«Атака мертвецов» 13-й роты

«Русские не сдаются!» Рождение этой знаменитой фразы пресса и мемуары участников Первой мировой войны связывают именно с тем боем.

Утро 6 августа 1915 года. Немцы, осаждающие русскую крепость Осовец, начинают газовую атаку, жидкий хлор из сотен баллонов устремляется на защитников форпоста. Вскоре к газу добавляется шквальный огонь орудий. По расчетам немецких командиров, мало кто из русских мог остаться в живых после такого. Но вдруг — «мертвые» встают из могил.

«У нас не было противогазов, поэтому газы нанесли ужасные увечья и химические ожоги. При дыхании вырывался хрип и кровавая пена из легких. Кожа на руках и лицах пузырилась. Тряпки, которыми мы обмотали лица, не помогали. Однако русская артиллерия начала действовать, посылая из зелёного хлорного облака снаряд за снарядом в сторону пруссаков.

Тут начальник 2-го отдела обороны Осовца Свечников, сотрясаясь от жуткого кашля, прохрипел: «Други мои, не помирать же нам, как пруссакам-тараканам от потравы, покажем им, чтобы помнили вовек!» — вспоминает участник событий, командир полуроты 13-й роты Алексей Лепёшкин. Так началась битва, получившая позже название «атака мертвецов». Накануне 100-летия со дня начала Первой мировой войны мы решили подробно рассказать об одном из самых поразительных ее эпизодов.

«Черное время» русских крепостей

По большому счету крепостям в годы Первой мировой войны не повезло. Если на протяжении многих лет они считались главными узлами многокилометровых линий обороны и в связи с этим получали необходимое финансирование на проведение модернизации, то в годы Великой войны 1914–1918 годов они столкнулись с большими проблемами. И не только в России.

Довольно скоро выяснилось, что полевые войска могут обходить крепости, блокируя их сильные гарнизоны — иногда соответствовавшие по численности небольшой армии — и превращая неприступные цитадели в огромные каменные ловушки.

В большинстве случаев стоявшие во главе армии генштабисты энтузиастами крепостной войны не были и потому в конце концов нашли, с их точки зрения, наиболее эффективный способ избежать капитуляций сильных крепостных гарнизонов — просто оставлять крепости на произвол судьбы при отходе полевой армии, взрывая все их укрепления и оставляя неприятелю груду руин. Но за этими сухими строками, описывающими закат «эры крепостей», скрыто многое: тяжелые будни гарнизонов, грохот тысяч орудий, предательство и самоотверженность, и, наконец, один из самых известных эпизодов войны — «атака мертвецов».

В последние годы он получил широкую известность и стал символом стойкости русского солдата в годы Первой мировой (или, как называли ее в России, Второй Отечественной) войны, примерно тем же, чем для Великой Отечественной стала Брестская крепость.

Гаубица «Большая Берта», калибра 420 мм со снарядами весом в 900 кг. Дальность стрельбы — 14 км. Снаряд разрывался на 15 тыс. осколков, сохранявших убойную силу в радиусе двух километров.

Осадная мортира «Шкода», калибра 305 мм со снарядами весом 400 кг

Лето 1915 года в целом и месяц август в частности стали «черным временем» русских крепостей: именно тогда были довольно бездарно сданы Новогеоргиевская и Ковенская крепости, а Ивангородская и Осовецкая крепости по решению командования эвакуированы. При этом Осовец ни по размерам гарнизона, ни по значению совсем не мог равняться ни с Новогеоргиевском, ни с Ковно, ни с каким-нибудь Перемышлем. Это была добротная, с несколько устаревшими линиями укреплений крепость, перекрывавшая железнодорожный и шоссейный пути на Белосток.

«Там, где миру конец,
Стоит крепость Осовец,
Там страшнейшие болота,
Немцам лезть в них неохота».

Так распевали оказавшиеся волей судеб в крепости ратники ополчения.



Былые штурмы и силы сторон

Первые две попытки штурма Осовца (Подробная история обороны Осовца изложена в книге непосредственного участника событий С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец») были предприняты в сентябре 1914 года и в феврале-марте 1915 года и закончились неудачей: немцы понесли серьезные потери и возобновлять приступ не стали. Единственно, вторая попытка была серьезнее, а потерпев провал, немцы перешли к позиционной войне, активно накапливая силы и подготавливая новый штурм.

Осаждающие не сильно превосходили по численности гарнизон крепости. Однако немецкие командиры были известны своим умением создавать огромный перевес на участке главного удара, чем они и пользовались как на Восточном, так и на Западном фронтах. На этот раз 11-я ландверная (Ландвер — немецкие войска милиционного типа, аналог русского ополчения.) дивизия подготовилась к штурму крайне серьезно. Для взятия передовых Сосненской и Заречной позиций русских было решено использовать отравляющие вещества и мощную артиллерийскую поддержку.

Штурм не удался. Затем не удался еще раз. И еще. И еще. Когда русские контратаковали и начали угрожать полевым позициям немецкой артиллерии, карлушки (прекрасное прозвище немцев из русской военно-имперской пропаганды, на мой вкус куда лучше «фрицев») окончательно перестали понимать, кто тут кого осаждает, и поспешно отступили. Кампания во Франции еще не была решена и карлушки надеялись, что добив французов, они смогут обрушиться на русский фронт всей своей чудовищной мощью, а потому пока что отступили.

Вторую попытку штурма немчура предприняла в феврале 1915-го, со всей ожидаемой от немцев основательностью. Война приобрела позиционный характер, стало ясно, что никаких больше прорывов и блицкригов, а потому можно сделать то, что немцы делают лучше всего — собрать кучу пушек самого злодейского вида и начать палить из них в несчастный русский форт. Помимо просто орудий, больших орудий, громадных орудий и просто кошмарных орудий, немцы стянули под Осовец четыре «Большие Берты», полные эквиваленты «Звёзд Смерти» в реалиях Первой Мировой. Когда из «Берт» начали стрелять по фортам Льежа, бельгийский гарнизон, до этого стойко оборонявшившийся, вдруг решил что он полностью исполнил свой долг и начал разбегаться.

Потому что огонь «Большой Берты», а тем более четырёх «Больших Берт» — это не ад, это хуже. Девятисоткилограммовые снаряды проламывали бетонные перекрытия, обращая укрепления в труху. Людей давил бетон, они задыхались от пыли, в прямом смысле слова, сходили с ума от нестерпимого грохота. А ведь кроме «Берт» по Осовцу работали мортиры «Шкода» (снаряды «всего лишь» по 400 килограммов) и пушки поменьше, плюс крепость бомбили с воздуха аэропланы. В крепости все горело. Все дымилось так, что невозможно было отличить день от ночи. Русское командование, понимая, что даже героизму есть предел, попросило продержаться гарнизон еще 48 часов. В конце-концов, если даже многометровый бетон крушится в труху, то что можно требовать от людей из живой плоти!

Крепость ответила: «Так точно!» и продержалась еще полгода, при том, что только в первую неделю обстрела злобные немецкие карлушки выпустили по ней 250 000 снарядов, не считая бомб и гранат. Русским это надоело, и наши солдаты сделали то, что делают всегда, когда немцы выводят их из терпения. Организовали несколько контратак, повредив огнем крепостной артиллерии те самые «Большие Берты». Вы видели когда-нибудь лицо новорусского бандита, который только-только купил сверкающий дорогой «Мерседес» и тут вдруг на светофоре в него влетает со всей дури дедок на «Запоре»?

Вот такое лицо было и у карлушек. Они могли простить многое. Почти всё. Всё, кроме посягательства на Величайшие Пушки Круппа. И по-настоящему, до кровавых глаз, озлобились. «Мы вас за это убьем!» — зашипели карлушки, уже выпустив по крепости количество снарядов, достаточное чтобы сравнять с землёй всю Бельгию и Лихтенштейн. Русские в ответ захохотали. «Мы вас правда убьем!» Русские захохотали ещё громче. И зря!..

6 августа в 4 утра немцы развернули 30 батарей химического оружия. Отравляющие газы, смесь брома и хлора. Вдохнув в достаточном количестве, ты сначала по кускам, облёвываясь кровью, выхаркиваешь свои легкие, затем твое лицо обезображивает страшный химический ожог, а затем ты умираешь в мучительных спазмах удушения, не имея даже сил попросить, чтобы кто-нибудь тебя пристрелил. Сейчас эти волшебные ароматы из коллекции 1915-го года запрещены, потому что даже четвертование с сжиганием заживо куда более приятная смерть. Но в Первую Мировую запретов не было, а кроме того, немцы так были озлоблены стойкостью защитников Осовца, что применили бы эту убийственную дрянь, несмотря на любые запреты. Они хотели, чтобы русские сдохли. В муках. И они это получили.

Внимание, газы!

Дождавшись попутного ветра, карлушки открыли краны на газовых баллонах и через пару минут в воздухе образовалась плотная стена химического тумана. Затем стена потекла в сторону крепости, трава вокруг нее моментально желтела, листья сворачивались и опадали, несчастные птицы падали с небес конвульсирующими тушками. Всё умерло от действия ядов. В начале августа под Осовцем внезапно наступил ноябрь...

Немецкая газовая батарея готовится к атаке.

Целью атаки была так называемая Сосненская позиция, обороняемая к тому моменту четырьмя ротами. Первые три роты погибли полностью, в муках, от которых сломался бы и Христос. В последней роте уцелело около сорока человек, находившихся за гранью клинической смертью, с трудом отличавших явь от предсмертных галлюцинаций и доживавших свои последние минуты, постепенно поддаваясь чудовищной силе ядов. Их крючило, их рвало кровью, они были за гранью.

Дождавшись, пока ядовитая стена пройдет, немцы атаковали позицию, в общей сложности, семью тысячами солдат. Хотя «атаковали» слишком сильное слово. Они готовились ее занять, понимая, что выживших нет. Они шли почти прогулочным шагом, даже грозная крепостная артиллерия молчала, а небольшая часть выживших расчетов приходила в себя, и не думая стрелять. Немцы перелезли первую линию окопов, прошли вторую линию, сытые, спокойные, уверенные и немного удивлённые тем, как долго они бились об эти раздолбанные, изувеченные укрепления... Но тут... остатки 13-ой роты 226-го Землянского полка, вдруг, пошли в контратаку! С изувеченными химическим ожогами мертвыми лицами. В пропитавшихся кровью гимнастерках. Задыхаясь, кашляя и отплевываясь кусками своего мяса. Завывая от нестерпимой боли, крючась и дергаясь как одержимые дьяволом... Шипя... Цыкая легочной кровью сквозь зубы прямо в лица врагов... Они пошли в штыковую. Сорок русских мертвецов. На пороге смерти. Чувствуя, что Бога с ними нет и их ведет лишь заждавшийся дьявол. Сорок русских мертвецов ударили в штыки семь тысяч немцев.

Те побежали — не как трусы, но как люди, увидавшие перед собой то, что живому человеку видеть не положено. Они бежали не чуя ног, не видя земли, не видя ничего... Они напарывались на проволочные заграждения и повисали на них мешками разодранной плоти, они падали в окопы и ломали ноги, их как кроликов косила отдышавшаяся крепостная артиллерия. Крики офицеров, удары, выстрелы — ничто не могло остановить полнокровные немецкие части, столкнувшиеся с русскими мёртвыми. Это был уже не знаменитый русский героизм — это был сатанизм. И с сатанизмом немцы воевать отказывались.

Крепость карлушки в итоге так и не взяли, сломавшись на этапе проектирования пушки, стреляющей святой водой. Вечная слава русским героям и их доброму рогатому другу!

Из воспоминаний выживших защитников Осовца

Один пишет в своём дневнике: «Получив донесение от командира 3-го батальона капитана Потапова, который сообщил, что немцы, занявшие окопы, продолжают продвигаться к крепости и находятся недалеко уже от резерва, командир полка тотчас же приказал 8-й, 13-й и 14-й ротам выступить с форта на Сосненскую позицию и, перейдя в контратаку, выбить немцев из занятых ими наших окопов. Эти части, и в том числе 13-я рота, атаку которой возглавил подпоручик Владимир Карпович Котлинский, также сильно пострадали от газа и артобстрела и потеряли до половины личного состава (потери 14-й роты, находившейся в крепости, были меньше). Немцам обещали, что они просто займут незащищенные позиции. Однако все складывалось по-другому: навстречу им поднимались русские солдаты с обмотанными тряпками лицами, „живые мертвецы“.

Приблизившись к противнику шагов на 400, подпоручик Котлинский во главе со своей ротой бросился в атаку. Штыковым ударом сбил немцев с занятой ими позиции, заставив их в беспорядке бежать… Не останавливаясь, 13-я рота продолжала преследовать бегущего противника, штыками выбила его из занятых им окопов 1-го и 2-го участков Сосненских позиций. Вновь заняли последнюю, вернув обратно захваченные противником наше противоштурмовое орудие и пулеметы. В конце этой лихой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским дело». Котлинский умер к вечеру того же дня, Высочайшим приказом от 26 сентября 1916 года он был посмертно награжден орденом Св. Георгия 4-й степени».

Из рассказа другого в газете «Русское слово»: «Я не могу описать озлобления и бешенства, с которым шли наши солдаты на отравителей-немцев. Сильный ружейный и пулеметный огонь, густо рвавшаяся шрапнель не могли остановить натиска рассвирепевших солдат. Измученные, отравленные, они бежали с единственной целью — раздавить немцев. Отсталых не было, торопить не приходилось никого. Здесь не было отдельных героев, роты шли как один человек, одушевленные только одной целью, одной мыслью: погибнуть, но отомстить подлым отравителям.

Немцы контратаки не ожидали, они вообще считали, что на позициях никого, кроме мертвецов, нет. Но „мертвецы“ поднялись из могил. Остальное довершила наконец пришедшая в себя русская артиллерия. К 11 часам Сосненская позиция была очищена от противника, который атаку повторять не стал. В тот день русская боевая группа, столкнувшаяся с неприятелем, потеряла убитыми, ранеными, пострадавшими от газов примерно 600–650 офицеров, военных чиновников и нижних чинов. Неприятель понес большие потери».

Позиции русских войск

Как это ни печально, но судьба крепости Осовец уже была решена: поступил приказ эвакуировать ее. 23 августа здания и укрепления оставленной русскими войсками крепости взлетели на воздух, а через два дня немцы заняли еще дымящиеся руины.

Осовец был оставлен, но «атака мертвецов» 13-й роты не была бессмысленной: она стала нерукотворным памятником русскому солдату, который отдавал свою жизнь за свободу народов Европы, за то, чтобы они могли сами выбирать свое будущее.





Наш Telegram @VerrDi для настроения
Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок


Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //