А на личном фронте то как? – Да, никак, Я — дезертир


Такую запись отправила знакомая на мою стену в социальной сети. Наверное, кому-то это кажется забавным. До этого был интересный молодой человек на сайте знакомств, который, узнав, что я не замужем (и никогда не была в свои тридцать лет), поинтересовался, традиционной ли я ориентации.

Традиционной, точно? Может, сидела в тюрьме? Или серьезные проблемы со здоровьем? Нет? Значит, не очень-то и хочешь — все девушки, кто хотел, давно замужем.

Пожилая дама, соседка, каждый раз спрашивает у моей мамы: мол, дочку-то пристроила? И осуждающе качает головой. Это притом, что означенную соседку я вижу несколько раз в год, так как живу в другом городе.

Приятный коллега, мужчина в возрасте, чуть-чуть принял на грудь на корпоративной вечеринке и поведал, что не одобряет мой образ жизни. Частая смена партнеров никому еще добра не принесла. Несколько опешив от такой категоричности, я выяснила, что раз у меня нет мужа и даже жениха, я однозначно легкомысленная особа, меняющая парней как перчатки, а это нехорошо.

Но чаще всего я выступаю в двух других амплуа: эгоистка и «завышенные требования». Эгоисткой я бываю, потому что не хочу «подумать о родителях, которые хотят внуков», не следую библейскому напутствию «нехорошо человеку быть одному», и даже — в последнее время эта тема в тренде — не собираюсь рожать ребенка «для себя».

Мнение еще одного виртуального знакомого: наша страна в демографической яме, потому что русские женщины не хотят рожать. У тебя не получилось выйти замуж? Что ж, везет не всем. Тогда хотя бы ребенка роди. Выбери парня без проблем со здоровьем, чтобы был хороший генофонд — и роди. Сейчас женщине под силу одной содержать ребенка, это раньше было тяжело. Ну, а уж если я и отца своему ребенку не смогу найти, то он, так и быть, готов поспособствовать. Что характерно, в начале общения ничего, как говорится, не предвещало: умный, взрослый, серьезный.

Вот почему, почему хорошие люди, желающие нам, одиночкам, добра и счастья, с такой легкостью бестактно проходятся по больным мозолям: «Почему ты до сих пор не замужем? Не хочешь? Хочешь, а почему тогда не ищешь мужа? Ищешь? Значит, плохо ищешь!». Странно, при этом никому из нас не придет в голову спросить у знакомой девушки весом под центнер: «А почему ты такая толстая? Не хочешь похудеть? Хочешь? Видимо, не очень. Может, проблемы со здоровьем?». То есть, где-то мы очень деликатны и вполне корректны. Не заметим лишнего веса, неудачно подобранного наряда, элементарной неграмотности, иногда даже закроем глаза на бытовое хамство. Толерантненько так. Но вот «засидевшуюся в девках» к ответу призовем непременно.

Я не дезертир, я еще в строю. Я хочу просыпаться рядом с любимым человеком, готовить завтрак на двоих, любить и заботиться, вдохновлять и поддерживать. И чтобы меня вдохновляли и поддерживали — очень хочу. Но я не понимаю, почему меня вынуждают оправдываться и давать какие-то объяснения. Почему вдруг разговоры с хорошими знакомыми и старыми друзьями стали напоминать судебные прения и душеспасительные беседы? Почему меня надо непременно наставить на истинный путь, как будто я сама не найду дороги? Или это из-за «роковой отметки — 30 лет», к которым «нормальная женщина» должна иметь мужа и ребенка, а лучше двух? Или хотя бы замечательную карьеру, которую можно гордо предъявлять всем и каждому, как некую индульгенцию.

Мне на самом деле трудно и иногда даже больно. Одиночество — это скорее беда, а не вина. Не статья и не повод пригвоздить к позорному столбу. Одиночество учит терпеть, не ломаться, не опускать руки. Мы учимся жить здесь и сейчас и еще, наверное, ждать. Наконец, это время, которое можно заполнить интересными вещами, научиться чему-то новому и полезному. Если захочешь. А если нет — ничего страшного.

Договорилась с коллегами, что уйду чуть пораньше, чтобы успеть на лекцию профессора Мединского. Следующий рабочий день начался с вопроса: «Ну, ты хоть с кем-нибудь там познакомилась? Нет? А зачем тогда ходила?». Я ходила, потому что мне интересна тема Второй Мировой войны. Я бы с удовольствием познакомилась, вот честно, но в зале в тот раз присутствовали главным образом студенты-первокурсники и пожилая профессура. Ну вот, опять оправдываюсь.

Да, и с пейнтбольных баталий я привожу главным образом синяки, а не ухажеров. А в походе на байдарках я встретилась с хорошим парнем, который стал мне приятелем, но не женихом. И еще с одним приятелем я познакомилась на рок-концерте, а секция бокса подарила мне хорошую подругу и спарринг-партнершу. А еще я занималась исторической реконструкцией, воевала в латном строю…но вот как-то мужа себе не нашла. Я не готова обнулить все прошлые хобби, прекрасные впечатления и радостные эмоции от занятий, потому что не встретила единственного. Не хочу чувствовать себя виноватой и считать потраченное время — потерянным.

Хотя иногда повеет холодом: а может, я не права? Может, я и в самом деле инфантильная особа с завышенными требованиями? Хороших парней, как известно, уже разобрали, конкуренция жесточайшая, сколько вокруг юных и длинноногих… Дальняя родственница предложила написать ее соседу: мужик хороший, непьющий, разведен, правда, но зато с квартирой. Старше меня на десять лет и живет в другом городе, но это мелочи, можно переехать. На мой вежливый отказ обиделась: смотри, мол, довыбираешься.

Для ясности: хоровода поклонников нет, очередь из желающих надеть мне кольцо на палец не стоит. Я совсем не Агафья Тихоновна, мечтающая совместить нос одного ухажера с усами другого, да добавить развязности третьего… Правда, предложения замужества были. Только любви не было.

Я заметила, что особенный интерес к моей неустроенности проявляют девушки и женщины, рано вышедшие замуж. Или наоборот — поздно, зачастую от безысходности. Именно они объясняют, в чем я виновата и как не права. Иногда я думаю: может, это зависть? Потому что у них уже нет выбора, а у меня — еще есть. И шанс встретить человека, за которого я захочу выйти замуж — не потому, что возраст подошел, и стакан воды некому подать будет, — тоже есть. Небольшой, где-то с горчичное зерно. Я верю, что есть на этом свете мужчина, с которым я смогу прожить жизнь, сколько бы той жизни ни было. Захочу ее прожить. Родить ребенка (а лучше двойню), варить борщи, быть в горе и в радости.

А судить меня, конечно, будут, но уж точно не за то, что я вовремя не сумела найти мужа. Тем Судом, который превыше любого земного, общественного, товарищеского и всех прочих. И — милосердней.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //