых – собственно, так расшифровывалась аббревиатура названия спортивного купе, созданного братьями Александром и Владимиром в 1969 году. Донорские агрегаты от ГАЗ-12, «21-й Волги» и ГАЗ-69 плюс рама собственного производства и стеклопластиковый кузов – для тех лет «Гран Туризмо» отечественного разлива считался довольно динамичным. При мощности 75 л.с. «ГТЩ» мог разогнаться до 150 км/ч. Любопытно, что многие современные «автокритики» с каким-то садистским удовольствием приписывают ему сходство с чешской Skoda 1100 GT, выпущенной компанией практически одновременно с отечественной самоделкой.

«Панголина»

Над Lamborghini Countach и DeLorean DMC-12, чья стилистика четко прослеживается в «Панголине», корпели опытные конструкторы. Наш ответ автомобильным Америке и Италии придумал и в год Олимпиады-80 оформил в металле и стеклопластике один единственный гений из народа. Инженер по образованию Александр Кулыгин из Республики Коми АССР взял за основу вазовскую «копейку» с 1,2-литровым двигателем мощностью 62 л.с. и «доработал все напильником».

Немного модифицировал подвеску, увеличил колеи сместил мотор в базу, сконструировал легкий откидной «колпак» для доступа к мотору и салону. Результат превзошел ожидания как по эффективности (максимальная скорость достигала 180 км/ч), так и по части имиджа – аэродинамичная форма кузова не раз мелькала в телевизоре и украшала собой выставочные подиумы.

«Меркурий»

Двухместное спорткупе с 1,6-литровым 75-сильным двигателем, ходовой от «шестерки» и кузовом из стеклоткани не блистало выдающимися динамическими свойствами или отточенной управляемостью. У нее была другая миссия – революционный для 1982 года дизайн автомобиля враз сворачивал головы.

Кстати, идентичный стеклопластиковый кузов, что так будоражил воображение населения, в середине 80-х получила еще одна уникальная модель по имени «Протон». Только место бензинового агрегата под капотом заняли мотор от электропогрузчика и два емких аккумулятора.

«Лаура»

Жигулевский 1.3 мощностью 63 л.с. от «пятерки», механическая коробка передач от «Запорожца», элементы подвески от «Нивы», кузов из стеклопластика и самодельный сварной каркас из водопроводных труб. Переднеприводную «Лауру» образца 1985 года выпуска причисляют к первым советским автомобилям, «просчитанным» на компьютере. Естественно, в частном порядке на договорной основе в некоем ВУЗе. Тем не менее, сам маэстро Джузеппе Бертоне, говорят, был крайне изумлен, узнав, что купе, которое засветилось на пражской выставке «100 лет автомобиля» в 1986 году, собрано усилиями всего двух человек буквально на коленке.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //