Туркестан в 1932 году


В 1932 году советское правительство собрало группу негров США, чтобы снять в Крыму фильм «Чёрное и белое» о расизме в Америке. Фильм по разным причинам не удался, и Хьюз с товарищами решил отправиться в Среднюю Азию, которую он считал образцом того, как белые должны обращаться с туземцами.

В январе 1932 года к чернокожему 30-летнему Лэнгстону Хьюзу обратились сотрудники советского внешнеторгового ведомства «Амторг» с предложением отправиться в СССР в качестве сценариста антирасистского фильма. Хьюз набрал команду из 22 американских негров, в основном уроженцев нью-йоркского Гарлема. Он составил и смету фильма, на безумные по тем временам деньги – 200 тысяч долларов. Эта сумма включала переезд съёмочной группы, закупку оборудования, декорации, зарплату, и т.д.

По приезду в СССР оказалось, что сценарий «Чёрного и белого» уже был написан каким-то советским сценаристом. «Который никогда не посещал США, а потому собрал солянку из благих намерений и ошибочных фактов», – вспоминал позднее Хьюз. В итоге группа сначала просидела в Москве месяц, потом всё же отправилась в Крым, где сняла несколько пробных сцен. В итоге в августе 1932 года из правительства пришла директива о прекращении съёмок. Как утверждал Хьюз, основанием для отказа послужило боязнь верхушки СССР ссоры с США, которые тогда принимали активное участие в индустриализации страны советов.

(Съёмочная группа Хьюза)
Но в деньгах все 22 американских негра ущемлены не были – им выплатили всю оговоренную контрактом сумму и рекомендовали вернуться в США. Однако Хьюз и 10 его товарищей просили разрешить им съездить в советский Туркестан – посмотреть, как живут там местные туземцы и как советская власть их цивилизуют. Около месяца эта группа ждала ответа. Наконец, осенью разрешение было получено, и они отправились в Среднюю Азию.

Хьюз и товарищи стали первыми американцами, приехавшими в Среднюю Азию с фотоаппаратом. Их поездка пришлась на пик голода в СССР. Однако, как позднее вспоминал Хьюз, его не поразили масштабы бедности среди простого населения в России, Казахстане и Туркестане. «Негры юга США жили также и даже хуже. В штате Алабама у них был примерно такой же уровень жизни, как у крестьян в Саратове, а прав – и того меньше», – объяснял он.



В Ашхабаде Хьюз встретил журналиста Артура Кестлера, ставшего позднее знаменитым, особенно в среде американских троцкистов. Кестлер запомнился Хьюзу тем, что постоянно слушал пластинку Yiddishe Momma, а также «сравнивал себя с доктором Левингстоном, первооткрывателем дикой Африки». Сам же Хьюз за глаза называл его «диким венгром».

Кестлер присоединился к экспедиции Хьюза, чем оказал большую услугу, так как он знал русский и английский, и мог выступать переводчиком. Интересно, что увиденное ими в Туркестане произвело совершенно разное впечатление на обоих. Кестлер отразил эти воспоминания в книге «Темнота в полдень» в 1954 году, а Хьюз – в мемуарах I Wonder. Кестлер воспринимал советскую Азию с точки зрения «бремени белого человека», его раздражала антисанитария и отсталость местного населения, нежелание отказаться от средневековых привычек. Хьюз же восторгался советским экспериментом по цивилизации азиатов.

(Хьюз сидит в центре)
Кестлер больше внимания уделял политике в Средней Азии, а не повседневной жизни. Хьюз вспоминает, что его попутчик несколько дней не мог оторваться от процесса над главой Ашхабада Аттой Курдовым, обвиняемым в контрреволюции. «Я не сомневаюсь, что Курдов и его люди были плохими и виновными в преступлении», – говорил Кестлер. Позднее, правда, Кестлер вспоминал этот процесс как «издевку над правосудием».

Далее группа Хьюза и Кестлера направились на восток, в современный Узбекистан. Хьюз также встретил там американских агрономов, привезших семена хлопка из США и обучавших узбеков выращивать эту культуру.

В этом хлопковом колхозе, в 40 милях от Ташкента Хьюз и товарищи провели длительное время, встретив там Рождество (к ним присоединились и американские агрономы). За счёт советского правительства, как вспоминал Хьюз, они ели там плов и лепёшки, а также пили зелёный чай.

В феврале 1933 года Хьюз со своей группой покинули Туркестан, а в марте того же года – СССР. Чернокожий американец за время пребывания в СССР заработал около 4 тысяч долларов (примерный заработок среднего американца за 2 года в то время), передвигался, жил и питался он за счёт советского бюджета. Его сослуживцам выплатили около 2 тысяч долларов. Но эти затраты пошли впрок для СССР: Хьюз до конца жизни оставался поклонником Советского Союза, а эмансипировать американских негров он предлагал по примеру народностей Средней Азии. В 1950-е он даже предлагал создание автономии для негров на юге США, за что попал на заметку комиссии сенатора Маккарти.

Советский Туркестан глазами Лэнгстона Хьюза:






















Наш Telegram @VerrDi для настроения
Наш Instagram - @oppps_verrdi для улыбок





Комментарии:



Поиск по сайту
Архивы
© 2017   ОПТИМИСТ   //  Вверх   //