Афганистан 1950-1960-х годов


Реформы либерального премьера Афганистана Дауда почти 60 лет назад придали стране подобие европейского пути развития. Однако модернизация в нищей и феодальной стране породила противостояние радикально левого пролетариата, руководимого интеллигенцией, и тёмной массы не менее радикальных исламских «консерваторов».

Некое подобие модернизации в Афганистане началось ещё в 1910-20-е годы. Представителей реформаторов было принято называть «младоафганцы». Они состояли из «прогрессивной» части королевской семьи, офицерства и нарождающейся буржуазии. Медленными темпами феодальный Афганистан обновлялся около 30 лет. Пока в 1950-е процесс не интенсифицировал член королевской семьи, премьер-министр Дауд. Он по примеру многих лидеров, практиковавших тогда или чуть позднее модернизацию в отсталом Третьем мире, стал слепо копировать Запад.

Норвежская писательница Осне Сейерстад в своей документальной книге «Книготорговец из Кабула» так описывала эти реформы:

«В 1956 году принц Дауд шокировал собравшихся на празднование Дня независимости тем, что его жена появилась на публике без паранджи. Принц убедил брата, чтобы тот приказал своей жене сделать то же самое, и попросил министров выбросить паранджи своих жён. Уже на следующий день на улицах Кабула можно было увидеть женщин в длинных плащах, темных солнечных очках и маленьких шляпах. Ранее эти женщины ходили полностью прикрытыми. Первыми, надев паранджу, высшие классы первыми от неё и отказались. Она превратилась в признак избранности среди бедных, многие домработницам и служанкам были отданы за ненадобностью шёлковые паранджи их хозяев.

Младоафганец, падишах Захир, правивший страной 40 лет – с 1933-го по 1973 год

Сначала прикрывались женщины, принадлежавшие к пуштунскому большинству, потом их примеру последовали остальные этнические группы. Но принц Дауд хотел полностью избавить Афганистан от паранджи. В 1961 году был принят закон, запрещавший ношение паранджи государственным служащим. Им было рекомендовано одеваться на западный манер. Прошло ещё несколько лет, прежде чем все начали соблюдать закон, но в 1970-е годы уже практически нельзя было найти учительницу или секретаршу, которая не была бы одета в блузку и юбку, а мужчины носили костюм.

Туризм, когда-то служивший одним из важнейших источников дохода для Афганистана, давно канул в прошлое. Дорога, по которой едут наши приятели, в свое время называлась «тропой хиппи». Сюда приезжали продвинутые и не очень молодые люди в поисках красивых видов, первозданной простоты нравов и лучшего в мире гашиша. Или опиум — для более искушённых. В 1960-1970-е годы в эту горную страну наведывались тысячи «детей цветов», арендовали старенькие «лады» и пускались в путь. Женщины тоже путешествовали в одиночку по горам».

Заседание кабинета министров Афганистана, конец 1950-х; вверху на фото – парковка у кабульского отеля, 1967 год

Наряду с «личным освобождением» в Афганистане открылись два вуза – Кабульский университет и Политехнический институт, в котором были даже преподаватели из Европы, а учебные программы были скопированы с советской и французской высшей школы. Армия реформировалась по западному образцу. Появились десятки предприятий. В стране открылись несколько газет – именно вокруг этих изданий и стали формироваться политические кружки разной направленности: от крайних и умеренных левых до либералов «австрийской школы». Впрочем, левые преобладали.

Занятия в Кабульском Университете, начало 1960-х

Но и через 10 лет реформ Афганистан представлял собой отсталую, полуфеодальную страну. Плодами либерализации воспользовались лишь 70-100 тысяч человек, и то в основном в Кабуле и северном, узбекско-таджикском Афганистане. Страна представляла из себя в социальном смысле следующее:

«В 1964 году 40 тысяч помещиков, у которых было больше 20 га земель, владели 73% обрабатываемых площадей, а 580 тысяч крестьянских семей всего 27%. Экономика развивалась слабо. Своей промышленности Афганистан почти не имел. Разные части государства не имели устойчивых экономических связей. Не было ни железных, ни даже автомобильных дорог, которые бы соединяли все части страны. Темпы экономического роста по сравнению с началом 1960-х замедлились. В стране в 1967 году существовало 90 фабрично-заводских предприятий, на которых работало всего 31 тыс. человек, что составляло всего 0,76% населения, 80 тыс. работало в сфере строительства и 30 тыс. на предприятиях связи и на транспорте. Между тем в мелкой и кустарной промышленности было занято до 300 тыс. человек».

Однако феодализм не мешал жить по западным стандартам вышеупомянутым 70-100 тысяч афганцев. Офицеры и чиновники, интеллигенция и буржуазия ходили в кинотеатры и театры (последних в Кабуле было 4), ездили на экскурсии в Европу (в 1970 году таковых было 15 тысяч человек). Дети «европейских афганцев» ходили в престижную Американскую международную школу.

Афганский хипстер, конец 1960-х

Далее история пошла по накатанной колее. Как в России в начале ХХ века или в Китае в то же время (или как в Анголе в 1970-е, и прочих отсталых странах, принявшихся модернизировать архаическое общество), либерализм вызвал реакцию двух сторон – левых и консерваторов. Первые были недовольные медленными темпами реформ и их «направлением», вторые считали, что реформы вообще не нужны, а нужна плётка и водка (а в афганском варианте – опиум). Фактически Дауд стал афганским Столыпиным, и к концу своего управления реформами он был как кость в горле для всех социальных слоёв (кстати, Дауд вешал и пытал «смутьянов» не меньше Столыпина).

Демонстрация афганских большевиков, конец 1960-х

К 1978 году афганское общество было уже таковым:

«Промышленные рабочие, которых к 1978 году было 334 тыс. человек, провели в 1960-70-х годах ряд крупных стачек и добились принятия правительством М.Дауда ряда законов, регламентировавших трудовые отношения (7,5-часовой рабочий день, право на отпуск и получение пенсий). За годы правления М.Дауда было построено более ста новых фабрик и заводов. Численность рабочего класса увеличивалась за счёт вынужденного ухода из деревни безземельных крестьян. Но процессом пролетаризации масс были охвачены только Кабульский район и таджико-узбекский север страны. В этих же районах получила распространение особая категория дефеодализированных крестьян – постоянные сельскохозяйственные рабочие, которых было 269 тыс. человек. Помимо фабрично-заводского пролетариата в Афганистане было около 150 тыс. рабочих в добывающей промышленности, в сфере энергетики, строительстве и на транспорте. Все рабочие также были заинтересованы в ликвидации остатков феодализма, дальнейшей демократизации и индустриализации, но влиять на события они могли только в Кабуле и в индустриальных центрах на севере страны. Особо стоит упомянуть о национальной промышленной буржуазии, также заинтересованной в расширении внутреннего рынка за счет ограничения помещика и развития капитализма в деревне.

Таким образом, если исходить из того, что в 1978 году в Афганистане в сфере материального производства было занято 3638 тыс. человек, то на долю капиталистического сектора приходилось около 750 тыс. человек или более 20% от общего числа, а на долю отсталого полуфеодального сектора, который включал крестьян, кочевников, ремесленников и помещиков, около 80%, т.е. всё остальное население, принимавшее участие в производстве материальных благ».

Это соотношение 20:80, наверное, надо признать классическим для отстало-модернизируемых стран, находящихся сначала перед буржуазной, а затем социалистической революцией. К примеру, в России в 1917 году крестьян и прочего «отсталого» населения было тоже не менее 80%.

Далее в Афганистане также всё шло по пути, по которому в социальном отношении прошла та же Россия. Буржуазно-демократический переворот 1978 года, социалистическая республика Бабрака Кармаля, наступление сталинской реакции в виде Талибана, полное банкротство страны и её оккупация силами НАТО.

А нам сейчас лишь остаётся смотреть на потёртые снимки реформистского Афганистана 1950-60-х годов – примерно также советские люди рассматривали чудом уцелевшие фотографии дореволюционной «пасторальной» России.

Фотографии Афганистана в 1950-1960-е годы. Собраны Мухаммедом Каюми:

В кабульском кинотеатре

На автобусной остановке в Кабуле

Афганский центр исследования вакцин

Кабульский книжный магазин

Афганские девушки-скауты в мини-юбках


На кабульском стадионе


Американская международная школа в Кабуле

Детский сад

Кабульский отель Интерконтиненталь


Афганские студенты

Строительство монолитно-кирпичного жилья для среднего класса Кабула; с большой долей вероятности эти строители – узбеки или таджики


Полки ломятся в кабульском супермаркете




Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Комментарии
Архивы
© 2016   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //