300 русских

Летом 1774 года к крымским берегам был направлен флот с сильным десантом под начальством Гаджи-Али-бея, 17 июля 1774 года корабли подошли к Алуште и высадили многотысячный десант.

Алуштинский пост составляли 150 егерей Московского легиона под командой секунд-майора Николая Колычева. Отряд не мог воспрепятствовать десанту, но упорно оборонял деревню Алушту, которую отдал только после шестичасового боя, и отступил в глубь полуострова по дороге на Ак-Мечеть.

После этого Гаджи-Али-бей отправил часть флота с десантом для взятия Ялты. В то время Ялта была довольно обширным поселением, оживлённо торговавшим с приморскими пунктами Крыма сосновым лесом, в изобилии росшим в её окрестностях.

Обстоятельства гибели ялтинского отряда до сих пор не были освещены, а имена героев - наших далёких предков время стёрло.

Хранящиеся в архивах документы позволяют восстановить картину боя.

Ялтинский пост занимали две роты Брянского мушкетёрского полка, офицерами в них были капитан Иван Михачевский, подпоручики Борис Берлзиев и Матвей Ачкасов, прапорщик Пётр Батавин.

Ротам были приданы две пушки с командой из 16 канониров и 11 донских казаков. Медицинскую службу представляли лекарь Шульц и два ротных фельдшера. Они же выполняли обязанности парикмахеров. Общая численность отряда составляла 222 человека под командой премьер-майора Самойло Салтанова.

На мысе Святого Иоанна, неподалеку от каменной церкви, стояли две пушки. Выше, на склонах холма Поликур, находился главный наблюдательный пункт. За деревней были устроены легкие полевые укрепления. Лесные заросли были расчищены для прострела проходов.

19 июля, когда первые лучи солнца только озарили восток, наблюдатели увидели паруса турецкой эскадры, идущей со стороны Гурзуфа.

Не дойдя до мыса Святого Иоанна, часть эскадры круто повернула к берегу, остальные корабли продолжали плыть на запад.

Брянцы, поднятые по тревоге, двинулись к заливу, в который входили турецкие суда. Неприятель высаживал десант. С корабля спускали шлюпки, их заполняла пехота. Мелкосидящие суда подходили почти вплотную к побережью, и солдаты, подняв над головами ружья и патронные сумки, брели к берегу, спотыкаясь среди подводных камней. Стоял шум, гам, слышались гортанные выкрики солдат.

Ружейные залпы брянцев причинили противнику некоторые потери, но остановить высадку не могли.

Эскадра, следовавшая на запад, через некоторое время остановилась, затем повернула к берегу и тоже начала высаживать десант в устье речки Кремасто-неро (теперь Водопадная).

Майор Салтанов оттянул обе роты и приготовился к упорной обороне. В стрессовом донесении Брянского полка было сказано что Ялта «со всех сторон сошедшими со флота турками окружена и штурмована была».

С известием о десанте и бедственном положении отряда послали верхом подпрапорщика, а потом еще семь донских казаков, но все они погибли.

Неприятель пытался с ходу прорваться в укрепления, но мешал организованный огонь русских. Две пушки разгоняли ядрами скопления турок, а в критические моменты били картечью.

На первых порах удалось отбить вражеский натиск, и атаки прекратились. Тем не менее, положение гарнизона оставалось отчаянным: все пути отступления были отрезаны.

Салтанов был ранен, но продолжал командовать. Об этом опытном, храбром офицере стоит сказать особо. В 1769 году был установлен орден Георгия Победоносца для награждения за выдающиеся военные подвиги. Среди первых людей в России, награжденных «Георгием», мы находим секунд-майора Брянского полка Самойло Салтанова. Он получил эту награду за храбрость при взятии Бендерской крепости.

В этих безнадежных условиях Салтанов принял единственно возможное решение - пробиваться штыковой атакой. Силы врага были подавляющими. Но другого выхода командир не видел. Пушки, ставшие бесполезными, заклепали.

Оставшиеся в живых израненные защитники Ялты построились в принятое каре и стремительно двинулись на прорыв. Турки не ожидали вылазки, полуденный зной умерил их боевой пыл. В первый момент они попятились, и каре брянцев успело пройти открытое место, подойдя к ближайшему лесу. Увидев, что русские ускользают, турки с удвоенной яростью бросились их преследовать.

В лесу дорог не было. Движение каре замедлилось, оно рассыпалось, и, понятно, ударная сила отряда упала. Ряды его таяли. Майор Салтанов, давно сломавший шпагу, дрался ружьём со штыком, пока не пал, изрубленный ятаганами. Даже лекарь Шульц отчаянно отбивался непривычной для него шпагой, но и его настигла смерть.

Только спустившаяся ночь позволила спастись горстке храбрецов. Капитан Михачевский, подпоручик Ачкасов, восемь пехотинцев, три канонира и четыре казака - всего семнадцать человек, все израненные и все чудом уцелевшие от верной смерти, перевалили через горный хребет яйлы и вернулись в полк. Из 222 русских воинов 205 пали смертью храбрых в неравном бою. В плен не сдался никто.






Метки:



Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //