Ареста имущества России как такового нет, и не предвидится. О чем молчат либералы


Давайте быстро, грубо и по делу. "Ареста" как такового - нет и не предвидится. Можно объяснить буквально на пальцах, но проблема в том, что наши журналисты заинтересованны скорее в заголовках чем в фактах и правильном понимании происходящего.

Определимся с терминами: арест - предполагает ситуацию, в которой по решению суда (или другого компетентного органа), юридическое или физическое лицо теряет возможность распоряжения своими активами.

Что мы имеем в случае Бельгии: мы имеем письма приставов, направленные в десятки организаций, среди которых есть множество европейских (например тот же Евроконтроль), с двумя вопросами:

1. У вас есть под управлением активы, которые принадлежат российскому государству?

2. У вас есть долги перед российским государством?

Если на эти вопросы будет получен положительный ответ, то следующим шагом будет требование передать эти активы приставам и/или требование заплатить по долгу уже не российскому государству, а ЮКОСу.

Круг организаций и компаний, которые получают такие письма, определяется просто: сидит клерк со списком всех юрлиц страны и решает: "Может ли быть у него какая-то связь с Россией?", если ему кажется, что есть хоть минимальный шанс - отправляется очередное письмо.

Еще это означает, что самостоятельно приставы вообще ничего не смогли найти и арестовать, а по сему приходится прибегать к такому "информационному попрошайничеству": ой помогите люди добрые, дайте арестовать хоть что-нибудь!

Можно описать ситуацию простым сравнением. Банк Икс считает, что Иванов должен ему денег и передает долг коллекторам.

Коллекторы выясняют, что самого Иванова они достать не могут и начинают ходить по родственникам и соседям с вопросами: "а у вас нет ничего, что принадлежит Иванову? А Иванов вам денег не одалживал? Если одалживал, возвращайте деньги нам! И если у вас случайно на балконе завалялся его старый велосипед, тоже отдайте его нам!"

ЕСПЧ, кстати, почти сразу открестился от этой сомнительной операции: http://regnum.ru/news/1934559.html

Скорее всего, инцидент побурлит в СМИ еще пару недель, а потом заглохнет по мере того как приставам будут приходить письма с однотипными ответами: активов РФ и долгов перед РФ у нас нет.

С учетом того, что мы живем в интересно-абсурдное время, есть (минимальный) риск того, что брюссельское правосудие пойдет на полный беспредел и попробует арестовать, например, приход РПЦ в Бельгии. По принципу взаимности, последует арест и национализация чего-нибудь бельгийского в РФ, причем есть обоснованные подозрения, что условных "бельгийских активов" в России значительно больше, чем "условно российских" в Бельгии.

Стоит учитывать еще и репутационный ущерб. Не нужно считать тех же китайцев, бразильцев, арабов или индийцев идиотами - все понимают, что завтра могут быть на месте России, ведь повод найдется, например тот же территориальный конфликт в Южно-Китайском море в случае КНР.

Выводы: Инцидент с вероятностью в 99% исчерпается самостоятельно, без долгосрочных последствий. Зато по этой теме смогут высказаться все: от Якунина и Леонтьева и до укроблогеров и шизопатриотов. Все довольны, кроме меня, которому приходится писать об этом, а не о чем-то более интересном.

©Сrimsonalter

О чем промолчали либералы

Оказывается, о многом.

Во-первых, решения ЕСПЧ не являются обязательными для исполнения. И многие страны уже отказывались от их исполнения без каких-либо ощутимых для себя последствий – в частности, Великобритания, Италия, Турция и Украина.

Теоретически за исполнением решений ЕСПЧ должен следить кабинет министров Совета Европы (КМСЕ), но он также не может никого заставить выполнять эти решения. Единственное, что он может сделать — это прекратить членство страны, отказывающейся от исполнения исков в Совете Европы (Россия вошла в него в 1996 году). Согласно Уставу Совета Европы, если страна «грубо нарушает» свои обязательства, ее членство в Совете Европы может быть приостановлено или прекращено.

Но если подобное произойдёт, то это покажет только ангажированность КМСЕ, поскольку другие страны, не исполняющие решений ЕСПЧ, никто из Совета Европы не исключал. И подобный шаг будет только очередной эскалацией со стороны Запада против России. Шаг сугубо политический, а вовсе не юридический.

Опять же, другие страны уже прекращали своё членство в Совете Европы из-за различных разногласий с официальной политикой ЕС. Например, Греция и Турция, что в принципе не помешало им через некоторое время возобновить членство в Совете Европы. Так что особой трагедии в этом нет, а руководство РФ уже рассматривало такую возможность ранее.

Например, председатель Государственной Думы России Сергей Нарышкин заявлял в январе текущего года: «у любого государства-члена Совета Европы есть право выйти из состава Совета Европы, в случае если это государство посчитает для себя невозможным пребывание или неинтересным пребывание в этой международной европейской организации. Если РФ придет к такому выводу, возможно, перед Россией встанет вопрос о членстве в Совете Европы».

Российское общество в целом готово поддержать такой шаг. Голосование на сайте «Взгляд», в котором приняло участие почти 45 тысяч человек, показало, что на вопрос «Должна ли Россия полностью прекратить своё членство в Совете Европы?» 46,3% опрошенных ответило «Да, и нечего было входить» и ещё 30% ответило «Да, это России больше не нужно», и только 7,9% ответило «Ни в коем случае».

Во-вторых, каждая страна ЕС принимает решение о том, исполнять ли арбитражные решения об аресте имущества, сугубо в индивидуальном порядке, и вовсе не обязана этого делать. Почему маленькая Бельгия приняла подобное решение? По всей видимости, на такую маленькую страну легче надавить американским кукловодам.

В-третьих, выданные судебные предписания об аресте всех подряд российских активов ещё ничего не значат и будут массово опротестовываться и сниматься.

Как написал на своей странице в Фейсбуке бывший главный юрист ЮКОСа Виталий Гололобов: «для понимающих, как работают подобные «аресты» в Европе, все выглядит совершенно стандартно. Сначала формально «арестуют» (направят уведомление о возможности ареста и предоставлении информации) все, в отношении чего существует хоть малейшее подозрение, что это принадлежит Российской Федерации (государству, ибо должник оно). Дальше события будут развиваться следующим образом. Организации, которые обладают госиимунитетом, представят в суд информацию об иммунитете, и от них отстанут; организации, не связанные с государством, представят свои документы и с них тоже снимут условный «арест». И итоге останется один ****** (я подозреваю, что под звёздочками намёк, что почти ничего не останется. – Прим. автора)».

В-четвёртых, телеканал «Дождь», как обычно, чересчур сгустил краски. По уточнённой информации, никаких арестов на самом деле пока не было. Как сообщает РИА «Новости»: «приставы уведомили 47 зарегистрированных в брюссельском регионе предприятий и организаций, как бельгийских и российских, так и международных, о необходимости в течение 15 дней предоставить перечень имеющегося у них имущества и средств, принадлежащих Российской Федерации».

В-пятых, всё тот же Виталий Гололобов, представляющий интересы группы «Менатеп», считает, что выплаты по делу ЮКОСа по основному иску (сумма которого равна 50 миллиардам долларов) не наступят никогда, потому что имущество России за границей, которое не защищено дипломатической неприкосновенностью и которое можно арестовать, не стоит и трёх миллиардов долларов.

Другой юрист, живущий в Брюсселе, Сергей Спилберг, прокомментировал ситуацию так: «думаю, что большая часть офисных помещений просто в аренде. Все попиарятся. У РПЦ здесь есть пару зданий, в том числе церковь, которую строили на пожертвования белой эмиграции. Вот только госимуществом России они, видимо, не являются. С нетерпением жду, когда МБХ (Михаил Борисович Ходорковский. — Прим. автора) вступит во владение церковными храмами. А, в общем-то, «Европа» уже не знает, как нажать на Россию. К юриспруденции это особого отношения не имеет».

В-шестых, любые попытки арестовывать российское имущество могут быть вызвать ответ по тому самому «закону Ротенберга», в обсуждении которого было сломано так много копий в прошлом году и который был принят Государственной Думой в первом чтении.

Напомню, этот закон предусматривает компенсаторную национализацию имущества и активов иностранных государств, нанесших неправосудный (по мнению РФ) ущерб стране и российским гражданам.

В РФ работают более 250 крупных компаний Бельгии — это и производство строительных материалов, оборудование для автомобильной промышленности, десять пивных заводов, химпром, станкостроение. И их общая капитализация намного превышает планируемые к аресту «почти 2 миллиарда».

В-седьмых, многие эксперты указывают, что российское государство может начать действовать ассиметрично и начать судить бывших владельцев и инвесторов ЮКОСа за многочисленные экономические преступления, причём делать это как в России, так и в Европе.

В-восьмых, группа депутатов Госдумы в понедельник, 15 июня, подала запрос в Конституционный суд о правомочности решений ЕСПЧ в отношении России и о приоритете национального законодательства над европейским.

Официальное заявление пресс-службы Минюста: «Исполнение Минюстом России постановления в условиях, когда содержащиеся в нем выводы противоречат ранее принятым судебным актам Конституционного суда Российской Федерации, а вопрос о возможности признания в российской правовой системе обязательности подобных решений находится на рассмотрении Конституционного суда Российской Федерации, представляется преждевременным».

И, наконец, как прокомментировал эту ситуацию неназванный чиновник: «Правильно заявили эксперты – так или иначе, арест с активов будет снят. Порадуются сторонники Майдана на Украине, порадуется оппозиция в соцсетях и либеральных СМИ, Запад сделает заявление, Кремль прокомментирует. Просто Бельгия будет как в старом анекдоте – вычеркнута из списка партнеров. И хуже от этого, как вы понимаете (при нынешнем состоянии ЕС) будет не России».

Насколько хуже будет «не России», можно судить по официальной статистике. По её данным, товарооборот между РФ и Бельгией за 2013 год составил 15,12 миллиарда евро.

Как очевидно из всего вышеизложенного, налицо очередное враждебное по отношению к Российской Федерации политическое действие, ничего не имеющее общего с юриспруденцией, незначительное по своим результатам для России, но могущее вызвать существенную ответную реакцию по отношению к Бельгии. К тому же «раздутое в слона» либеральными СМИ с многочисленными искажениями, упущениями, недомолвками и неточностями, полностью подменяющими суть происходящего.




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //